Борітеся – поборете…

Как Шевченко поздравляли с юбилеем

 

текст: Анастасии Головненко

фото: илюстрация афиши

 

Отмечать 200-летний юбилей Тараса Григорьевича Шевченко в Киеве начали заранее: допремьерными показами спектаклей, разного рода перформансами, вечерами поэзии и музыки, изготовлением актуальной инфографики, организаций фествалей современного искусства и выставок. В день рождения поэта состоялся массовый митинг в парке им. Шевченко. Что хотелось бы отметить – митинг прошел практически без предварительной договоренности. Сотни киевлян с цветами и флагами, будто по собственной инициативе собрались в примерно одно и то же время чтобы исполнить «Реве та стогне…» и новый гимн Украины. Всеобщее впечатление «идеального виче» совершенно не испортили речи временных первых лиц государства. Шевченко, надеемся, понравилось. Помнится, пару месяцев назад, кто-то из современных украинских драматургов выразил мысль о том, что сам Майдан в Украине – это уже наилучший подарок к юбилею кобзаря.

Собственно, даже 9 марта в Киеве Тарасу Григорьевичу было из чего выбирать: показ нескольких спектаклей в академических театрах, «Шевченкомания» в Арсенале, праздничное виче на Майдане, изобилие мероприятий всех мастей и искусств.

Рядовой Шевченко. Потенциально сильный и атмосферный спектакль в Молодом театре, построенный на автобиографических записках Тараса Шевченко времен его пребывания в ссылке, его личной переписке с Варварой Репниной и известных поемах. Безусловно, сработали сильный материал и потенциально подобранные актеры: в свете софитов главный герой (Роман Семисал) действительно очень похож на Кобзаря, милая и немного истеричная Екатерина Варченко в целом справляется с ролями Варвары Репниной и Забаржады, хотя и несколько более экспресивна, чем этого предпогает выдержанность этих образов, и естественно, унтер-офицер Юрий Шульган. Именно на последнем «держатся» наиболее сильные сцены постановки и все ее поворотные точки.

Декорация выполнена в виде мольберта или холста, поэтому все персонажи, возникающие на сцене сразу ассоциируются у нас с художественными зарисовками, из которых и выстраивается целостная картина, будто бы нарисованная Шевченко его собственная жизнь. Стоит отметить, что режиссером (исполнитель главной роли, Роман Семисал) выбраны хорошие изобразительные приемы и фигуры, интересный материал, поэтому смеем предположить, что изменения в режиссуре к более характерной и четкой, могут обратить его в сильный продукт. Пока же спектакль выглядит достаточно промежуточно и несколько не целостно, хотя и пытается посредством понятных и осовремененых символов речи в поэзии Шевченко обратить зрителя к более простому познанию творчества поэта.

Така її доля. Смело срежиссированный Станиславом Моисеевым и Андреем Маем спектакль состоит из двух частей. Первая завязывается прямо в фойе театра Франко и состоит из документального ролика о подготовке спектакля и сборе аутентичного настроения на малой батькивщине поэта. Вторая часть спектакля гораздо более объемна, но благодаря короткому ролику зритель ощущает одновременно два времени, в котором живет драматургия: времени, в котором она была написана автором, и временем, когда ее поставил современный режиссер.

Материал спектакля – известная поэма Шевченко «У тієї Катерини хата на помості» – драма о женщине, которая одновременно обманув двух своих возлюбленных тем самым наживает себе двух врагов.

Постановку действительно можно считать сильной хотя бы потому, что плановый репертуарный спектакль для усредненной и беспристрастной целевой аудитории становиться самодостаточной прогрессивной постановкой, которую в театре Франко ранее осмелились бы поставить разве что на камерной сцене. Если говорить о декорации – она производит впечатление замкнутости сценического пространства, концентрируя внимание зрителя в определенной плоскости, хотя действие все время старается вырваться из этих самых рамок. Из неоткуда вдруг появляются практически живые птицы, девушки-русалки и световые образы. Хотелось бы отметить, что в сравнение со сценографией спектакля «Така її доля» можно привести разве что прошлогоднюю постановку украино-швейцарского «Вия» на этой же сцене.

Основным изобразительным приемом группа режиссеров избирает пластику, а также драматургию пауз и членирование фраз. К сожалению, если с последней актеры справились на хорошем уровне, танцы и пластические фигуры получались у них хуже. Учитывая тот факт, что все актеры второго плана максимально выполняли роль нагнетания текущего настроения, их несколько недоработанные пространственные картины выглядели иногда совершенно сырыми.

Хочется отметить, что в который раз материал, поставленный Станиславом Моисеевым является футуристическим видением современного контекста. Подобно прошлогодней постановке «Квитки Будяк», предельную актуальность избранного произведения Шевченко недооценить просто невозможно.

Шевченко-молодий. Еще один проект Молодого театра, совместно с музеем им. Тараса Шевченко, выполненный в дуалистической форме спектакля и чтения современной «молодой» поэзии ее авторами (Елена Герасимьюк, Мирослав Лаюк, Юлия Нестерова, Александра Шевченко, Василий Карпьюк). Идею поэтического вечера-спектакля совершенно нельзя назвать ни новаторской, ни какой-то особенной, но, вероятно, превзойдя ожидания и режиссера и актеров, получилось достаточно интересно.

Театральная часть была построена как некое зазеркалье современной поэзии, стоит отметить, что актеры читали буквально, за зеркалом, выполняющим основную декорацию. Изобразительно спектакль, а эту часть поэтической импрезы можно охарактеризовать именно так, был построен в виде панк-обработки украинской классики. Чтения, кроме того, что были выполнены в лучших традициях 10-класной школы, сопровождались тяжелой музыкой и большим количеством совершенно лишней экспрессии.

В свою очередь, на достаточно ярком театральном фоне, поэтическая составляющая вечера выглядела наивно и предельно откровенно. Не смотря на превалирующие упаднические настроения и образы прочитанных текстов, непрофессиональное чтение и, иногда его несопряженность с основной темой, эта часть поэтического «противостояния» выглядела гораздо более выигрышно. Подкрепленный песнями Юлии Нестеровой в живом авторском исполнении и заключительной сцене с маленькой девочкой, прочитавшей наиболее трогательное произведение вечера, поэтично-театральный эксперимент понравился зрителю и состоялся.

В рамках поистине «шевченковских дней» в Киеве, среди всего, большую популярность получила выставка «Шевченкомания», объединившая в себе несколько видов искусства: живопись, современную и настоящие картины Тараса Григорьевича, музыку, кино и литературу. Особенно хотелось бы отметить премьерный показ фильма «Шевченко.Идентификация» известного украинского режиссера Сергея Проскурни.

Поистине фильм-провокация, призванный разрушить культ вокруг Шевченко, навязанный и неестественный, интересен тем, что противоречие находится в нем самом. Лента построена на документальных интервью людей разных профессий и разного места жительства, объединенных своими переживаниями и возрастной категорией: в фильме не задействовано ни одного «молодого» и свежего мнения, нет ни одного молодого персонажа. В своих презентациях Сергей Проскурня все время акцентировал внимание именно на этой провокации, тем самым настраивая зрителя на скептичную оценку фильма, режиссер подталкивал зрителя точно также поразмыслить и о кобзаре.

В целом, хотелось бы отметить, что в знаковый для Украины год, 200 –летия Шевченко, нами ожидалось очень много знаковых и сильных культурных событий. Было даже продумано несколько фестивалей-переосмыслений и актуализаций творчества Тараса Григорьевича посредством современного искусства, которые потенциально должны были собрать огромную аудиторию и как следует «промыть» ей мозг подобно режиссерским подтекстам фильма «Шевченко.Идентификация». Но, как нам показалось, этого не произошло, разве что с некоторыми исключениями. А в контексте происходящих событий в стране, все-таки к этому событию стоило отнестись более серьезно и ответственно.


Другие статьи из этого раздела
  • Драматургічна лабораторія «Тиждень української актуальної п’єси»

    11–16 травня у Києві відбудеться проект Драматургічна лабораторія «Тиждень української актуальної п’єси», в рамках якого у форматі читань будуть представлені тексти cучасних українських драматургів. Проект створений за ініціативою молодих українських критиків та режисерів, спрямований на відкриття нових імен, консолідацію молодого театрального руху та об’єднання зусиль осередків, які займаються проблемами сучасної драматургії. Основна програма «Тижня» сформована на основі конкурсу, на який надійшло понад 120 текстів з усієї України.
  • Клим: «Нет нации — нет театра»

    Один из признанных лидеров ново­го русского театра, он в начале 90-х последним покинул блиндаж легендарных экспериментальных Творческих мастерских в Москве. Говорят, когда изнуренные неустро­енностью, нищетой и безвестностью мастерскую Клима оставили послед­ние актеры, он продолжал выпол­нять ежедневные тренажи в оди­ночестве. Скорее всего, это миф. Показательный, однако.
  • Алексей Лисовец. Гуманистический императив

    Когда я ставлю спектакль, я ставлю его для зрителя, которым являюсь я сам. И если на прогоне, когда я смотрю уже в сотый раз, у меня ослабевает внимание, я останавливаюсь и начинаю думать, чего не хватает, где я потерял зрителя — но на самом деле я потерял себя. Понятия «и так пройдет» для меня не было и не будет никогда. Лучше не позориться
  • Ave тело!

    Марина Лымарь о физическом театре, телесных практиках и судьбе современного перформанса в Украине
  • Самый настоящий Мартин

    Смотрела в записи спектакль по пьесе МакДонаха пермского театра «У моста — Череп из Коннемары» в режиссуре Федотова, который, кстати, первым завез МакДонаха в Россию. Сегодня МакДонаха все обожают: короткометражка «Шестизарядник» получила Оскара, с его текстами носятся Европа, Америка и Россия, возникают театральные очаги МакДонофильства, тексты его читает с удовольствием даже массовый читатель, а не только режиссеры и завлиты, а последний фильм «В Брюгге», вышедший на экраны в январе этого года, стал культовым…

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?