Осень 2010: Кукольники всего мира в Петербурге18 октября 2010

Мария Прево

26 августа — 6 сентября в Санкт-Петербурге проходил Первый Всемирный фестиваль школ кукольников

Исчерченный водными каналами, как кровеносными сосудами, Санкт-Петербург причудливо отражает образы паяцев, арлекинов и уличных балагуров. Здесь витает дух литературных марионеток и театральных силуэтов, наполняя город таинственной атмосферой Игры. Неслучайно именно Санкт-Петербург гостеприимно распахнул свои «руки-мосты» для встречи необыкновенных гостей — кукольников.

Идея создания фестиваля зародилась в 2005 году у директора Международного фестиваля КукАрт Давида Бурмана и нашла поддержку у Союза театральных деятелей Российской Федерации. На саммите UNIMA (Union Internationale de la Marionnette — Международном союзе деятелей театра кукол) в Екатеринбурге было решено, что Первый Всемирный фестиваль школ кукольников состоится в Санкт-Петербурге. Там же оговорили, что последующие фестивали будут проходить один раз в четыре года в различных странах мира.

Реабилитационным спектаклем для детей с проблемами зрения был спектакль литовцев «Пчелиные сказки для шести чувств». Реабилитационным спектаклем для детей с проблемами зрения был спектакль литовцев «Пчелиные сказки для шести чувств».

В Санкт-Петербурге были представлены театральные школы бывших стран постсоветского пространства: России, Украины, Прибалтики, Болгарии, а также Европы: Франции, Великобритании, Финляндии, Польши, Германии, Хорватии и др. Состоялись встречи с выдающимися деятелями театра кукол: генеральным секретарем UNIMA Жаком Трюдо, почетным гражданином Польши, вице президентом UNIMA, профессором Хенриком Юрковским. В кулуарах фестиваля можно было увидеть режиссеров и художников знаменитой диссидентской Уральской зоны — Сергея Столярова, Марка Борнштейна, Виктора Шраймана.

Важной частью фестиваля стал спецпроект для детей с ограниченными возможностями «Поверь в себя», а также уличный перформанс — «Петрушки в Петербурге».

Программа фестивальных показов состояла из двух частей — спектакля и презентации школы. Хозяева продемонстрировали высокий уровень мастерства техничным в кукловождении и очень искренним по ощущениям спектаклем «Мы» (БТК, режиссер Руслан Кудашов). Роман-антиутопия «Мы» Е.Замятина превратился на сцене в остро-графический рисунок, дополненный надломлено-поэтической музыкой «АукцЫона».

Из европейских коллективов стоит выделить два спектакля Высшей школы Э. Буша (Берлин, Германия) — «Лакримоза» и «Покойнички народ неважный».

«Лакримоза» — камерный спектакль, сочетающий традиционную игру марионеток с современными техническими возможностями 3D-анимации.

Спектакль «Покойнички народ неважный» (по мотивам произведений Ф. Достоевского, А. Блока, Д. Хармса) воспроизвел цитаты из избранных произведений и причудливо преломил литературу в кукольно-марионеточном представлении. Здесь оживали пальчиковые куклы-головы, создавался гомункул, двигались тени, шел снег, закипал русский самовар…, и внезапно все сваливалось в одну свалку, на возвышении которой, держал свою речь гротескно-ироничный Касперле (немецкий Петрушка).

Возрождающимися по духу были два спектакля израильской школы.

«Психея» — новое прочтение древнего мифа о любви разыгралось на столе с помощью незамысловатых предметов, неожиданно подарив старому сюжету новые смыслы. «Поэма № 1» (ностальгия по детству) — это история маленькой девочки, созерцающей мир предметов и масок (все действо разыгрывается на столе с рукотворными куклами из бумаги). Со временем главная героиня замечает, как усложняется мир — наполняется музыкой и волшебством, а маленький бумажный клоун вырастает до гигантских размеров и дарит цветы.

«Поэма № 1» (ностальгия по детству) — это история маленькой девочки, созерцающей мир предметов и масок (все действо разыгрывается на столе с рукотворными куклами из бумаги) «Поэма № 1» (ностальгия по детству) — это история маленькой девочки, созерцающей мир предметов и масок (все действо разыгрывается на столе с рукотворными куклами из бумаги)

Реабилитационным спектаклем для детей с проблемами зрения был спектакль литовцев «Пчелиные сказки для шести чувств». Создатели постановки использовали различные тактильные и аудиальные эффекты, привлекая зрителей (сидящих с завязанными глазами) к участию в спектакле.

Харьковский университет искусств им. И. Котляревского и кафедра мастерства актера и режиссуры театра анимации была представлена лирическим спектаклем на рождественскую тематику «Белый сон о белом Рождестве» (работа III режиссерского курса; художественные руководители курса — Алексей Рубинский, Оксана Дмитриева, Наталья Денисова) и пластическими миниатюрами «Метаморфозы», художественной зарисовкой по картинам М. Шагала «Истории. Шагал (глагол)» в стиле театра художника.

Петербуржские театральные критики назвали наши показы: «… визуальной поэзией, которая и есть сущностью настоящего театра кукол».


Другие статьи из этого раздела
  • Філософія монтування…

    Я працюю на двох роботах. Сьогодні йду на нічну зміну. Я працюю там, щоб працювати в театрі. Моя друга робота пов’язана з виживанням, а театр — це моє життя, тут я отримую задоволення
  • Один день у «Кімнаті»

    Із репетицій Театру в кімнаті, 2013– 2014 роки
  • Александр Друганов: «Гамлет». Часть ІІ

    Если бы Дима Богомазов предложил мне другую пьесу, я, возможно, отказался бы, но «Гамлет» — это святое. Посвятив сценографии пятнадцать лет, сегодня я стараюсь заниматься театром все меньше и меньше, потому что на это уходит слишком много времени, а для меня важнее живопись. Слава богу, я успел сделать две выставки: «Марки», и «360 градусов» в галерее Жени Карася. Театр слишком быстро умирает, возобновить того же «Фауста» сейчас достаточно сложно. Театральные спектакли — это мимолетная красота, тем она и привлекает, но это грустно для творца
  • Андрій Жолдак. Митець без держави

    Зранку я люблю записувати в щоденник свіжі думки, тим паче, що зараз я готую книжку з теорії, яка називається «Як убити поганого актора», — праця, що виросла з мого однойменного семінару. Саме в щоденнику я почав описувати ті теми, які мене хвилюють. Сьогодні це — трагедія: що таке трагедія в театрі, літературі, мистецтві і в житті, і якими засобами можна доносити її до глядача. Є такий відомий італійський режисер Ромео Кастелуччі, він теж дотримується думки, що світові зараз потрібна трагедія — у нього взагалі є цілий цикл вистав по столицях Європи, який так і називається «Трагедія, яка породжує сама себе».

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?