С любовью к театру…21 мая 2012

Признание

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

Часть 5.

Несмотря на то, что в наше «осведомленное» время почти не осталось загадок, и мы сами лишили нашу жизнь сакрального смысла, существует территория, где еще сохраняется Тайна. Это — Театр.

Театральный дух в меньшей степени связан с тем, о чем пишет критика, с хорошей и плохой драматургией, с конкуренцией (или ее печальным отсутствием) режиссеров, с коммерцией и экспериментами театральных менеджеров. В большей степени театр — это незыблемая часть городской поэзии, ландшафт духовной жизни общества, территория уединения.

В историю театра вплетена история многих поколений зрителей. И для каждого лично он несет свою ностальгию. По неоконченным свиданиям или по беспечно выкуренной юности на выщербленном крыльце. Юный зритель идет в театр, чтобы уединиться, зрелый, — чтобы приобщиться и понять себя. Мы все идем за тем, чтобы нас озарили.

Театр говорит со зрителем, а зритель (если умеет!) — с собой. О чем? О жизни! В театре не всегда есть подлинное искусство, но всегда живет Мечта о нем. Он не всегда наполнен блестящими идеями (хотелось бы!), но он почти всегда полон людьми, которым искренне дорог. Жернов судеб здесь не прекращает вращаться никогда, как и жернов больших и малых Жертв.

Но подлинная, искренняя, трогательная любовь к театру принадлежит не зрителю, не режиссеру, не актеру (простите (!) простите!), а тем многочисленным людям, которые почти всегда остаются за скобками театрального процесса.

Нет, это не маленькие люди большой профессии, это — хранители того самого Искусства, которое бы не родилось без их ежедневного труда. Осветители и монтажники, гримеры, билетеры, гардеробщики, — у каждого из них был свой особенный путь в театр, но всех их объединяет общая страсть к нему. Они — особый дух и смысл Театра, они — хранители его Тайны.

С театральными цехами подробно поговорила корреспондент «Театре» Анна Андрусенко. И получилась серия интервью «За кулисами/За лаштунками».

Ею мы хотим выразить искреннюю признательность сотрудникам всех театров за их труд.

Диалог с театральными цехами проходил на базе «Молодого театра», которому редакция «Театре» выражает огромную благодарность и симпатию.

С уважением, редакция «Театре»

Работа Ernesta Vala Работа Ernesta Vala


Другие статьи из этого раздела
  • Оглядываясь в зал

    Когда Амели в одноименном фильме оборачивалась в зал, чтобы посмотреть на публику, она искала непосредственных реакций. Мы решили последовать ее примеру и отправили нашего театрального корреспондента Алису наблюдать за театральным миром, собирая самые непосредственные впечатления. Ведь театр — это не только сама постановка (и работа режиссеров, актеров и пр.), это еще и долгий путь зрителя к ней
  • Лев Додин: вырванные мысли*

    «Если всерьез озабочен рождением спектакля, ты волей-неволей анализируешь пьесу или прозу, анализируешь материал жизни, и так или иначе пытаешься разгадать сверхзадачу автора. Но разгадать ее можешь только так, как ты сам ее понимаешь. Нет, наверное, таких режиссеров, которые сознательно берут пьесу с мыслью:» Дай-ка я ее переделаю!.. «Но вообще не самовыражаться невозможно! Можно сколько угодно объяснять Някрошюсу, что нужно ставить проще, он искренне не поймет, о чем речь»
  • Польский современный театр — голос общественности

    Мацей Новак — директор Института Театра — центра театральной жизни Польши, где собирается вся информация о польском театре, и разрабатываются программы по его распространению заграницу. Мацей Новак — театральный критик и редактор — работал в таких изданиях как  «Театральный гонец», «Театральное движение», возглавлял отдел культуры «Газеты Выборчеи», шесть лет  (2000–2006) был директором и художественным руководителем одного из самых известных современных театров Польши «Театра Выбжеже»
  • «В Единбурзі „скуповуються“ директори міжнародних фестивалів»

    Джон розпочав роботу над фестивалем-2008 з переосмислення його заснування (1947-й рік). Це був страшний час після Другої Світової, і фестиваль був проявом людських фантазій, того, чим Європа могла би бути. Він мав об’єднати Європу і зцілити її після війни. Зараз Джон намагається зрозуміти, чим Європа є сьогодні

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?