Зачем драматургам дети07 июля 2016

 

Текст Марины Котеленец

Фото Александры Железновой

 Театральный сезон в Киевском ТЮЗе на Липках закончился большим проектом «ClassActСхід – Захід», автором которого была британка Никола МакКартни, а куратором со стороны Украины – наш известный драматург Наталья Ворожбит. Итак, что и кто, с кем и с чем сходились в этом проекте, и зачем.

«Class Act: Схід – Захід» проект, в котором подростки (школьники от 12 до 17 лет) обучались основам драмасложения у молодых украинских драматургов Ирины Гарец, Дмитрия Левицкого, Киры Малининой и уже признанной Натальи Ворожбит. А далее написанные ими короткие пьесы были поставлены профессиональными режиссерами и разыграны профессиональными актерами на сцене профессионального театра.

Отношение к драматургии как к первооснове, точнее первотолчку, для развития сценического искусства, является отличительной особенностью британского театра. Британцы усердно выращивают драматургов, как шампиньоны в оранжерее, разрабатывая общенациональные программы, методиками которых не без успеха пользуются сегодня и в других странах. Более того, британский театр и его драматурги идут, что называется в народ, прямо к зрителю, предлагая театральные программы для школьников и забрасывая споры драматургического искусства сразу в детскую среду. Конечно, в этих проектах огромное значение имеет социальная составляющая. Именно она в последнее двадцать лет все больше и больше занимает место в современном актуальном театре, по сути, становясь оправданием его существования.

Свой проект Class Act Никола МакКартни провела еще 25 лет назад в театре Эдинбурга, теперь в Киеве она помогала провести его Наталье Ворожбит. И в украинском проекте его социальное значение увеличилось в разы – потому что дети, принимавшие в нем участие в Киеве, приехали из Нововолынска, расположенного на польско-украинской границе, и из прифронтовой Попасной. И некоторые пьесы юные авторы из этих городов создавали парами, коллективным творчеством объединяя Схід и Захід.

В двухактный большой спектакль, поставленный режиссером Лизой Смит,  вошло одиннадцать коротких пьес. О чем же написали свои одноактовки школьники? О сложных отношениях с родителями, о мечте и жизненном призвании, о своих взаимоотношениях со сверстниками и взрослыми и, конечно, о войне, которая идет в Украине. Было две пьесы, в которых юные герои кончали жизнь самоубийством. Все эти темы, к сожалению, и последняя, характерны для подросткового возраста. Некоторые ребята написали свои истории с юмором и иронией, как, например, Ирина Акимова и Артур Мельничук – «Нарния» в которой герои-подростки оказались заложниками фантастической реальности. В пьесе «Камень» Виталий Шмитько из Попасной ставит проблему свободы и ответственности, которую он переживает в свои 15 лет. Были дети, для которых участие в этом проекте, возможно, оказало терапевтическое воздействие. Это тот случай, когда написание пьесы дало возможность юному автору артикулировать и символизировать нестерпимые, запредельные чувства, как, например, Яне Солоненко. В пьесе «По ту сторону реальности» она рассказала короткую, пронзительную историю о девочке, которой безопасней шагнуть в иную реальность, чем находиться рядом со своими родителями и учителями.

Конечно, сидя в зале на спектакле, ты задавался вопросом: чего же больше в этом серьезном и трудоемком проекте – социальных задач, психотерапии или собственно театра? Театр в нем представляли и «защищали» профессиональные режиссеры и актеры, многие из которых поддержали юных неофитов и буквально подставили спасительное плечо своим авторам – как Стас Жирков с актерами из театра «Золотые ворота» или режиссер Тамара Трунова. Но задачи социальные и гуманитарные явно перевешивали.

И это неудивительно.  Уже третий год Наталья Ворожбит занимается чисто социальным театром, который далеко «отчалил» от сцены-коробки и привычных, завершенных эстетичных форм, и фактически занимается жизнью в «ее слабо переработанном виде». Это о «Театре Переселенца», который поддерживает, лечит, помогает, предоставляет психотерапию и возможность высказаться страждущим людям в военное лихолетье. Именно «Театр Переселенца» за последние два года стал самым ярким и самым острым явлением в украинском театре. Проект «Class Act: Схід – Захід» – еще одна возможность существования драматургии и драматургов в чисто социальном пространстве, еще одна возможность использовать театр как инструмент и средство в гуманитарной деятельности и борьбе. Почему Наталья Ворожбит все больше занимается околотеатральной проектной работой, понять можно. Кроме ее активной гражданской и человеческой позиции, в этой ситуации особую роль играют украинские театры, которые с явным равнодушием относятся к этому замечательному драматургу. В отличие от театров нашего северного соседа (не к ночи будь сказано), на сценах которых ее пьесы идут с завидной активностью.


Другие статьи из этого раздела
  • Дмитрий Лазорко. На память

    В 42 года (фатальный художнический возраст…) ушел из жизни режиссер Дмитрий Лазорко. Просто — не проснулся, чтобы идти на очередную репетицию в Николаевский украинский театр, куда был приглашен на постановку.
  • Николай Халезин: в Украине есть темы, которые вышибаются из общественной дискуссии

    Руководители Белорусского «Свободного театра» Наталья Коляда и Николай Халезин на театральном шоукейсе в Киеве
  • Хореограф Эдвард Клюг о хорошем балете и правильной музыке

    Эдвард Клюг принадлежит к тому типу художников, которые чётко знают каким должно быть их творчество и поэтому не боятся идти вперёд. 16 лет назад, будучи премьером Словенского Национального театра в Мариборе и имея в запасе ещё достаточно времени для развития танцевальной карьеры, он решил, что быть танцовщиком для него уже недостаточно. Сегодня Эдвард Клюг является художественным руководителем Ballet Maribor, сотрудничает со знаменитой труппой Штутгартского Балета и нисколько не смущается соперничества с постановками Джона Ноймайера или Джерома Роббинса
  • Таня Ша о проекте Shopping Hour, театре и альбоме Amor

    Трудно не знать Таню Ша, если вы знакомы с украинским музыкальным сообществом. Ведь Таня — музыкальный продюсер, композитор, аранжировщик, исполнитель, преподаватель теоретических дисциплин, музыкальный журналист, владелица собственной студии звукозаписи… Но меломаны знают и любят Таню Ша прежде всего за украино-сербский проект Shopping Hour, идеологом и клавишницей которого она является
  • Лабораторным способом: Серия Современная драматургия

    В Украине тоже пишут современные пьесы, но слишком мало и неинтересно — с проекцией «на века», что губительно и наивно. И все же в последнее время появился некий свет в конце туннеля. Влад Троицкий, создав мощный фестиваль ГогольFest, потенциально объединяющий все лучшее в театре, резонно пытается подверстать под него театральный авангад. Вместе с российскими идеологами «новой драмы» под маркой ГогольFest’а он организовал Лабораторию современной драматургии (ЛСД).

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?