Александр Друганов: Художник сцены. Часть 113 сентября 2009

Беседовала Марыся Никитюк

Портреты Ольги Закревской

Фото со спектаклей Александра Друганова

Александр Друганов — один из лучших современных украинских художников, работающий также с фотографией, графикой, сценографией и музыкой. Уже около пятнадцати лет Александр Друганов совместно с авангардным украинским режиссером Дмитрием Богомазовым создает необычайные по дизайну, декору и сценографии постановки, которые выглядят, как коллажи, синтезирующие различные виды искусств. Их совместная работа началась со спектакля «Горло», их последний проект — «Гамлет», поставленный в Одесском театре им. В. Васылька покажут в театре им. Франка в рамках Гогольфеста 20 сентября.

Александр Друганов Александр Друганов

Александр Друганов — светлый и притягательный человек. Его тембр голоса и неспешные интонации влекут вглубь его иссиня-светящихся глаз. И пока мы с фотографом аккуратно располагаемся в его мастерской, где законченные полотна соседствуют с только начатыми картинами, и свободно лежит десяток одинаковых очков, Александр неспешно рассказывает о временах, когда фотографии приходилось проявлять вручную.

Выпив кофе, мы говорим на театральные темы: о его совместном пути с Дмитрием Богомазовым, о его постановках и планах, но застывший над старыми фотографиями Друганов, пытающийся объяснить разницу между ручной фотографией и цифрой, кажется наиболее гармоничным.

Как художник я участвовал почти во всех спектаклях Дмитрия Богомазова, за исключением двух-трех. Обычно мы вместе расписываем сценарий спектакля, традиционно садясь на пару ночей и придумывая его режиссерские и художественные составляющие. Мы часто встречали у меня на крыше рассвет… счастливые, что создали очередную постановку.

«Как художник я участвовал почти во всех спектаклях Дмитрия Богомазова, за исключением двух-трех. Обычно мы вместе расписываем сценарий спектакля, традиционно садясь на пару ночей и придумывая его режиссерские и художественные составляющие.» «Как художник я участвовал почти во всех спектаклях Дмитрия Богомазова, за исключением двух-трех. Обычно мы вместе расписываем сценарий спектакля, традиционно садясь на пару ночей и придумывая его режиссерские и художественные составляющие.»

Горло. Начало

В 90-х я занимался у Игоря Калинаускаса — эзотерического мастера и режиссера, создателя дуэта «Зикр», который теперь взял себе псевдоним Игорь Силин. Он со своей группой проводил тренинги с энергиями, вибрациями голоса, музыкой, в основе которых — синтез восточных практик: йоговские, суфийские, китайские традиции, европейская психология и многое другое.

Я помню, у Калинаускаса был тренинг — мы бежали полтора часа по кругу в зале, не уставая, потому что каждый посылал энергию бегущему впереди, и таким образом — формировалось энергетически замкнутое кольцо.

У группы Калинаускаса был зальчик, где мы начали создавать вместе «Горло», но тогда оно еще так не называлось. У меня была пластинка «Лунной сонаты» Бетховена, записанная в 54-м году Московской консерваторией — лучшее исполнение Сонаты, которое мне приходилось слышать. Но самое главное, что это была достаточно потертая советская пластинка, которая трещала, создавая особое настроение. А в перерыве между частями сонаты слушатель не хлопал, он ждал второй части, воспринимая перерыв, как возможность «покашлять». И вот этот кашель между частями меня вдохновил на постановку «Горло». История о страдающем Бетховене, который поругался со своей возлюбленной, и просидел в саду всю ночь. Я хотел, чтобы на перформансе играла пианистка, и тут вдруг исполнительница мне звонит и говорит, что не сможет прийти на репетицию, потому что у нее болит горло. И мне все стало ясно! В мгновение перед глазами появилось огромное семиметровое горло, рот вдалеке, и зритель, сидящий в этом горле, наблюдающий за внешним миром через рот.

«Горло» «Горло»

Мое горло реагировало на все, оно сокращалось, дышало, кашляло, ему делали ингаляции, и ангелы вкатывали в него таблетки аспирина. Звуки кашля и дыхания я специально записывал тогда еще на студии ВДНХ.

Дмитрий Богомазов появился в процессе работы над «Горлом». Его пригласил кто-то из актеров, и мы с ним сразу поняли друг друга и после этого стали совместно делать спектакли.

Для «Горла» мы также сняли монтированный фильм на 30 метров без монтажа, потому что если пленку склеить, она может порваться на кинопроекторе, а это значит, что весь перформанс тут же накрывается. Снимали 9 секунд один кадр, потом все переставляли, меняли свет, расположение камеры, общий план снимали 12 секунд и так далее. Таким образом, мы сняли цельный монтированный фильм, получилось как уже давно модно в клипах, такие белые засветки между планами, только не спецэффекты, а естественные засветы, потому что кадр ловил двойную экспозицию и пересвечивалась пленка. К сожалению, этот фильм давно пропал.

Александр Друганов Александр Друганов

Фауст. Фраг

Премьеру «Фауста» (в ролях — Виталий Линнецкий, Снежана Егорова, Александр Гетьманский) мы сыграли в Москве, а потом раз 10 показали в киевском ТЮЗе на Липках. Изначально была создана ширма в виде спирали, внутри которой была светящаяся сцена, вокруг которой и сидел зритель, попадающий сюда из черного коридорчика, закручиваясь по спирали.

Мы достали краску, которая проявлялась только в ультрафиолете. На черных ширмах были нанесены белым инструкции, что нельзя делать с электроприборами на разных языках, включая китайские иероглифы, а под этими знаками светящейся в ультрафиолете краской было написано ФАУСТ. И в определенные моменты мы включали ультрафиолет, и надпись проявлялась — это было очень эффектно.

«Фауст. Фрагмент» (слева) и «Сон в летнюю ночь», шедший в театре им. Леси Украинки (справа) «Фауст. Фрагмент» (слева) и «Сон в летнюю ночь», шедший в театре им. Леси Украинки (справа)

Линнецкий был Фаустом, а Снежана — Мефистофелем, она все время его провоцировала и соблазняла. В сцене подписания контракта она его целовала, как бы кусала за губу, а потом контрактом вытирала кровь. Сам факт того, что Мефистофель женщина, мне кажется, очень правильным.

Франко. Счастье рядом.

Это первый наш спектакль в Одесском театре им. В. Васылька, который, кстати, был выдвинут на Шевченковскую премию. Основой сценографии был уцелевший первый этаж маяка в развалинах — я предложил Диме уйти с территории Украины как таковой. С Украиной связана только первая сцена, когда актеры сидят в черно-белых киптариках, юбках вышитых, платочках за машинками Зингер и строчат длинные полотна и поют песню диско-группы «Эрапшин»: «Синій, синій іній ліг на проводи». Еще от Украины остался полугуцульский, полуюгославский танец в конце, этакие сиртаки, которые исполняют уже практически на пустой сцене — к концу спектакля декораций почти не остается, только одни столбы от маяка.

В период постановки в разгаре была война в Югославии, поэтому я сразу решил, что место действия это Европа, и герои — беженцы, которые сбежались жить в полузаброшенном маяке. Пространство сцены поделено треугольниками как бы на комнаты, которые прокручиваются на театральном кругу, создавая эффект смены кинокадров. Огромнейшую сцену Одесского театра в первом действии мы закрыли кулисами сверху и по бокам, получилось такое малоформатное кино, будто зритель смотрит маленький черно-белый фильм. А к концу спектакля кулисы постепенно расходятся, оголяя огромное пустое пространство.

В самом спектакле были старые телевизоры, на них шли специально записанные новости о войне в Югославии. А по внутреннему оформлению и костюмам героев у нас получилась Европа в 50-е годы.

Намбо. Обманутая

Спектакль с Адой Роговцевой по Томасу Манну в театре на Левом берегу должен был называться Намбо, но Эдуарду Митницкому оно не нравилось. После длительных переговоров мы нашли компромисс: спектакль стал называться «Обманутая» в стиле Намбо по Томасу Манну. А Намбо — это зеркальное написание Обмана.

А. Роговцева играла Розали, женщину в возрасте, которая любит розы, у нее дочь авангардная художница, время действия — 30-е года, Германия. Розали выписывает дочке учителя английского языка, и в результате в него влюбляется, — разыгрывается целая трагедия, в результате которой Розали умирает, так и не увидев новой весны в своей жизни.

«Обманутая — Намбо» в театре на Левом берегу Днепра «Обманутая — Намбо» в театре на Левом берегу Днепра

Этот спектакль мы решили в стиле черно-белых фильмов. Это пространство некого санатория, там был стол высотой метр семьдесят, он же беседка, он же кровать. И мужчинам, и женщинам были пошиты полупрозрачные костюмы из черного шифона на железных бутафорских молниях.

Эдип. Самый гармоничный

В «Эдипе», которого мы тоже поставили в Одесском театре им. В. Васылька, все построено на движениях и костюмах древнегреческих скульптур. Получается, кроме истории Эдипа, существует еще и история скульптур, они стоят на специальных подставках, и когда не двигаются, то выглядят как реальный сад скульптур. Даже диалоги решены композиционно в стиле скульптур: когда один персонаж говорит, то другой замирает и наоборот.

«Эдип» в одесском театре им. Васылька «Эдип» в одесском театре им. Васылька

По сюжету боги наслали чуму на город, и Эдип пытается выяснить почему, — это некая детективная история. Здесь я использовал и свои любимые лампы дневного света, которые впервые появились у нас с Богомазовым в «Обманутой», и огромные вентиляторы, которые рельефно развивают красный занавес.

А в конце Эдип уже с выколотыми глазами говорит свой монолог с конца по одной букве, словно на приеме у окулиста — такая моя концептуальная ирония. «Эдип» — наша самая гармоничная работа.

Спектакли:

2009 «Гамлет» (Одесса)
2005 Шантрапа, что нам гекуба Одесса 2006 «Очередь», левый берег 2006 Немного-вина2 Киев 2008 Тарелкин-Dream — Россия — Пермь 2004 “ Кураж” Брехт, в (Одесса)
“ ОТЕЛЛО” (Черкасы)
“ Роберто Зукко” Кольтес, (музыка с Кохановським) Киев
2003 “ ЕДИП” Софокл, (Одесса)
“ Сон в летнюю ночь” (Киев)
2002 ” Счастье рядом” (Одесса)
“ Морфий” (Булгаков и Кандинский)
2001 “ Горло Sanctus” Е.Т.А.Гофман
2000 Театральная награда ” Йорик” в номинации за лучшее художественное оформление “ Faust-fragment
“ Смерть Тарелкина” (в соавторстве с Луневым)
1999 Фестиваль EST-QUEST «Немного вина и 70 оборотов» (Париж, Ди, Франция)
«Фауст-Фрагмент» (по Гете) (Москва-Киев)
1998 «Филоктет-Концерт» (по драме Софокла)
1997 «Обманутая» (по Т.Манну)
1996 «Немного вина… и 70 оборотов» (по Л.Пиранделло)
«Буратин-II»
“ Свободный пленный королевы” Ж.Кокто
1994 «Горло», перформанс
Passion of spring gistrions, перформанс
1993 «There is so much air & moon» («Болеро»), перформанс

«Роберто Зукко», в главных ролях был Виталий Линнецкий «Роберто Зукко», в главных ролях был Виталий Линнецкий

«Немного вина-2» спектакль «Вильной сцены» «Немного вина-2» спектакль «Вильной сцены»

«Немного вина-2» «Немного вина-2»

«Тарелкин-Dream» «Тарелкин-Dream»

«Тарелкин-Dream», постановка в Перми «Тарелкин-Dream», постановка в Перми



Другие статьи из этого раздела
  • Театровед: «Многие и не знают, что есть такая профессия»

    Кандидат искусствоведения Яна Партола о рисках и перспективах театральной критики в Украине
  • «Тиждень актуальної п’єси» запрошує до участі у фестивалі акторів, режисерів, волонтерів

    З 22 по 30-е жовтня в київських театрах пройде другий драматургічний фестиваль «Тиждень актуальної п’єси». Мета фестивалю стимулювання та розвиток сучасної української драматургії, пошук нових авторів та текстів для нашого театру. Також в цілі проекту входить зорганізувати ознайомлення потенційних постановників, режисерів, художніх керівників, директорів театрів та глядачів з драматичними текстами, які існують на сьогодні у вітчизняному просторі
  • Хороший критик — смирный критик

    Одно из самых распространенных отечественных заблуждений: нынешняя театральная критика стала слишком острой, наглой, временами прямо-таки хамской. То ли дело критика прежних лет. Вот тогда были мыслители, а не щелкоперы. Они пытались вникнуть в замысел художника, они вели с ним уважительный разговор, они помогали ему понять самого себя. Для них искусство (и художник) было свято, для нынешних — ничего святого нет
  • Киевская Пектораль 2011

    В 19-ый раз в Киеве вручили театральную премию «Киевская Пектораль», сделав это современно, и даже изыскано. Не было ни традиционных украинских песен и плясок, ни подслащенных баритонов ведущих, ни самодеятельных номеров. В этом году, за исключением нескольких стихотворных эпизодов (с участием Богдана Бенюка), артисты театра им. Франко не сотрясали сцену патетическими ямбами и хореями.
  • Неизвестный Селин

    Публикация этих пьес, сценариев и либретто стала своеобразным итогом издания на русском языке основных произведений Луи-Фердинанда Селина и одновременно — важной вехой многолетнего переводческого труда Маруси Климовой, познакомившей русских читателей с многогранным языковым универсумом этого автора. Этот сборник (из-за ограниченного тиража сегодня уже являющийся библиографической редкостью) привлекает внимание, прежде всего, тем, что Селин-драматург в России куда менее известен, чем Селин-прозаик.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?