Не сотвори симулякр.12 октября 2009

Работа критика

Текст Марыси Никитюк

На основе увиденного на фестивале «Золотой Лев»

Уличные спектакли

Одна из проблем современной театральной журналистики сегодня — это доминирование рецензии-анонса над рецензией-анализом. Можно говорить о различных тому причинах: объяснять все массовым читателем, извинять равнодушным к искусству спонсором или рекламодателем, аргументировать, наконец, высокой скоростью информационного обновления. Однако можно упомянуть также о негласных стандартах глянца, которые генерируются определенными личностями, мягко говоря, далекими от аналитики, искусства, да и, по большому счету, от настоящей журналистики. И, может быть, последнее как раз и является подлинной причиной растиражированного «облегченного» информационного продукта.

В свою очередь профессиональную критику вытесняют в профильные издания, престиж которых (а точнее его отсутствие) привлекает к себе довольно низкопробные кадры, и они в свою очередь — наукообразной эквилибристикой — профанируют эти издания все больше, замыкая необратимый порочный круг.

Так или иначе, у современного украинского критика практически нет выбора: либо анонс (лишающий тебя профессионального уважения, потому что он далеко не всегда соответствует реальной продукции), либо неудобоваримая, малоизвестная и нафталиновая профильная критика.

Не лукавя, стоит сказать, что хочешь заработать денег, — будешь анонсировать. И нечего кокетничать, все мы знаем, что 80% анонсируемого театрального продукта в Украине по факту выходит, мягко говоря, некачественным. Построить предположение можно, конечно, но — учитывая театральный опыт в целом и опираясь в своих догадках на него — оно будет объективно негативное в подавляющем большинстве, а ведь писать-то все-таки надо и зарабатывать — тоже. И здесь каждый отвечает себе сам на этические вопросы, пытаясь найти компромисс.

Чтобы хоть как-то сохранить профессиональное лицо, прибегаешь к нейтральному тону, излагаешь обтекаемо, вежливо и тихо. Но даже, если «вежливо и тихо», ты все же пишешь, что на Львовский фестиваль «Золотой Лев на улице» приедет театр «Пятно» из Гданска со спектаклем «Нить Ариадны» и команда Romain-Michel Street Chaud из Леона, а они, например, не приезжают. Ты предполагаешь, что на улицах Львова будет сказка, а по факту там происходит какая-то дешевая клоунада со средней руки клоунами из Евпатории. И парад на улице, который обещал быть карнавальным шествием, был в действительности беден и удручающе плох. Единственное, что радовало во Львове, это Львов и погода, но, вот черт побери, ты об этом в анонсе — ни словом.

Словом, ситуация такова, что в предыдущем материале на основе уже существующего имиджа фестиваля «Золотой Лев», я предлагала посетить этот фестиваль. Телевидение, приехавшее во Львов в жадном поиске хоть какой-нибудь картинки, эту картинку нашло (на то оно и телевидение): тут выбрали ходулистов, которые шли потеснее, там выхватили из публики лица поулыбчивей и безоценочно, радостно сообщили на всю Украину, что фестиваль грандиозно и невероятно Состоялся. Не хочется ни в коем случае обидеть ни Ярослава Федоришина, ни его театр, но в этом году уличный «Золотой Лев» состоялся исключительно в поле СМИ. Матрица, взяв его в оборот, по привычке выбросила о нем напоминание, абсолютно не заботясь, о качестве того продукта, о котором она напомнила. Непонятна позиция организаторов, они ведь знали, что с финансированием большие проблемы, и все же решили фестиваль провести. Сначала слетел итальянский проект «Оплас» со спектаклем «Кармен» на ходулях, потом не приехали «Пятно» и Romain-Michel Street Chaud. Ходячему кабаре под названием «Смысл» не хватало смысла. Театр «Вагабундо» — не больше, чем уличная забава. Из всей программы уличным театром был только последний спектакль театра «Воскресіння — Встретить Просперо».

Польский театр «А3/Y» водил публику и зевак по площе Рынок, временами останавливаясь, чтобы что-нибудь спеть или сплясать чечетку. «Смысла» и «красотени» в этом было маловато Польский театр «А3/Y» водил публику и зевак по площе Рынок, временами останавливаясь, чтобы что-нибудь спеть или сплясать чечетку. «Смысла» и «красотени» в этом было маловато

Что касается «Встретить Просперо», тут возникают вопросы не только организационного характера. На создание этого спектакля будто бы давали деньги заграничные фестивали. Хочется спросить: они видели, на что пошли их деньги? Это странное действие на площади, где персонажи из разных пьес Шекспира совершают непонятные передвижения в сочетании с еще более непонятными действиями. Даже человеку, хорошо знающему произведения Шекспира, тяжело понять, в какой момент прекратилась «Буря», и начался «Сон в летнюю ночь». Заявлено, что спектакль создан по четырем пьесам Шекспира: «Буря», «Сон в лютню ночь», «Гамлет» и «Ромео и Джульетта». Если предполагалось создать синтез сюжетов, то стоит всех огорчить — ничего не получилось. Не то, что уловить линию сюжета было невозможно, трудно распознаваемыми оказались даже, казалось бы, приевшиеся шекспировские персонажи.

Плохо и жаль, оттого что уличного театра в Украине таки нет. Но хорошо и приятно то, что есть где честно об этом написать, восстановив, таким образом, некую гармонию в порядке вещей. «Я был не прав, сказав вам, что там хорошо, я там был, и там было хреново», — все же лучше, чем тихонько отмолчаться, спрятавшись за вуалькой неправдоподобного анонса. Сегодня как никогда важно возродить оценочное суждение, потому что, если мы Сейчас не заложим требовательное и взыскательное ожидание прекрасного, мы Потом действительно не сможем на него рассчитывать.


Другие статьи из этого раздела
  • Театр на барикадах

    Написано перші дві п єси про Євромайдан
  • Юрген Мюллер: «Якби у Евріпіда було в арсеналі відео, то ми мали би класичну грецьку мультимедію»

    ГогольFest 2010 офіційно розпочався 4 вересня о 21:00 подією — перформансом іспанської (каталонської) групи «Ла Фура дель Баус», етно-гурту «ДахаБраха» та театру «ДАХ» на Майдані Незалежності. Нарешті серцем Майдану заволоділо сучасне пульсуюче концептуальне мистецтво в доступному масам форматі шоу. «Ла Фура», що вже тридцять років дивує глядачів у всьому світі своїми масштабними та самобутніми проектами, сьогодні є компанією з 6 однодумців режисерів-акторів-продюсерів, що ставлять і мислять «мовою Фури»
  • Поиграем в Чонкина?

    Поздно ночью в Театре на левом берегу Днепра, в последнем оплоте борьбы искусства с потреблением, возвышающегося среди торговых точек Левого берега, словно башня, — остались всего несколько человек: Александр Кобзарь, Андрей Саминин, Максим с фотоаппаратурой, похожей на газовые фонари, и я. Итак, с чего начнем?
  • Політичні маніпуляції театральної ляльки

    Після кожної вистави учасники Bread and Puppet Theatre випікають хліб та роздають його перехожим. Це не благодійна акція, а одна із засад філософії дешевого мистецтва, яку пропагують Bread and Puppet. Маніфест Cheap Art Philosophy набрав розмаху у 1982 році, коли став відповіддю на комерційне мистецтво, на противагу якому актори Bread and Puppet Theatre вирішили створювати свої вуличні спектаклі, які були би доступні для кожного, незалежно від соціального статусу чи заробітку
  • Юрий Клавдиев. Фрагменты

    Юрий Клавдиев — российский драматург, работающий в направлении «новая драма». Наряду с такими драматургами как Максим Курочкин, братья Пресняковы, братья Дурненковы, Наталия Ворожбит он является одним из самых интересных современных авторов. Должно пройти время, чтобы оглянуться назад и с хирургическим беспристрастием аналитика дать оценку «новой драмы» как культурному феномену, но уже сейчас следует приобретать бесценный опыт общения с его представителями. Читая пьесы Клавдиева, соприкасаешься с жестким и некрасивым Урбаном.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?