Самый настоящий Мартин28 декабря 2008


Марыся Никитюк

Пьесы Мартина МакДонаха можно прочитать в рубрике «Библиотека»



Смотрела в записи спектакль по пьесе МакДонаха пермского театра «У моста — Череп из Коннемары» в режиссуре Федотова, который, кстати, первым завез МакДонаха в Россию. Сегодня МакДонаха все обожают: короткометражка «Шестизарядник» получила Оскара, с его текстами носятся Европа, Америка и Россия, возникают театральные очаги МакДонофильства, тексты его читает с удовольствием даже массовый читатель, а не только режиссеры и завлиты, а последний фильм «В Брюгге», вышедший на экраны в январе этого года, стал культовым…

Мартин МакДонах Мартин МакДонах


И я вот сама попала под очарование этого автора, прочитав однажды «Человека-Подушку». Что его выделяет из обоймы современных авторов-режиссеров? А он и режиссер, потому что «В Брюгге» — целиком его фильм. МакДонах, похоже, вышел из вялого постмодерна, или, по крайней мере, к выходу направился. Его пьесы, несмотря на невероятное количество аллюзий, являются демиургичными по отношению к себе. Они не обращены к вторичным источникам, не содержат рецитации, МакДонах не щеголяет знанием классической, древней, эзотерической или современной литературы, не дописывает Чехова, не трогает Шекспира (честь и хвала ему за это), не выделывает компилятивные финты вроде Пелевина и прочих, паразитирующих на теле литературного фонда Земли методами семиотики. МакДонаховские пьесы — это пьесы, а не этот жутковатый гибрид психоделической прозы и диалогической несуразицы, который с гордостью везде тычет Гете-Институт, говоря, что вот режиссеры драматургов игнорировали, а теперь драматурги игнорируют режиссеров и пишут, обходя законы драмы. Так и хочется сказать: ребят, закон у драмы один — конфликт обязателен. И когда его нет, или он размазан по тарелке постмодернистскими рефлексиями, то это никак не новое веянье, и нечего юлить и прикрываться философским обоснованием.

И еще, и это почти главное о МакДонахе — он любит своих героев. Они все похожи на запутавшихся, растерявшихся детей, у которых вместо игрушек пистолеты и топоры. А ведь правда, нет в человеке абсолютного зла, каждый отдельно взятый человек хочет добра, но мир так устроен, что достичь добра практически невозможно. Так рождается мелочное зло всех в борьбе за благость каждого. Это только у Шекспира и у декадентов зло всеобъемлюще прекрасно, первый создавал свои трагедии из безжизненных Британских хроник кровавого средневековья, а вторые просто мстили миру. Кстати, мстили за то же мелкокалиберное зло, за слабость души, которую в абсолют зла и переплавляли.

МакДонах эту мелочь души человека выводит в сферу черного юмора, мелкое зло не является у него предметом конфликта, оно — данность. А на первый план выходят очень странные, но теплые порывы человеческой души, отвергнутые современным миром как не пригодные для жизни.

Он своих персонажей любит, и Федотов режиссер спектакля в театре «У моста» их тоже любит, в этом он по максимуму правильно понял драматурга, что прекрасно. «Жизнь не справедлива» — говорит пожилой гробовщик Ник в конце «Черепа из Коннемары». А ему с проломленной башкой отвечает малолетний придурок Мартин: «Нет, Ник, справедлива, и я ее люблю» …

Пьесы Мартина лежат вне нормативности, но зато содержат свою норму, принятую или переросшую в собственную мораль, чернушную, но теплую, гуманистическую что ли. В мире искусства сегодня отвергают гуманистические ценности, предпочитая мелкий бунт насилия, секса и чернухи, полагая, вероятно, что именно так следует протестовать против заезженной морали. Любить человека или любить красоту нынче не принято. Но дело не только в морали, гуманизме и нормах, дело, прежде всего, в подлинности. Будь это «Кровавый роман» чеха Ваххела или кроваво-анатомичные спектакли Кастелуччи, добрейший «Маленький принц» Сент-Экзюпери или «Мой друг Гитлер» Юкио Мисимы — все это подлинное, а потому и прекрасное. И Мартин МакДонах прекрасен, потому что он настоящий.



«Оскароносная короткометражка МакДонаха „Шестизарядник“


Другие статьи из этого раздела
  • Театр починається з вішалки…

    Люди, які ходять у театр, вони й за ковбасою, певно, ходять, але у театрі, гадаю, вони мають абсолютно інший настрій. Люди одні й ті ж, але тут у них якесь особливе натхнення. Ми посміхаємося весь час, можемо навіть себе самі похвалити, бо хто ж нас похвалить, як не ми самі?! Люди до нас дуже гарно ставляться, завжди дякують по двісті разів на день
  • Танец Буто: твоя важность отменяется, или другая дорога на гору Фудзи

    Концептуально задачу Буто можно описать так — убрать свое «Я» из центра мира. Человек ведь воспринимает себя как центр миропорядка. В эпоху Возрождения была сформулирована идея о том, что человек — самоценен, а его жизнь — уникальна, и это легло в основу гуманизма. В Буто — все наоборот — человеческая жизнь не является ценностью, твоя важность отменяется. И все тренинги служат тому, чтобы ты принял это не умозрительно.
  • Сontemporary dance

    Марина Лымарь — перформер, хореограф и педагог contemporary dance. В Днепропетровске у Марины есть своя танцевальная школа, носящая название «Другие танцы», а также она является директором-продюсером международного фестиваля современного танца и перформанса «Свободный танец». Уже шестой год подряд совместно с посольствами разных стран в Украине Марина Лымарь организовывает фестиваль contemporary dance. Словосочитание это адекватней вскего не переводить дословно, а прибегнуть к общепринятому среди специалистов термену «театр танца». С тем, что такое «Театр танца» в Украине знакомы мало, об этом и о фестивале «Свободный танец» и рассказывает Марина Лымарь
  • Мілена Богавац про сучасну сербську драматургію

    Як генерація письменників ми з’явились у таких обставинах і вирішили не погоджуватись зі статусом кво. Мая Пелевич, Мілан Маркович, Філіп Вуйошевич і я згуртувалися в рамках проекту розвитку і промоції нового драматичного писання, який деякий час відбувався при Народному театрі в Белграді. Очолював цей проект драматург Мілош Кречкович, а співпрацювали з проектом багато драматургів, режисерів і літературних менеджерів. «НАДА» (НовА ДрамА) пропонувала майстерні розвитку драматичного тексту, методологічно засновані на принципах лондонського театру «Роял Корт».
  • Юрген Мюллер: «Якби у Евріпіда було в арсеналі відео, то ми мали би класичну грецьку мультимедію»

    ГогольFest 2010 офіційно розпочався 4 вересня о 21:00 подією — перформансом іспанської (каталонської) групи «Ла Фура дель Баус», етно-гурту «ДахаБраха» та театру «ДАХ» на Майдані Незалежності. Нарешті серцем Майдану заволоділо сучасне пульсуюче концептуальне мистецтво в доступному масам форматі шоу. «Ла Фура», що вже тридцять років дивує глядачів у всьому світі своїми масштабними та самобутніми проектами, сьогодні є компанією з 6 однодумців режисерів-акторів-продюсерів, що ставлять і мислять «мовою Фури»

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?