Театр и машины*01 июня 2008

Текст Марыси Никитюк

Будучи искусством, ориентированным на сиюминутный запрос современности, театр, стремясь создать иллюзию реальности, всегда охотно осваивал интеллектуально-творческие открытия других отраслей. Технические изобретения использовались уже в древней Греции для разрешения конфликта — Deus ex machina (бог из машины). Пиротехника активно задействовалась в сценах с дьяволом в средневековых мистериях, разнообразные оптические устройства применялись с начала XVIII века, а с изобретением Laterna magica (Волшебного фонаря) и вовсе послужили появлению особого вида представлений — так называемого Театра чудес. Волшебный фонарь — прообраз будущего дигитального театра — представлял собой аппарат, с помощью которого можно было проецировать самые фантасмагорические картинки. С этим аттракционом фокусники и кукольные артисты гастролировали по всей Европе, развлекая завсегдатаев аристократических салонов. Впоследствии из этого хитроумного изобретения родился кинематограф, но театр сумел внедрить в свою практику и его эстетику.

Впервые движущаяся проекция появилась в Вене в 1922-м году в постановке Фридрихом Кайслером пьесы Карела Чапека «Р.У.Р» («Россумовские универсальные роботы»). Кстати, именно Карел Чапек придумал слово «робот» на радость всем любителям научной фантастики.

«Пьеса „Р.У.Р.“ была для меня поводом впервые использовать в театре движущееся изображение, вместо того чтобы разрисовывать фон. У меня было большое квадратное панельное окно посереди сцены. Когда директор фабрики в пьесе нажимал кнопку на своем столе, панель отодвигалась, и аудитория видела двух человеческих созданий полуметровой высоты. Минуту спустя вы уже видели этих же актеров, выходящих на сцену в полный рост. В зале в этот момент всегда раздавался гром аплодисментов“, — вспоминал Фридрих Кайслер.

С развитием кинематографа авангард театральной режиссуры начал активно использовать на сцене «движущиеся картинки». В России в 20-х годах это, в частности, разрабатывал Всеволод Мейерхольд.

В Украине в 1923 году режиссер Лесь Курбас создал спектакль «Джимми Хиггинс» с Амвросием Бучмой в главной роли, где во время действия демонстрировалась не только документальная хроника, но даже специально снятый минифильм «Джимми на корабле».

С появлением кинематографа театру пророчили смерть. Но не зря художник Василий Кандинский говорил, что театр имеет в себе сильнейший магнит, который притягивает разные знаковые системы — разные искусства. И он не ошибался. Действительно довольно скоро стало ясно, что театр — это такое пространство, которое может вместить в себя не только все виды искусства, но и любые медиа.

Повлияв радикальным образом на жизнь людей и на само ощущение реальности, кинематограф начал создавать настолько мощные иллюзии, что они вошли в жизнь человека наряду с историческими событиями и происшествиями. А телевидение, ставшее еще более распространенным коммуникационным средством, явило миру новую реальность: мир желаний, иллюзий, симулякр. С появлением телевидения реальность в какой-то мере стала вытесняться в параллельный мир. Этот процесс замещения или вытеснения реальности не минул и театр. Постмодерные искусство, наука, религия, политика, захваченные колоссальным эффектом цитирования и самоцитирования, были вовлечены в некий медиадискурс, где каждая интеллектуально-творческая сфера начала легко переходить в другую, образовывая так называемую интермедиальность и гипермедиальность. Принцип гипермедиальности — это принцип интернет-страницы, имеющей множество ссылок. В искусстве его блестяще воплотил сербский писатель Милорад Павич в «Хазарском словаре», построенном по типу словарных статей о мире, описываемом автором. В каждой статье имеются десятки ссылок на другие. То есть каждый читатель волен следовать собственной навигации. Перу Павича принадлежит и пьеса «Вечность и еще один день», где автор предлагает зрителям перед началом представления выбрать, какой вариант сюжета они хотят увидеть — мужской или женский, отличающиеся разными финалами. Этакая предпосылка к спектаклям WEB 2,0 — скрои сам свое пространство. К слову, эту пьесу поставил в 2002-м году в Москве, во МХАТе, один из талантливейших украинских театральных эмигрантов — режиссер Владимир Петров.

Сегодня возникновение новых технологий, способствующих появлению новых жанров, метажанров, междисциплинарных территорий, происходит с молниеносной скоростью. Особенно в так называемом постдраматическом театре, где режиссер научился обходиться без вербального текста, строя представление на сугубо визуальных образах.

Использование видео в театре не является теперь чем-то сенсационным.

Видео в современном театре используется:

— вместо декораций; место действия, благодаря этому, меняется мгновенно, создавая необходимый постановщику фон и задавая нужное ему настроение;

— для всевозможных игр со временем и пространством; видеопроекция является одним из средств создания оптического обмана; вот, к примеру, Мария Миронова-Федра выходит в двери в глубине сцены, а вот она уже следует дальше на экране по невидимым из зала публике коридорам (спектакль Андрея Жолдака «Федра. Золотой Колос»),

— для укрупнения деталей; с помощью видео театр может расширить панораму, создавая иллюзию пространственного объема, или, напротив, сконцентрировать внимание зрителей на крупном плане лица исполнителя;

— как дополнительное средство выражения; с помощью видео в театре можно проиллюстрировать галлюцинации и поток сознания или использовать его в качестве аллегории или метонимии, как в спектакле Ma-Na-Ha-Ta Львовского театра им. Леся Курбаса, где вместо пьяного секса персонажей демонстрируют на экране разделывание курицы.

В 2003 году был создан израильский театральный проект ME DEA EX. Спектакль в 3D, является кибер-адаптацией древнегреческого мифа. По периметру, окруженному белыми экранами, на которые проецируется изображение, ездит на специальном кресле, оснащенным пультом управления, исполнительница роли Медеи. Видеоизображение лишь подчеркивает страдание ее героини.

Интернет-технологии, компьютеризация, как видим, только расширяет театральную лексику, дает режиссерам новые средства выразительности.

Украинский аспект

В Украине использование медиа-технологий осложнено многими обстоятельствами. Во-первых, чтобы пользоваться этими ресурсами, нужно обладать современным мышлением, коим в Украине, увы, обладают немногие режиссеры. Во-вторых, нужны, собственно, и сами медиа-технологии, а, поскольку удовольствие это не дешевое, использовать их может себе позволить далеко не каждый театр.

Но даже богатые коллективы применяют эти технологии спорадически. Скажем, видео и фото-проекции возникали в спектаклях Национальной русской драмы им. Леси Украинки. Несколько лет назад на его сцене шел спектакль по пьесе англичанки Керил Черчил «Количество, или Все его сыновья», где режиссер Виталий Малахов довольно концептуально использовал видео. А с 2004-го на сцене «Под крышей» Русской драмы можно увидеть постановку JULIA@ROMEO.com по пьесе немца Игоря Бауэршима Norway.Today, где видео служит отличным фоном действию.

В спектакле «Розовый мост» в Театре драмы и комедии на Левом берегу Днепра мелодраматический сюжет сопровождают проекция звездного неба и медисонских мостов.

Фото и видео используются то как эмоциональная иллюстрация, то как контрапункт к событиям спектакля „Откуда берутся дети“ Театре на Подоле.

По традиции активно осваивает достижения технологического прогресса экспериментальный театр Дмитрия Богомазова «Вільна сцена». Появление на голых холодных стенах мелом начерченных домиков, меблировки жилой комнаты и горящих зданий осуществляется видеопроектором в спектакле «Женщина из прошлого» Роланда Шиммельпфеннига. А недавно режиссер в сотрудничестве с хореографом Ларисой Венедиктовой и композитором Данилой Перцевым визуализировали свои рефлексии на монолог Ричарда ІІІ из одноименной пьесы Шекспира. Спектакль «Сладких снов, Ричард» можно рассматривать чуть ли не как „краткий курс постдраматического театра“: герой на подкашивающихся коленях или катающийся по полу демонстрирует технику современного танца; призраки, терзающие Ричарда перед сражением, дигитализируют свой язык — получается электроакустическая опера, декорацией которой, естественно, служит видеоизображение.

Экспериментирует с видео и Владислав Троицкий, поставивший у себя в «Дахе» пьесу немки Ингрид Лаузунд «Бесхребетность». Персонажи спектакля постоянно находятся под прицелом веб-камеры. Интерфейс пяти офисных сотрудников в режиме разговоров по скайпу проецируется на стену в глубине зала. Получается чуть ли не он-лайн фильм или веб-спектакль.

Кстати, современная агрессивная драматургия постоянно апеллирует к публике, живущей в мультимедийном, гипертекстуальном мире. Пьесы «новой драмы» игнорируют классические драматические каноны. Явно под влиянием кино, его принципа монтажа, с молниеносно и непрерывно меняющимися местами действия, написана недавно поставленная в том же «Дахе» пьеса Лукаса Берфуса «Сексуальные неврозы наших родителей». Игорь Симонов в пьесе «Небожители» предлагает перед началом действия показывать зрителям ток-шоу с участием будущих персонажей спектакля. Явно мыслит видеообразами и Сара Кейн в «Чистых» (Cleansed), когда пишет о том, как со сцены прорастают подсолнухи.

Источники:

1. Intermediality in Theatre and Performance: Freda Chapple.

2. Wikipedia

3. ME DEA EX Immersive/Interactive Theatre

4. Scan: arts and media

*Впервые опубликовано в журнале культурного сопротивления «ШО» № 5 (31), май 2008


Другие статьи из этого раздела
  • Драматургічна лабораторія «Тиждень української актуальної п’єси»

    11–16 травня у Києві відбудеться проект Драматургічна лабораторія «Тиждень української актуальної п’єси», в рамках якого у форматі читань будуть представлені тексти cучасних українських драматургів. Проект створений за ініціативою молодих українських критиків та режисерів, спрямований на відкриття нових імен, консолідацію молодого театрального руху та об’єднання зусиль осередків, які займаються проблемами сучасної драматургії. Основна програма «Тижня» сформована на основі конкурсу, на який надійшло понад 120 текстів з усієї України.
  • Польский современный театр — голос общественности

    Мацей Новак — директор Института Театра — центра театральной жизни Польши, где собирается вся информация о польском театре, и разрабатываются программы по его распространению заграницу. Мацей Новак — театральный критик и редактор — работал в таких изданиях как  «Театральный гонец», «Театральное движение», возглавлял отдел культуры «Газеты Выборчеи», шесть лет  (2000–2006) был директором и художественным руководителем одного из самых известных современных театров Польши «Театра Выбжеже»
  • Саша Фролова: суперженщина и галактический китч

    В жизни белокурая и хрупкая девушка, выходя на сцену, Саша Фролова превращается в фантастическую Суперженщину будущего. Саша ─ художница и ученица московского перформансиста Андрея Бартенева. Осенью 2006 года был создан музыкальный проект Aquaaerobika, продюсером которого он теперь является. Электро-поп, 8bit, диско-хаус, авангардные, полуабстрактные тексты смешиваются с ярким перформансом, основанным на образах покемонного постмодернизма
  • О театре абсурда, мрачном натурализме и драматургии Мрожека

    Интервью с молодым черниговским режиссером, Евгением Сидоренко
  • Таня Ша о проекте Shopping Hour, театре и альбоме Amor

    Трудно не знать Таню Ша, если вы знакомы с украинским музыкальным сообществом. Ведь Таня — музыкальный продюсер, композитор, аранжировщик, исполнитель, преподаватель теоретических дисциплин, музыкальный журналист, владелица собственной студии звукозаписи… Но меломаны знают и любят Таню Ша прежде всего за украино-сербский проект Shopping Hour, идеологом и клавишницей которого она является

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?