С любовью к театру…21 мая 2012

Признание

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

Часть 5.

Несмотря на то, что в наше «осведомленное» время почти не осталось загадок, и мы сами лишили нашу жизнь сакрального смысла, существует территория, где еще сохраняется Тайна. Это — Театр.

Театральный дух в меньшей степени связан с тем, о чем пишет критика, с хорошей и плохой драматургией, с конкуренцией (или ее печальным отсутствием) режиссеров, с коммерцией и экспериментами театральных менеджеров. В большей степени театр — это незыблемая часть городской поэзии, ландшафт духовной жизни общества, территория уединения.

В историю театра вплетена история многих поколений зрителей. И для каждого лично он несет свою ностальгию. По неоконченным свиданиям или по беспечно выкуренной юности на выщербленном крыльце. Юный зритель идет в театр, чтобы уединиться, зрелый, — чтобы приобщиться и понять себя. Мы все идем за тем, чтобы нас озарили.

Театр говорит со зрителем, а зритель (если умеет!) — с собой. О чем? О жизни! В театре не всегда есть подлинное искусство, но всегда живет Мечта о нем. Он не всегда наполнен блестящими идеями (хотелось бы!), но он почти всегда полон людьми, которым искренне дорог. Жернов судеб здесь не прекращает вращаться никогда, как и жернов больших и малых Жертв.

Но подлинная, искренняя, трогательная любовь к театру принадлежит не зрителю, не режиссеру, не актеру (простите (!) простите!), а тем многочисленным людям, которые почти всегда остаются за скобками театрального процесса.

Нет, это не маленькие люди большой профессии, это — хранители того самого Искусства, которое бы не родилось без их ежедневного труда. Осветители и монтажники, гримеры, билетеры, гардеробщики, — у каждого из них был свой особенный путь в театр, но всех их объединяет общая страсть к нему. Они — особый дух и смысл Театра, они — хранители его Тайны.

С театральными цехами подробно поговорила корреспондент «Театре» Анна Андрусенко. И получилась серия интервью «За кулисами/За лаштунками».

Ею мы хотим выразить искреннюю признательность сотрудникам всех театров за их труд.

Диалог с театральными цехами проходил на базе «Молодого театра», которому редакция «Театре» выражает огромную благодарность и симпатию.

С уважением, редакция «Театре»

Работа Ernesta Vala Работа Ernesta Vala


Другие статьи из этого раздела
  • Часть первая: Фестиваль NET.

    Интервью с Романом Должанским, арт-директором фестиваля NET: С самого начала хотелось привозить лучшее, но любая программа — это компромисс между возможностями и желаниями. Хочется одно, а можется другое в финансовом плане. Что касается того, привозим ли мы только хэдлайнеров, то я никогда не отважусь сказать даже в будничной беседе, что программа нынешнего NETа — это самое лучшее, что есть в мире. Это означало бы, что я или ни черта не понимаю в мировом контексте, или у меня плохой вкус. Фестиваль — это некая композиция из спектаклей, которые нам кажутся хоть с какой-то точки зрения интересными
  • Андрій Жолдак. Митець без держави

    Зранку я люблю записувати в щоденник свіжі думки, тим паче, що зараз я готую книжку з теорії, яка називається «Як убити поганого актора», — праця, що виросла з мого однойменного семінару. Саме в щоденнику я почав описувати ті теми, які мене хвилюють. Сьогодні це — трагедія: що таке трагедія в театрі, літературі, мистецтві і в житті, і якими засобами можна доносити її до глядача. Є такий відомий італійський режисер Ромео Кастелуччі, він теж дотримується думки, що світові зараз потрібна трагедія — у нього взагалі є цілий цикл вистав по столицях Європи, який так і називається «Трагедія, яка породжує сама себе».
  • Документальный театр Петера Вайса

    Создателем понятия и явления «документальный театр» считал себя Эрвин Пискатор (Erwin Piscator, 1893–1966), один из основных сотрудников Б.  Брехта в 1920-е гг, являвшийся также автором термина «эпический театр». В 1929 г. Пискатор выступил и как теоретик данного направления драматургии, его перу принадлежит статья «Документальный театр» (1929). Интерес к феномену документального театра вновь пробудился в ФРГ 1960-х гг. в связи с политизацией всех сфер жизни.
  • Львівський театр ім. Леся Курбаса. Володимир Кучинський: пряма мова

    Театр Курбаса з’явився в карнавальний час, у постмодерні 80-ті, з притаманною їм енергією руйнації. Це було напередодні кінця радянської епохи, коли країна розвалювалася, а ті хто її розвалювали були наділені шаленою енергією руйнацією. З цієї енергії наші вистави були неймовірно азартними, вибудованими на імпровізації, на шаленому драйві. Ми були молодими максималістами.Радянське керівництво спробувало нам завадити відкритися, але оскільки нічого антирадянського ми не робили, то по суті влада лише створила нам неабияку рекламу

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?