Александр Друганов: «Гамлет». Часть ІІ16 сентября 2009

Беседовала Марыся Никитюк

Фото Александра Друганова

Информационная справка: Александр Друганов — киевский художник, фотограф, иллюстратор, график, сценограф. Около пятнадцати лет работает художником сцены совместно с режиссером Дмитрием Богомазовым. Более подробную информацию о нем и его театральных работах смотрите в интервью: «Художник сцены». Здесь же А. Друганов рассказывает о художественно-постановочном процессе в работе с Д. Богомазовым над спектаклем «Гамлет». Премьера «Гамлета» состоялась в одесском театре им. В. Васылька 15 апреля 2009 года, 20 сентября этот спектакль покажут в рамках ГогольFestа в театре им. И. Франко. Неотъемлемой частью постановки и залогом ее художественности является визуально-декоративное решение, которое подчас не только дополняет атмосферу греха и зла, но и задает идейные и смысловые векторы. Живописность постановки завораживает эпичностью и своеобычием, что заслуживает отдельного внимания.

Александр Друганов коротко посвятил нас в подробности создания одесского «Гамлета».

«Гамлет», второй акт «Гамлет», второй акт

«Гамлет» — эскиз Александра Друганова «Гамлет» — эскиз Александра Друганова

Театр и Живопись

Если бы Дима Богомазов предложил мне другую пьесу, я, возможно, отказался бы, но «Гамлет» — это святое. Посвятив сценографии пятнадцать лет, сегодня я стараюсь заниматься театром все меньше и меньше, потому что на это уходит слишком много времени, а для меня важнее живопись. Слава богу, я успел сделать две выставки: «Марки», и «360 градусов» в галерее Жени Карася. Театр слишком быстро умирает, возобновить того же «Фауста» сейчас достаточно сложно. Театральные спектакли — это мимолетная красота, тем она и привлекает, но это грустно для творца. Лучше всего сразу делать качественную киноверсию — это такой спасательный круг для всего, что тленно.

Гамлет. Визуальное решение

Идея черно-белого решения сценографии «Гамлета» у меня родилась сразу — это визуальная параллель с гравюрами времен Шекспира, их же я использовал в костюмах и в декорациях. Во времена Шекспира живопись тоже была, но шекспировские трагедии мне почему-то всегда представлялись ближе по духу к атмосфере гравюры. Это очень естественно использовать то, что было историческим временем оригинального текста.

Гравюра времен Шекспира, используется в оформлении спектакля Гравюра времен Шекспира, используется в оформлении спектакля

В Одесской библиотеке мне разрешили сфотографировать потрясающую книгу гравюр. Там, на ветхих фолиантах, практически ручной работы напечатаны старые офорты, гравюры по металлу, дереву, литография — потрясающие материалы. На костюме героя ему вторит гравюрное изображение — будто перед нами два человека. Все персонажи в масках, они — образы, которые не обладают сущностью, они способны плести интриги, но на большее их не хватает. Поэтому в итоге — выигрывает сущностный носитель тайны — Гамлет.

«Гамлет», первый акт «Гамлет», первый акт

Дмитрию Богомазову очень хотелось, чтобы на сцене был огромный череп, мне импонировало то, что он должен был стать жилым пространством, сюжетно и динамически развиваться: в нем бы играли, перемещаясь, актеры и т.д. Однако вследствие технических неувязок этот символ не обыгрывается в соответствии с первоначальным замыслом. По части декораций мы решили сделать серию занавесок, которые бы открывались и закрывались, создавая эффект киномонтажа. Но когда занавеси были готовы, оказалось, что они слишком тяжелы — создалась целая инженерная проблема, как их повесить, чтобы они не провисали на тросах.

Зловещий Эльсинор Зловещий Эльсинор

Череп — эскиз Череп — эскиз

Розенкранц и Гильденстерн

Розенкранц и Гильденстерн появились из моей любви к фильму «Семейка Адамс», где в одной из сцен в рисунке обоев открываются два зрачка, а затем появляется вся фигура, проявляясь в узоре, словно хамелеон. Вот я и решил, что замаскировать Гильденстерна и Розенкранца в обои (у них, кстати, нет лиц, и они говорят хором) будет эффектно и правильно, в соответствии с их двуличными характерами.

Гильденстерн и Розенкранц Гильденстерн и Розенкранц

«Гамлет» спектакль Дмитрия Богомазова и Александра Друганова «Гамлет» спектакль Дмитрия Богомазова и Александра Друганова


Другие статьи из этого раздела
  • Драматургічна лабораторія «Тиждень української актуальної п’єси»

    11–16 травня у Києві відбудеться проект Драматургічна лабораторія «Тиждень української актуальної п’єси», в рамках якого у форматі читань будуть представлені тексти cучасних українських драматургів. Проект створений за ініціативою молодих українських критиків та режисерів, спрямований на відкриття нових імен, консолідацію молодого театрального руху та об’єднання зусиль осередків, які займаються проблемами сучасної драматургії. Основна програма «Тижня» сформована на основі конкурсу, на який надійшло понад 120 текстів з усієї України.
  • Міхал Вальчак: «Театр не повинен бути дзеркалом реальності, для цього є газети і телебачення»

    Я думаю, що в Польщі є своєрідний розподіл драматургів: автори, що тяжіють до реалізму, та ті, що надають перевагу сюрреалізму та символізму. В моєму оточенні було більше людей, які розумілися на абсурді та гротеску як методах написання. Герої моїх п’єс змальовані в сюрреалістичній манері, вони говорять метафорами, що й дає підстави критикам відносити мене до поетичного напрямку.
  • Инженеры человеческих душ: Театр «АХЕ»

    Театр «АХЕ» часто называют алхимическим, на сцене они творят чудеса с помощью хитроумных приспособлений, машин и агрегатов, все в их спектаклях кипит пудрой и дымом. Совмещая, как равноправные, два искусства — живописное и сценическое, они придерживаются невербального театра, или недраматического: одна безмолвная сцена, наполнена символами, загадками, сменяет другую. Они держутся внутренним сюжетом, похожи на поток сознания, взрывающийся и расцветающий дивными и страшными цветами.
  • Танец Буто: твоя важность отменяется, или другая дорога на гору Фудзи

    Концептуально задачу Буто можно описать так — убрать свое «Я» из центра мира. Человек ведь воспринимает себя как центр миропорядка. В эпоху Возрождения была сформулирована идея о том, что человек — самоценен, а его жизнь — уникальна, и это легло в основу гуманизма. В Буто — все наоборот — человеческая жизнь не является ценностью, твоя важность отменяется. И все тренинги служат тому, чтобы ты принял это не умозрительно.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?