С любовью к театру…21 мая 2012

Признание

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

Часть 5.

Несмотря на то, что в наше «осведомленное» время почти не осталось загадок, и мы сами лишили нашу жизнь сакрального смысла, существует территория, где еще сохраняется Тайна. Это — Театр.

Театральный дух в меньшей степени связан с тем, о чем пишет критика, с хорошей и плохой драматургией, с конкуренцией (или ее печальным отсутствием) режиссеров, с коммерцией и экспериментами театральных менеджеров. В большей степени театр — это незыблемая часть городской поэзии, ландшафт духовной жизни общества, территория уединения.

В историю театра вплетена история многих поколений зрителей. И для каждого лично он несет свою ностальгию. По неоконченным свиданиям или по беспечно выкуренной юности на выщербленном крыльце. Юный зритель идет в театр, чтобы уединиться, зрелый, — чтобы приобщиться и понять себя. Мы все идем за тем, чтобы нас озарили.

Театр говорит со зрителем, а зритель (если умеет!) — с собой. О чем? О жизни! В театре не всегда есть подлинное искусство, но всегда живет Мечта о нем. Он не всегда наполнен блестящими идеями (хотелось бы!), но он почти всегда полон людьми, которым искренне дорог. Жернов судеб здесь не прекращает вращаться никогда, как и жернов больших и малых Жертв.

Но подлинная, искренняя, трогательная любовь к театру принадлежит не зрителю, не режиссеру, не актеру (простите (!) простите!), а тем многочисленным людям, которые почти всегда остаются за скобками театрального процесса.

Нет, это не маленькие люди большой профессии, это — хранители того самого Искусства, которое бы не родилось без их ежедневного труда. Осветители и монтажники, гримеры, билетеры, гардеробщики, — у каждого из них был свой особенный путь в театр, но всех их объединяет общая страсть к нему. Они — особый дух и смысл Театра, они — хранители его Тайны.

С театральными цехами подробно поговорила корреспондент «Театре» Анна Андрусенко. И получилась серия интервью «За кулисами/За лаштунками».

Ею мы хотим выразить искреннюю признательность сотрудникам всех театров за их труд.

Диалог с театральными цехами проходил на базе «Молодого театра», которому редакция «Театре» выражает огромную благодарность и симпатию.

С уважением, редакция «Театре»

Работа Ernesta Vala Работа Ernesta Vala


Другие статьи из этого раздела
  • Саша Фролова: суперженщина и галактический китч

    В жизни белокурая и хрупкая девушка, выходя на сцену, Саша Фролова превращается в фантастическую Суперженщину будущего. Саша ─ художница и ученица московского перформансиста Андрея Бартенева. Осенью 2006 года был создан музыкальный проект Aquaaerobika, продюсером которого он теперь является. Электро-поп, 8bit, диско-хаус, авангардные, полуабстрактные тексты смешиваются с ярким перформансом, основанным на образах покемонного постмодернизма
  • Януш Гловацкий и «Четвертая сестра»

    13 апреля Януш Гловацкий представил в Киеве свою книгу «Из Головы», которая является автобиографическим романом о его скитальческой жизни эмигранта и о его творчестве. Перевод книги «Из Головы» осуществил Александр Ирванец, автор переводов самых известных пьес Януша Гловацкого
  • Тамара Антропова: Про жизнь в театре и театр в жизни

    Тамара Антропова в отличие от многих начинающих постановщиков берет в основу своей режиссуры не коммерческий, а сложный драматический материал, часто с философской основой. Ее работа «Меня нет…», созданная совместно с Анастасией Осмоловской,  — результат не только глубокого проникновения в сферу социальных и личностных отношений, но одновременно трогательное выражение любви к человеку.
  • Максим Курочкин: «Столкновения с новой киевской энергией я жду с нетерпением»

    Проблема глобального характера заключается в том, что у украинского общества и театра нет запроса на встречу с реальным человеком сегодняшнего дня. Герой, которого хотят видеть на сцене, должен быть с литературной гнильцой, ему в помощь должна быть выстроена система интерпретаций, он должен быть сегодняшний, но через Шекспира, Достоевского, Карпенко-Карого. Это все совершенно понятно, но основа этого явления, вызывает во мне мало уважения: это и лень, и слабость, и просто отказ от жизни. Люди отказываются жить: я ставлю Шекспира — я не живу.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?