Александр Друганов: «Гамлет». Часть ІІ16 сентября 2009

Беседовала Марыся Никитюк

Фото Александра Друганова

Информационная справка: Александр Друганов — киевский художник, фотограф, иллюстратор, график, сценограф. Около пятнадцати лет работает художником сцены совместно с режиссером Дмитрием Богомазовым. Более подробную информацию о нем и его театральных работах смотрите в интервью: «Художник сцены». Здесь же А. Друганов рассказывает о художественно-постановочном процессе в работе с Д. Богомазовым над спектаклем «Гамлет». Премьера «Гамлета» состоялась в одесском театре им. В. Васылька 15 апреля 2009 года, 20 сентября этот спектакль покажут в рамках ГогольFestа в театре им. И. Франко. Неотъемлемой частью постановки и залогом ее художественности является визуально-декоративное решение, которое подчас не только дополняет атмосферу греха и зла, но и задает идейные и смысловые векторы. Живописность постановки завораживает эпичностью и своеобычием, что заслуживает отдельного внимания.

Александр Друганов коротко посвятил нас в подробности создания одесского «Гамлета».

«Гамлет», второй акт «Гамлет», второй акт

«Гамлет» — эскиз Александра Друганова «Гамлет» — эскиз Александра Друганова

Театр и Живопись

Если бы Дима Богомазов предложил мне другую пьесу, я, возможно, отказался бы, но «Гамлет» — это святое. Посвятив сценографии пятнадцать лет, сегодня я стараюсь заниматься театром все меньше и меньше, потому что на это уходит слишком много времени, а для меня важнее живопись. Слава богу, я успел сделать две выставки: «Марки», и «360 градусов» в галерее Жени Карася. Театр слишком быстро умирает, возобновить того же «Фауста» сейчас достаточно сложно. Театральные спектакли — это мимолетная красота, тем она и привлекает, но это грустно для творца. Лучше всего сразу делать качественную киноверсию — это такой спасательный круг для всего, что тленно.

Гамлет. Визуальное решение

Идея черно-белого решения сценографии «Гамлета» у меня родилась сразу — это визуальная параллель с гравюрами времен Шекспира, их же я использовал в костюмах и в декорациях. Во времена Шекспира живопись тоже была, но шекспировские трагедии мне почему-то всегда представлялись ближе по духу к атмосфере гравюры. Это очень естественно использовать то, что было историческим временем оригинального текста.

Гравюра времен Шекспира, используется в оформлении спектакля Гравюра времен Шекспира, используется в оформлении спектакля

В Одесской библиотеке мне разрешили сфотографировать потрясающую книгу гравюр. Там, на ветхих фолиантах, практически ручной работы напечатаны старые офорты, гравюры по металлу, дереву, литография — потрясающие материалы. На костюме героя ему вторит гравюрное изображение — будто перед нами два человека. Все персонажи в масках, они — образы, которые не обладают сущностью, они способны плести интриги, но на большее их не хватает. Поэтому в итоге — выигрывает сущностный носитель тайны — Гамлет.

«Гамлет», первый акт «Гамлет», первый акт

Дмитрию Богомазову очень хотелось, чтобы на сцене был огромный череп, мне импонировало то, что он должен был стать жилым пространством, сюжетно и динамически развиваться: в нем бы играли, перемещаясь, актеры и т.д. Однако вследствие технических неувязок этот символ не обыгрывается в соответствии с первоначальным замыслом. По части декораций мы решили сделать серию занавесок, которые бы открывались и закрывались, создавая эффект киномонтажа. Но когда занавеси были готовы, оказалось, что они слишком тяжелы — создалась целая инженерная проблема, как их повесить, чтобы они не провисали на тросах.

Зловещий Эльсинор Зловещий Эльсинор

Череп — эскиз Череп — эскиз

Розенкранц и Гильденстерн

Розенкранц и Гильденстерн появились из моей любви к фильму «Семейка Адамс», где в одной из сцен в рисунке обоев открываются два зрачка, а затем появляется вся фигура, проявляясь в узоре, словно хамелеон. Вот я и решил, что замаскировать Гильденстерна и Розенкранца в обои (у них, кстати, нет лиц, и они говорят хором) будет эффектно и правильно, в соответствии с их двуличными характерами.

Гильденстерн и Розенкранц Гильденстерн и Розенкранц

«Гамлет» спектакль Дмитрия Богомазова и Александра Друганова «Гамлет» спектакль Дмитрия Богомазова и Александра Друганова


Другие статьи из этого раздела
  • Антон Адасинский о философии жизни DEREVO

    Артисты этого театра придерживаются жесткого распорядка дня, соблюдают диеты, проводят все свое время в тренировках, чаще всего, молчат, а когда говорят — делают это с помощью танца. Театр DEREVO — уникальный коллектив, обращенный к так называемому физическому театру, театру тела. В основе техники DEREVOяпонский танец буто («танец темноты», его основатель Татцуми Хиджиката), а также пантомима, клоунада, фламенко, балет и другие техники танца. Зная множество языков движения, DEREVOговорит на своем.
  • Не сотвори симулякр. Работа критика

    Одна из проблем современной театральной журналистики сегодня — это доминирование рецензии-анонса над рецензией-анализом. Можно говорить о различных тому причинах: объяснять все массовым читателем, извинять равнодушным к искусству спонсором или рекламодателем, аргументировать, наконец, высокой скоростью информационного обновления. Однако можно упомянуть также о негласных стандартах глянца, которые генерируются определенными личностями, мягко говоря, далекими от аналитики, искусства, да и, по большому счету, от настоящей журналистики. И, может быть, последнее как раз и является подлинной причиной растиражированного «облегченного» информационного продукта.
  • Пам’яті театрального романтика

    Щось компанія Там все кращає і кращає, а тут — відповідно — гіршає… Помер Богдан Степанович БЕРЕЗА — директор, художній керівник, янгол-охоронець Волинського обласного театру ім. Т.Г. Шевченка, якому він віддав майже 25 років з відміряних йому 62-х
  • Театральная Польша

    Сегодня Польша — одна из самых сильных театральных стран Европы. Со средины 90-х здесь созрело и вышло в свет мощное поколение режиссеров, драматургов и актеров. Обновившись, творческие элиты, пополнились такими популярными в театральном мире именами как режиссеры Кшиштоф Варликовский, Гжегож Яжина, Ян Клята, драматурги — Дорота Масловская, Павел Демирский и другие.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?