10 признаков хорошей пьесы от Максима Курочкина:05 декабря 2009



1. Отсутствует знак ©. Название рукописи набрано кеглем меньшим, чем 36-й. Шрифт один — и это не Cooper Black.


2. Спектакль по этой пьесе невозможно представить на ТВ и в подавляющем большинстве киевских театров.


3. Людмила Стефановна Петрушевская учит, что в пьесе не должно быть немотивированных «пропусков хода». Если герой говорит: «Привет», ему отвечают чем-нибудь более значимым, чем «Привет». Пример:


— Привет!

— Папа умер.

— Он мне не папа.

4. Пьеса должна отпугивать снобов и пенсионеров от искусства. Она должна уметь защитить себя от «пыльного театра», «театра с колоннами». Хорошая пьеса меняет театр, а не встраивается в него.


5. Пьеса становится лучше, если после нее автор пишет пьесу, не похожую на предыдущую.


6. Пьеса может иметь все признаки пьесы, даже признаки «хорошо сделанной пьесы». И это не значит, что она плохая. Но только та пьеса хороша, в которой «поймано» время, которая обращается к человеку сегодняшнему.


7. Пьеса «опасна». Она изменяет сознание читателя/зрителя. Возмущенный зритель — надежный показатель качества пьесы. Впрочем, напряженная тишина или умный запаздывающий смех (смех понимания) тоже являются признаками качества.


8. Пьеса заставляет мозг трудиться не только на смысловом, но и на языковом уровне. Автор старается обнулить=обновить значение слов. Идеальный случай — язык пьесы как бы изобретен заново.


9. Автор пьесы — наш современник. Что бы это ни значило.


10. Пьесу трудно забыть.

Взято из журнала ТОП-10


Другие статьи из этого раздела
  • Карагьозджу Дженгіз Озек: «У культурному плані Туреччина — країна мозаїчна»

    Влітку, коли у багатьох країнах завмирає театральне життя, у Туреччині продовжують влаштовувати вистави традиційного народного театру «Карагьоз». Ця форма тіньового театру поширилася на теренах Османської імперії орієнтовно з XV століття, спочатку як розвага для Султана, а згодом як улюблена забава мешканців стамбульських кварталів. Цього року священний для мусульман місяць Рамазан тривав з 1 до 28 серпня. У цей період, лише після заходу сонця, коли за релігійними канонами дозволяється випити води та перекусити, правовірні мали можливість долучитися і до розваг. Відтак на багатьох майданчиках Стамбула та курортних містечок Туреччини майстри тіньового театру «Карагьоз» дивували новими пригодами чорноокого відчайдухи Карагьоза та його друга Гаджівата як місцеве населення, так і численних туристів. Упродовж століть ці традиційні маски, простака та грамотія, неодноразово трансформувалися, але ніколи не втрачали свого національного колориту та ментальних рис
  • Часть первая: Фестиваль NET.

    Интервью с Романом Должанским, арт-директором фестиваля NET: С самого начала хотелось привозить лучшее, но любая программа — это компромисс между возможностями и желаниями. Хочется одно, а можется другое в финансовом плане. Что касается того, привозим ли мы только хэдлайнеров, то я никогда не отважусь сказать даже в будничной беседе, что программа нынешнего NETа — это самое лучшее, что есть в мире. Это означало бы, что я или ни черта не понимаю в мировом контексте, или у меня плохой вкус. Фестиваль — это некая композиция из спектаклей, которые нам кажутся хоть с какой-то точки зрения интересными
  • Театр и Миропорядок

    Оглядываясь назад, понимаю, что я тогда очень много в них рассказал. О себе. А я рассказываю только о себе. И дело не в автобиографичности, а в том, что все мои персонажи выросли из меня, породив большую усталость — рассказано много, но почти ничего не понято
  • Британская сцена: картина из осколков

    Четко сказать, что популярно в Англии, сложно, но у британского театра есть одна яркая особенность — он логоцентричен. Здесь много говорят. В Роял Корт (Royal Court Theatre) так и сказали: «Могут десять минут только трепаться» — дает о себе знать непрерывающаяся со времен самого Шекспира драматургическая традиция.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?