Алексей Лисовец: «Жить без совести»09 марта 2010

Беседовала Марыся Никитюк

Фото Андрея Коротича

Алексей Лисовец, один из ведущих режиссеров Театра на левом берегу Днепра поставил спектакль «Куда подует ветер» по пьесе Луиджи Пиранделло «Лиола» о том, что происходит с людьми, которые живут без совести.

«Лиола» давно заявлен театром, почему так долго не было премьеры?

В процессе постановки был большой перерыв — я брал отпуск для съемок телефильма «Чужие души». Это российский заказ, у них премьера уже была на телевиденье.

Эту пьесу вам театр предложил к постановке?

Нет, у меня «Лиола» лежит где-то с 90-ого года, все это время я думал, что с ней делать, мысленно возвращался к тексту. У меня так долго-долго «Не все коту масленица» лежала, «Рогоносец», «Лиола» тоже рекордсмен по «обдумыванию».

Почему вы решили «Лиолу» ставить именно сейчас?

Потому что я для себя определил главный конфликт, назовем его так «конфликт совести». Я не ставлю чисто пьесу, это моя сценическая редакция. Я перенес действие из Италии в славянский мир в Сербию, поменял имена, поменял музыкальный материал. Обычно я ввожу и дополнительные тексты в постановку, но здесь я этого не делал, просто купировал какие-то реплики — перевод немножко устарел.

Когда я прочитал этот материал, я для себя понял, что эта пьеса — повод для разговора о нравственности, о нравственности как о синониме совести. Не о морали как неком сговоре, неком социальном законе, она все время меняется относительно устоев общества, она может быть и индивидуальной, и коллективной, это больше светское понятие. Меня же интересует в этом материале потребность в системе внутренних табу, которая позволяет нам существовать среди людей. По идеи можно жить и без совести, так вот этот процесс мне и хотелось исследовать в этом спектакле.

Алексей Лисовец на репетиции Алексей Лисовец на репетиции

вы сейчас говорите о безнравственности главного героя Лиола, потому что он детей делает без зазрения совести налево и направо?

Не только о нем, обо всех персонажах, как они себя ведут в этой ситуации. А Лиола — это безнравственность, возведенная в абсолют, такой нравственный дальтоник. А с другой стороны-внутри ханжеской морали требовать следования нормам поведения от другого абсурдно и бессмысленно. Более того безнравственность приводит к абсолютному состоянию, когда человек не знает жалости, у него нет никаких рефлексий по поводу: «А правильно ли так поступать?», он только действует так, как ему хочется. Но мы сами это и порождаем, не поднимая подобные вопросы в обществе, пребывая в молчании, или смотря на мир сквозь пальцы. Первобытные желания человека гораздо шире, чем любая светскость, нас сдерживает на самом деле не мораль, а совесть. А нашему обществу, как мне кажется, не хватает ни веры, ни совести…

Надо понимать, что Лиола — порождение нашего общества?

Да, конечно, это порождение общества, в котором ложь прекрасно уживается в системе моральных ценностей. Мы говорим «двойная мораль» и всем понятно, о чем мы говорим. Мы знаем, что одно можно говорить с телеэкрана, другое можно говорить после того, как выключится камера. И пока это будет нормой, мы постепенно придем к порождению таких людей, как Лиола, к целому поколению, которое прекрасно понимает лживость этой морали, но при этом не имеет ничего святого. И к чему это приведет? Это приведет к хаосу, который в результате и наблюдается на моем сербском хуторе в спектакле: растут дети без матерей, не понятно в каких семьях, их воспитывает вот такой вот оболтус Лиола…

Но он же их воспитывает поэтами?

Это с его точки зрения поэтами….

"Безнравственность приводит к абсолютному состоянию, когда человек не знает жалости, у него нет никаких рефлексий по поводу: «А правильно ли так поступать?», он только действует так, как ему хочется" "Безнравственность приводит к абсолютному состоянию, когда человек не знает жалости, у него нет никаких рефлексий по поводу: «А правильно ли так поступать?», он только действует так, как ему хочется"

Почему вы поменяли Италию на Сербию?

Мне нужно было перенести действия пьесы в славянский мир, сохранив климатические условия — персонажи в пьесе говорят об оливах, виноградарстве. А зачем переносить в славянский мир? Чтобы не латиняне выясняли отношения с их латинской витальностью, а славяне с нашим более суровым менталитетом. У Пиранделло благодаря этой итальянской витальности, карнавальности, Лиола положительный герой, для славянской души, человек, который бегает и оплодотворяет всех вокруг в деревне абсолютно не считаясь, что из этого вырастет, не является веселым шутом-балагуром.

Кроме того, Сербия балканская страна, а мне всегда казалось, что Балканы — сердце европейской культуры, и все мировые войны начинались отсюда, да и сейчас там политически неспокойно, а ведь все политические брожения начинаются с нравственных.

Наталья Озирская в роли Биляны. Репетиция Наталья Озирская в роли Биляны. Репетиция

Оксана Орхангельская в роли Селены, Неонила Белецкая в роли матери Лиола, и сам Лиола — Виталий Салий Оксана Орхангельская в роли Селены, Неонила Белецкая в роли матери Лиола, и сам Лиола — Виталий Салий


22 марта
Театр на левом берегу Днепра
пр. Броварской, 25
Тел.: 517–89–80
Билеты: 30–50 грн.


Другие статьи из этого раздела
  • Андрій Жолдак. Митець без держави

    Зранку я люблю записувати в щоденник свіжі думки, тим паче, що зараз я готую книжку з теорії, яка називається «Як убити поганого актора», — праця, що виросла з мого однойменного семінару. Саме в щоденнику я почав описувати ті теми, які мене хвилюють. Сьогодні це — трагедія: що таке трагедія в театрі, літературі, мистецтві і в житті, і якими засобами можна доносити її до глядача. Є такий відомий італійський режисер Ромео Кастелуччі, він теж дотримується думки, що світові зараз потрібна трагедія — у нього взагалі є цілий цикл вистав по столицях Європи, який так і називається «Трагедія, яка породжує сама себе».
  • Хороший критик — смирный критик

    Одно из самых распространенных отечественных заблуждений: нынешняя театральная критика стала слишком острой, наглой, временами прямо-таки хамской. То ли дело критика прежних лет. Вот тогда были мыслители, а не щелкоперы. Они пытались вникнуть в замысел художника, они вели с ним уважительный разговор, они помогали ему понять самого себя. Для них искусство (и художник) было свято, для нынешних — ничего святого нет
  • Віталій Жежера: «Найбільша біда — самонеусвідомлення культури»

    Я суджу у нормальний «хуторянський» спосіб. Уяви собі хутір, як модель світу: чого там не вистачаэ?! Мудрій людині там все є: небо є, вода є, дерево є, земля є — досить. Власне кажучи, уважно вдивляючись у свій хутір, я можу і не знати європейського контексту, але я його вгадаю, відчую чого не вистачає для гармонії.
  • Елена Ковальская о становлении «новой драмы» в России

    Владислав Троицкий, узнав о существовании «Любимовки», предложил рассказать на ГогольFestе, как функционирует наш фестиваль, и как ему удалось изменить ситуацию в российском театре. То, что он изменил ситуацию — это чистая правда. Двадцать лет назад, когда в театре отменился диктат идеологии, которую в основном через современную пьесу и продвигали, о современной пьесе забыли, как о страшном сне.
  • Театральная Польша

    Сегодня Польша — одна из самых сильных театральных стран Европы. Со средины 90-х здесь созрело и вышло в свет мощное поколение режиссеров, драматургов и актеров. Обновившись, творческие элиты, пополнились такими популярными в театральном мире именами как режиссеры Кшиштоф Варликовский, Гжегож Яжина, Ян Клята, драматурги — Дорота Масловская, Павел Демирский и другие.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?