Не сотвори симулякр.12 октября 2009

Работа критика

Текст Марыси Никитюк

На основе увиденного на фестивале «Золотой Лев»

Уличные спектакли

Одна из проблем современной театральной журналистики сегодня — это доминирование рецензии-анонса над рецензией-анализом. Можно говорить о различных тому причинах: объяснять все массовым читателем, извинять равнодушным к искусству спонсором или рекламодателем, аргументировать, наконец, высокой скоростью информационного обновления. Однако можно упомянуть также о негласных стандартах глянца, которые генерируются определенными личностями, мягко говоря, далекими от аналитики, искусства, да и, по большому счету, от настоящей журналистики. И, может быть, последнее как раз и является подлинной причиной растиражированного «облегченного» информационного продукта.

В свою очередь профессиональную критику вытесняют в профильные издания, престиж которых (а точнее его отсутствие) привлекает к себе довольно низкопробные кадры, и они в свою очередь — наукообразной эквилибристикой — профанируют эти издания все больше, замыкая необратимый порочный круг.

Так или иначе, у современного украинского критика практически нет выбора: либо анонс (лишающий тебя профессионального уважения, потому что он далеко не всегда соответствует реальной продукции), либо неудобоваримая, малоизвестная и нафталиновая профильная критика.

Не лукавя, стоит сказать, что хочешь заработать денег, — будешь анонсировать. И нечего кокетничать, все мы знаем, что 80% анонсируемого театрального продукта в Украине по факту выходит, мягко говоря, некачественным. Построить предположение можно, конечно, но — учитывая театральный опыт в целом и опираясь в своих догадках на него — оно будет объективно негативное в подавляющем большинстве, а ведь писать-то все-таки надо и зарабатывать — тоже. И здесь каждый отвечает себе сам на этические вопросы, пытаясь найти компромисс.

Чтобы хоть как-то сохранить профессиональное лицо, прибегаешь к нейтральному тону, излагаешь обтекаемо, вежливо и тихо. Но даже, если «вежливо и тихо», ты все же пишешь, что на Львовский фестиваль «Золотой Лев на улице» приедет театр «Пятно» из Гданска со спектаклем «Нить Ариадны» и команда Romain-Michel Street Chaud из Леона, а они, например, не приезжают. Ты предполагаешь, что на улицах Львова будет сказка, а по факту там происходит какая-то дешевая клоунада со средней руки клоунами из Евпатории. И парад на улице, который обещал быть карнавальным шествием, был в действительности беден и удручающе плох. Единственное, что радовало во Львове, это Львов и погода, но, вот черт побери, ты об этом в анонсе — ни словом.

Словом, ситуация такова, что в предыдущем материале на основе уже существующего имиджа фестиваля «Золотой Лев», я предлагала посетить этот фестиваль. Телевидение, приехавшее во Львов в жадном поиске хоть какой-нибудь картинки, эту картинку нашло (на то оно и телевидение): тут выбрали ходулистов, которые шли потеснее, там выхватили из публики лица поулыбчивей и безоценочно, радостно сообщили на всю Украину, что фестиваль грандиозно и невероятно Состоялся. Не хочется ни в коем случае обидеть ни Ярослава Федоришина, ни его театр, но в этом году уличный «Золотой Лев» состоялся исключительно в поле СМИ. Матрица, взяв его в оборот, по привычке выбросила о нем напоминание, абсолютно не заботясь, о качестве того продукта, о котором она напомнила. Непонятна позиция организаторов, они ведь знали, что с финансированием большие проблемы, и все же решили фестиваль провести. Сначала слетел итальянский проект «Оплас» со спектаклем «Кармен» на ходулях, потом не приехали «Пятно» и Romain-Michel Street Chaud. Ходячему кабаре под названием «Смысл» не хватало смысла. Театр «Вагабундо» — не больше, чем уличная забава. Из всей программы уличным театром был только последний спектакль театра «Воскресіння — Встретить Просперо».

Польский театр «А3/Y» водил публику и зевак по площе Рынок, временами останавливаясь, чтобы что-нибудь спеть или сплясать чечетку. «Смысла» и «красотени» в этом было маловато Польский театр «А3/Y» водил публику и зевак по площе Рынок, временами останавливаясь, чтобы что-нибудь спеть или сплясать чечетку. «Смысла» и «красотени» в этом было маловато

Что касается «Встретить Просперо», тут возникают вопросы не только организационного характера. На создание этого спектакля будто бы давали деньги заграничные фестивали. Хочется спросить: они видели, на что пошли их деньги? Это странное действие на площади, где персонажи из разных пьес Шекспира совершают непонятные передвижения в сочетании с еще более непонятными действиями. Даже человеку, хорошо знающему произведения Шекспира, тяжело понять, в какой момент прекратилась «Буря», и начался «Сон в летнюю ночь». Заявлено, что спектакль создан по четырем пьесам Шекспира: «Буря», «Сон в лютню ночь», «Гамлет» и «Ромео и Джульетта». Если предполагалось создать синтез сюжетов, то стоит всех огорчить — ничего не получилось. Не то, что уловить линию сюжета было невозможно, трудно распознаваемыми оказались даже, казалось бы, приевшиеся шекспировские персонажи.

Плохо и жаль, оттого что уличного театра в Украине таки нет. Но хорошо и приятно то, что есть где честно об этом написать, восстановив, таким образом, некую гармонию в порядке вещей. «Я был не прав, сказав вам, что там хорошо, я там был, и там было хреново», — все же лучше, чем тихонько отмолчаться, спрятавшись за вуалькой неправдоподобного анонса. Сегодня как никогда важно возродить оценочное суждение, потому что, если мы Сейчас не заложим требовательное и взыскательное ожидание прекрасного, мы Потом действительно не сможем на него рассчитывать.


Другие статьи из этого раздела
  • Елена Гремина: «Спектакль по делу Сенцова мы поставим обязательно»

    Негосударственный, некоммерческий, в России этот театр стал синонимом независимости. Год преследований, три переезда – такова цена свободы слова. Стальные русские в Киеве. Театр.doc на «ГогольFESTe»
  • Не сотвори симулякр. Работа критика

    Одна из проблем современной театральной журналистики сегодня — это доминирование рецензии-анонса над рецензией-анализом. Можно говорить о различных тому причинах: объяснять все массовым читателем, извинять равнодушным к искусству спонсором или рекламодателем, аргументировать, наконец, высокой скоростью информационного обновления. Однако можно упомянуть также о негласных стандартах глянца, которые генерируются определенными личностями, мягко говоря, далекими от аналитики, искусства, да и, по большому счету, от настоящей журналистики. И, может быть, последнее как раз и является подлинной причиной растиражированного «облегченного» информационного продукта.
  • The Living Theater — досвід театру непокори…

    The Living Theatre — класичний зразок політичного театру — заснований у 1947 році студенткою Джудіт Маліна, емігранткою із Німеччини, та Юліаном Беком, художником-експресіоністом із Нью-Йорка. У різні часи в його складі були як зірки Голівуду, так і звичайні волонтери без акторської освіти, але всі його учасники прагнули впливати на соціальну та політичну дійсність.
  • Дмитрий Богомазов: «Быть живым сегодня – уже героизм»

    Режиссер, поставивший рекордное для Украины количество спектаклей по Шекспиру о Гамлете, его авторе и «героическом» в современном театре
  • Документальный театр Петера Вайса

    Создателем понятия и явления «документальный театр» считал себя Эрвин Пискатор (Erwin Piscator, 1893–1966), один из основных сотрудников Б.  Брехта в 1920-е гг, являвшийся также автором термина «эпический театр». В 1929 г. Пискатор выступил и как теоретик данного направления драматургии, его перу принадлежит статья «Документальный театр» (1929). Интерес к феномену документального театра вновь пробудился в ФРГ 1960-х гг. в связи с политизацией всех сфер жизни.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?