О театре абсурда, мрачном натурализме и драматургии Мрожека

Интервью с молодым черниговским режиссером, Евгением Сидоренко

 

Текст: Николай Бичук

Фото: Юлия Кузьменко, Vayda production

 

Гоголь сказал: «Театр — это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра». Многие думают, что театр не актуален и не интересен. Евгений Сидоренко пытается бросить вызов этим стереотипам, молодой режиссер рассказал, какими будут его «Эмигранты» по одноименной пьесе Славомира Мрожека.

Справка. Славомир Мрожек – в первую очередь известен как драматург. С «театром абсурда», кроме него, как известно, работали также французы Эжен Ионеско, Жан Жене, ирландец Сэмюэл Беккет, испанец Фернандо Аррабаль, англичанин Гарольд Пинтер. Ионеско называл свои драматические опыты «театром парадокса». Возможно, это определение подходит и к пьесам Мрожека, где место отводиться не столько фантастическим событиям – сколько предельному обострению путем театрального гротеска и нагнетания художественных средств, сатирическому укрупнению рядовых жизненных ситуаций. Жизнь, как показывает XX в. в искусстве, сама по себе и так предельно абсурдна и парадоксальна. Не смотря на обилие направлений современной польской драмы, пьесы Мрожека с успехом ставят в театрах всего мира.

Со Славомиром Мрожеком меня познакомил мой коллега Алексей Быш. Когда он взял в работу пьесу «Танго» я должен был играть в ней деда. Пьеса мне настолько понравилась, что я решил перечитать всего Мрожека – в особенности меня задела пьеса «Эмигранты». В ней совсем нет сентиментальности, это достаточно «мужской» материал:и для режиссера, и для актеров. Собственно, это меня подкупило: я решил воплотить свою мечту и поставить эту пьесу.

Многие западные критики увидели в «Эмигрантах» синтез мрачного натурализма в стиле Горьковского «На дне» и реминисценций театра абсурда, прежде всего из «В ожидании Годо» Беккета.

На мой взгляд, мрачный натурализм этой пьесе действительно присущ, но в «Эмигрантах» он более современен и актуален. А вот что касается пьесы Горького «На дне» – она по своей «внешности» более актуальна для того времени. Безусловно, это пьесы объединяет тема.

Что касается театра абсурда, «Эмигранты» – это пьеса, которой Мрожек оканчивает работу в этом стиле. Это своего рода психологический театр, к коротому мы с артистами стремимся, здесь уже абсурда нет. Мы стараемся изобразить мрачный натурализм Мрожека через призму сегодняшних взглядов на жизнь.

«Эмигранты» одно из самых значимых произведений в польской драматургии послевоенного периода. Что для вас значит эта пьеса?

Для меня важность этой пьесы заключается в ее человеческой правде. В ней смело говориться о том, о чем обычно молчат. Прежде всего, это тема свободы и семьи, истинных страхов человека. Мне кажется интересным то, в чем мы сами боимся себе признаться.

В спектакле играют два актера Алексей Быш и Николай Пономаренко. Как они справляются с материалом?

Хотя у каждого артиста свои амбиции, эмоциональные всплески, но все строиться на взаимопонимании, уважении, демократии – работать очень легко. Творчество есть там, где нет суеты, где нет прежде всего злости. Чтобы творить надо любить, потому что творчество – это созидание, а когда ты любишь, значит ты созидаешь, ты творишь. Я сначала планировал делать роли на преодоление. В большинстве случаев эту пьесу играли артисты, так как выписано у драматурга. Один – интеллигент, второй – работяга, грубый мужик. Я отошел от этого приема и поменял артистов местами. Такими зритель их еще не видел. Что получилось, можно будет увидеть на премьере.

Каких «Эмигрантов» увидит зритель?

«Эмигранты» стали максимально человечными, зритель увидит «людей до мозга костей». Моя «сверх-сверхзадача» как режиссера – это прежде всего, показать зрителю самого себя, именно в этой пьесе. Это театр катарсический, по известным принципам греческого очищения через переживания. Возможно, драма не настолько и актуальна, но мне кажется, что именно эти жанры – самые богатые. Они заставляют нас задумываться над своим существованием и получить ответы порой на самые важные вопросы.


Другие статьи из этого раздела
  • Театр починається з вішалки…

    Люди, які ходять у театр, вони й за ковбасою, певно, ходять, але у театрі, гадаю, вони мають абсолютно інший настрій. Люди одні й ті ж, але тут у них якесь особливе натхнення. Ми посміхаємося весь час, можемо навіть себе самі похвалити, бо хто ж нас похвалить, як не ми самі?! Люди до нас дуже гарно ставляться, завжди дякують по двісті разів на день
  • Явор Гырдев: «Театр — маргинальное, а не массовое искусство, это надо помнить»

    У нас в Болгарии репертуарный театр, но денег нет. Нет такой ситуации, как в Москве, когда театр настолько востребован. А в начале 90-х у нас пытались сменить театральную систему репертуарных театров поддерживаемых государством, поскольку казалось, что вся проблема в этой старинной и прогнившей системе. Мы вводили рыночный механизм, чтобы актеры работали на гонорарах — кто лучше работает, тот получает больше. Было сложно, и экономически это не получилось, потому что у нас нет того рынка, который мог бы вынести такую систему театра, театр ведь очень маргинальная история, и театралов мало.
  • Тамара Антропова: Про жизнь в театре и театр в жизни

    Тамара Антропова в отличие от многих начинающих постановщиков берет в основу своей режиссуры не коммерческий, а сложный драматический материал, часто с философской основой. Ее работа «Меня нет…», созданная совместно с Анастасией Осмоловской,  — результат не только глубокого проникновения в сферу социальных и личностных отношений, но одновременно трогательное выражение любви к человеку.
  • Голос суфлера

    До появи професії режисера та репертуарного театру, вистави могли ставити днів за десять, актори легко вдавалися до таких авантюр, покладаючись на приховану в спеціальній будці на сцені людину, яка у будь-який момент могла підказати текст чи дію. Зрештою, в усьому театрі була лише одна особа, яка знала всі тексти «на зубок» і не мала права на помилку,  — це суфлер

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?