Коммуналка для Театра31 января 2011

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

В 1927 году в Париже, чтобы выжить, но остаться верными своему искусству, четыре французских режиссера объединились в «Картель четырех», создав модель некоммерческого театра. Нечто схожее сегодня вынуждены сделать и киевские театры, потому что в их выживании заинтересованы исключительно они сами.

21 января 2011 года в Киеве, в «Дворце Украина», презентовали новую театральную сцену для бездомных театров, и театров, которые ютятся на чрезвычайно малых квадратных метрах. Проект создан спонтанно без какой-либо государственной директивы, без особой поддержки, собственно, из необходимости, из безнадежности, из безысходности и на энтузиазме. Новую театральную площадку образовали в пресс-центре «Дворца», назвав «Малой сценой». Синициированный театральным агентством Time-Art и руководством «ДУ» проект под названием «B.Room» проработал весь прошлогодний декабрь, продемонстрировав свою жизнеспособность. Вокруг него собрались театральные коллективы с малыми сценами, например, «Вильна сцена» Дмитрия Богомазова и бездомные театры, такие как «Свободный театр», который вот уже 13 лет занят исключительно выживанием, а не творчеством.

«Упопабуласобака» «Упопабуласобака»

Идея такова: есть территория — Малый зал «ДУ», на ней в течение месяца разнообразные театры показывают свои спектакли. Получается почти «свободная площадка», на которой все участники могут показать свои постановки в равных условиях, на равных и очень выгодных арендных ставках («Дворец Украина» начал этот альтруистический проект в память о Николае Мозговом, бывшем своем директоре, который мечтал о Малой сцене).

«B.Room» не имеет идеологических, эстетических установок, то есть, фактически, открыт для всех. Совершенно разные театры с разной публикой собрались под его крышей. Пока театры работают «себе в убыток», но театральные компании рады и благодарны тому, что у них есть, пусть съемный и коммунальный, но радушный дом.

Андрей Билоус на презентации проекта B.Room Андрей Билоус на презентации проекта B.Room

Театры-участники:

Театральная мастерская Андрея Билоуса

Киевский театр «Вильна сцена»

«Свободный театр»

Первый женский театр

Театр-студия импровизации «Черный квадрат»

«Светлый театр»

Киевский театр эстрады

Мим-театр эксцентрики и буффонады Happy People

Киевский театр поэзии и песни им. В. Высоцкого

Теперь задача проекта и задействованных в нем театров — приучить «местную» публику к тому, что в округе есть драматический театр, и что туда можно и даже нужно ходить. Елена Богомазова отметила, что уже в их стационарную «Вильную сцену» на Гончара, 71 стали приходить новые лица, и это благодаря показам в «ДУ».

Елена Богомазова. «Вильна сцена» Елена Богомазова. «Вильна сцена»

К проекту могут присоединиться любые театры, в том числе и начинающие, достаточно иметь идеи и актерскую команду. Сложно пока только с постановкой новых проектов, потому как репетиции проводить на Малой сцене «ДУ» — слишком дорого, здесь есть смысл показывать уже готовый проект. Но репетиционную базу можно попробовать найти и самостоятельно, к тому же, Андрей Билоус планирует создать самостоятельное репетиционное помещение.

Первым проектом, рожденным исключительно под «B.Room» является искренний и энергичный студенческий спектакль режиссерского курса Андрея Билоуса «Упопабуласобака» по произведениям абсурдистов. Пьесы Ионеско, Мрожека, Аррабля скреплены сквозной беккетовской темой, поисками «Годо». Спектакль, конечно, еще сырой, но сделан на удивление красочно и с азартом, его не стоит оценивать как взрослую профессиональную постановку (его ведь поставили третьекурсники), но это — веселый интеллектуальный капустник. Особенно чудной получился кусочек по Фернанду Аррабля «Пикник».

«Упопабуласобака», завершение «Пикника» «Упопабуласобака», завершение «Пикника»

Появление «B.Roomа» не может не радовать, ведь это — новый театр в центре города, который способен объединить множество обездоленных коллективов. Хочется верить, что эта площадка станет местом театрального эксперимента, и здесь будут рождаться новые яркие проекты, новые имена, новые жанры, и театр в Киеве, возможно, на одну сцену станет живее.

Впервые опубликовано наwww.polit.ua

Ждем Годо Ждем Годо


Другие статьи из этого раздела
  • Елена Гремина: «Спектакль по делу Сенцова мы поставим обязательно»

    Негосударственный, некоммерческий, в России этот театр стал синонимом независимости. Год преследований, три переезда – такова цена свободы слова. Стальные русские в Киеве. Театр.doc на «ГогольFESTe»
  • Премія на чотирьох

    Cьогодні «Київська пектораль» фактично перетворилася на міжсобойчик, де освоюють бюджетні кошти, прикриваючись іменами членів експертної групи. Визначення лауреатів є абсолютно кулуарним рішенням Оргкомітету, який складається з чотирьох осіб: двох чиновників СТД та двох чиновників з Управління культури.
  • Мартін Хекманс про сучасну німецьку драматургію

    Мартін Хекманс — представник сучасної німецької драматургії, п’єсу якого «Коли у світ з’являється людина» було представлено в форматі читки Гете-Інститутом на листопадовому театральному фестивалі «Драбина» у Львові. Для драми Мартіна Хекманса характерний постдраматизм: відсутність сюжету й конфлікту, суб’єктивізм, потік свідомості, філософічність. Як педагог,  — а він також займається педагогікою,  — Хекманс віддає перевагу учням-драматургам, що мають хорошу освіту чи значний життєвий досвід
  • Театри Японії: традиційний проти актуального

    Сучасна Японія не так як в давнину, але все ж лишається екзотичною, закритою для сторонніх країною, з ні на що не схожою культурою і мистецтвом. Це віддалені острови, де впродовж всієї історії проживала переважно лише одна нація. Навіть сьогодні, проїжджаючи в Токійському метро серед строкато одягнених стильних японців, зрідка можна зустріти іноземця
  • Міхал Вальчак: «Театр не повинен бути дзеркалом реальності, для цього є газети і телебачення»

    Я думаю, що в Польщі є своєрідний розподіл драматургів: автори, що тяжіють до реалізму, та ті, що надають перевагу сюрреалізму та символізму. В моєму оточенні було більше людей, які розумілися на абсурді та гротеску як методах написання. Герої моїх п’єс змальовані в сюрреалістичній манері, вони говорять метафорами, що й дає підстави критикам відносити мене до поетичного напрямку.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?