Зачем нужны «Долбо*бы» Марковского

 

Текст: Натальи Блок

Фото: Дмитрия Левицкого, Киры Малининой

 

Пьеса имеет емкое нецензурное название, которое можно перевести на русский язык примерно как «глупые и сумасшедшие люди». Ее автор — наш земляк, херсонский драматург Евгений Марковский.

Его персонажи — это, с одной стороны, компания маргиналов, курящая и выращивающая в херсонских плавнях коноплю. А с другой стороны — политики и известные люди города. Сюжет очень даже «традиционен» для нас.

Двух братьев за плантацию с марихуаной задерживает милиция. И привычно требует не соблюдения буквы закона, а 5 тысяч евро. И вот неформалы, кто как может, начинают собирать эти деньги. Для того, чтобы выручить друзей, они продают имущество, шантажируют и.о. мэра города, идут в благотворительные фонды и даже оказывают сексуальные услуги.

В конце концов, нужная сумма собрана, и компания продолжает дальше вольно пить и веселиться. Но, как мы все можем понять — до следующего подобного «залета».

Зачем такая пьеса зрителям

Такой вопрос часто задают обычные люди, которые насмотрелись подобной «чернухи» и в жизни. Но театр все же намного сложнее, чем новости по первому национальному. В нем зрители остаются один на один с событиями и друг с другом. И во время действия можно испытать все — возмущение и отторжение, понимание и узнавание. А в итоге человек получает самый главный урок — у него рождается сопереживание.

Театр объединяет зрителей и дает возможность испытать чувства, от которых обычно люди отмахиваются, перелистывая газетную страницу или переключая канал. И уже после этого приходит понимание.

Конечно, сложно представить, что пьесу Евгения Марковского могут поставить на сцене какого-либо государственного театра Украины. Театр на данный момент остается в том же виде, как и во времена советской власти. Государственные дотации, репертуар, в лучшем случае, из классики и ее интерпретаций, и страхом администрации, что «зритель не пойдет». Тем временем, посещают эти храмы культуры всего 5% процентов всего населения станы. И этот процент падает, так как главные посетители — пенсионеры. А они, как все мы понимаем, не вечны.

 

Увидеть и понять

В последние несколько лет во всем мире и Украине в частности, идет огромная работа по созданию новых форм театра, поиску новых авторов, необычного, сложного и вообще ни на что не похожего драматургического материала.

Развитие техники позволяет режиссерам ставить то, что не было возможным ранее. К примеру, использовать, как в Национальном театре им. Франка, огромные плазмы с видео. В мире идут спектакли из одной фразы. Постановки, которые диктуются в наушник зрителю, пока он гуляет по специально созданному пространству. Спектакли, где главную роль играет зритель и все происходит прямо среди города, в окружении прохожих. Действия на огромных площадях, происходящие одновременно и составляющие одно целое.

Это очень необычно и интересно. Частично подобные спектакли уже есть и у нас. Но вне стен и без участия академических театров. При этом любой театр не может существовать без зрителей. Но далеко не каждый человек готов воспринимать новое искусство. К этому тоже нужно подготовиться.

В европейской части мира режиссеры только три месяца в году работают непосредственно над подготовкой спектакля. Остальное свое время они посвящают театральной педагогике. Эта наука, которая помогает людям научиться понимать условность театра, принимать и чувствовать его силу и энергию, осознавать, что все происходит именно сейчас и здесь, поэтому, возможно, другого шанса не будет. И получается — 9 месяцев в году режиссер, а часто и драматург, работают над тем, чтобы зритель, пришедший на их постановку, смог ее воспринять.

Будущее рождается сегодня

Всеукраинский фестиваль «Неделя актуальной пьесы» так же, как и Херсонский ежегодный театральный фестиваль «Лютый-Февраль», дает возможность людям прикоснуться к формированию театра будущего.

Я заметила, что в самые первые дни читок современной драматургии, во время обсуждения пьес со зрителями, многие вопросы относились к форме пьесы, ее языку. Были претензии к словам и персонажам. А через неделю фомат обусждения перешел на новый уровень — люди стали говорить о том, какие чувства вызвал текст, что родилось у них во время читки. И это было намного важнее, так как задача любого искусства — в первую очередь вызвать эмоции. И пусть формат фестиваля — не полноценные спектакли, как на «Золотой Маске» в Москве, но Херсон делает свой посильный вклад в формирование нового современного украинского театра.

Оригинал.


Другие статьи из этого раздела
  • Игорь Мельник: «Книгу о Кастелуччи я выбросил, не дочитав…»

    Много ли вы знаете украинских перформеров?
  • Політичні маніпуляції театральної ляльки

    Після кожної вистави учасники Bread and Puppet Theatre випікають хліб та роздають його перехожим. Це не благодійна акція, а одна із засад філософії дешевого мистецтва, яку пропагують Bread and Puppet. Маніфест Cheap Art Philosophy набрав розмаху у 1982 році, коли став відповіддю на комерційне мистецтво, на противагу якому актори Bread and Puppet Theatre вирішили створювати свої вуличні спектаклі, які були би доступні для кожного, незалежно від соціального статусу чи заробітку
  • Наталья Ворожбит

    Наталья Ворожбит — украинский драматург. В 1995–2000-х гг. училась в Литературном институте в Москве, с 2004-го живет в Киеве. В сентябре этого года ожидается премьера постановки по ее пьесе «Зернохранилище» (о голодоморе) на сцене Королевского Шекспировского театра в Лондоне в рамках программы «Русские сезоны в Шекспировском королевском». В Украине с ее творчеством почти не знакомы.
  • Сара Кейн

    Сара Кейн ікона драматургійного аванграду, біль, злість, нерв. Британський драматург, найтрагічніша постать Англійської сцени, завершила життя самогубством 20 лютого 1999-го року. Прем’єру її першої п’єси «Підірваних» сприйняли дуже агресивно. Відкритий показ загалом розкритикували. Чарльз Спенсер, журналіст The Telegraph, обізвав п’єсу огидною, заявивши, що Кейн помилково вважає, епатаж та брутальність — всим, що драматургу потрібно.
  • Владимир Панков и SounDrama

    Владимир Панков — московский актер, композитор, режиссер. С ранних лет занимался традиционной русской музыкой (фольком) в коллективе «Веретенце». На первом инструменте, рожке, его учил играть дед Егор, пастух из деревни Плехово в первой фольклорной экспедиции Панкова. Владимир остро чувствует связь с родной землей, трансформируя ее в самобытное театральное искусство. Вместе с возникшим в 2000 году «Пан-квартетом» писал музыку к спектаклям и кинофильмам. В 2003 году вместе со спектаклем «Красная нитка» А. Железцова в «Центре драматургии и режиссуры Рощина и Казанцева» родился новый жанр — личный почерк Панкова и его команды — SounDrama.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?