Театральная Польша06 сентября 2011

Марыся Никитюк

В сентябре в Киеве в рамках фестиваля «Дом Химер»недельный показ польського театра

Согласно специальной европейской программе «I, CULTURE», в этом году польское искусство будет презентоваться в 12 столицах мира, в том числе — в Киеве — в рамках фестиваля «Дом химер», который широко представит польский театр: уличные спектакли, кровавые панк-оперы, остросоциальные постановки.

Сегодня Польша — одна из самых сильных театральных стран Европы. Со средины 90-х здесь созрело и вышло в свет мощное поколение режиссеров, драматургов и актеров. Обновившись, творческие элиты пополнились такими популярными в театральном мире именами как режиссеры Кшиштоф Варликовский, Гжегож Яжина, Ян Клята, драматурги — Дорота Масловская, Павел Демирский и другие.

Гжегож Яжина Гжегож Яжина

Государственная стратегия Польши ориентирована на экспорт польской культуры в Европу — в большом количестве экспортирует шоу-кейсы, открытые показы и фестивали для иностранных экспертов. Апрельский фестиваль «Варшавские встречи» (показ в Варшаве лучших спектаклей года из провинции) выполняет внутренние задачи — поддерживает культурную децентрализацию государства.

Театральная Польша рассеяна не только по большим культурным центрам, но и по провинциальной диагонали. Например, в театре небольшого шахтерского города Валбжих были поставлены молодым режиссером Моникой Стшемпкой две острые и смешные пьесы Павла Демирского — «Пусть живет война» — фарс о том, почему поляки любят сериал «Четыре танкиста и собака», и «Жил себе Анджей, Анджей и Анджей» — фарс о прокоммунистических культурных элитах страны.

«Жил себе Анджей, Анджей и Анджей». Павел Демирский, Моника Стшемпка «Жил себе Анджей, Анджей и Анджей». Павел Демирский, Моника Стшемпка

В Валбджихе сосредоточен остросоциальный и политический театр, во Вроцлаве продолжаются психофизические лабораторные работы в Институте Ежи Гротовского. Польский театр в принципе разделен на два направления — остросоциальный театр (оперативно реагирующий на важные общественные события) и театр метафизический (сосредоточенный на эстетике). Правда, при всей своей злободневности театр в Польше не имеет никакой политической влиятельности — политики в театр не ходят.

Но большое разнообразие театрального продукта делает его чрезвычайно интересным, в нем можно обнаружить и влияния немецкого масштабного визуального театра (по типу Томаса Остермайера), и Роял Кортовскую остросоциальную жесткую драму (по типу Марка Равенхилла), в Польше отражен весь театр Европы, потому что в 90-х поляки активно перенимали западный опыт.

«Жил себе Анджей, Анджей и Анджей». Павел Демирский, Моника Стшемпка «Жил себе Анджей, Анджей и Анджей». Павел Демирский, Моника Стшемпка

Основные черты польского театра. Кратко:

Острая социальность. Польский театр активно отражает проблемы общественного сознания. Рефлексирует тему вины за истребленное еврейское население во время Второй Мировой. Развивает тему европейскости Польши — Польша и Евросоюз. Не чужда ему тема полярного противопоставления коммунизма, социализма и капитализма как различных форм общественного мировоззрения.

Интерактивность. Польская публика нередко является участником представления: актеры вовлекают зрителей в действие, сами выходят в зал, манипулируют непосредственной зрительской реакцией и т.д.

Актерская гибкость. В одном спектакле польский актер способен не только мгновенно сменить настроение персонажа, рисунок его характера, но и самого персонажа. Актеры, соответствуя посмодернистической полифоничности, демонстрируют новый тип игры.

«Между нами все хорошо» Гжегож Яжина, Дорота Масловска «Между нами все хорошо» Гжегож Яжина, Дорота Масловска

Видеосценография. Зачастую сцена обвешивается экранами, на которые проецируются видеодекорации. Разные режиссеры используют видео по-разному: в качестве иллюстрации, как средство динамики и дополнительной визуализации или как воспроизведение фрагментов самой постановки.

«Между нами все хорошо» Гжегож Яжина, Дорота Масловска «Между нами все хорошо» Гжегож Яжина, Дорота Масловска

Несмотря на высокое качество польского театра, порой, он теряется в тенденциозности и дешевом эпатаже. В какой-то мере он конъюнктурен: спекулирует на политических и остросоциальных темах, использует нецензурные тексты, и тратит при этом на себя непозволительно большие деньги. Неидеален в духовной направленности, зациклен на беспрерывном национальном самоанализе, самобичевании и самолюбовании. Не избавлен и чисто европейских постмодерных тенденций: тяготеет к интимизации (граничащей с аморальностью), сенсационности, эклектической поверхностности и душевному эксгибиционизму.


Другие статьи из этого раздела
  • Лев Додин: вырванные мысли*

    «Если всерьез озабочен рождением спектакля, ты волей-неволей анализируешь пьесу или прозу, анализируешь материал жизни, и так или иначе пытаешься разгадать сверхзадачу автора. Но разгадать ее можешь только так, как ты сам ее понимаешь. Нет, наверное, таких режиссеров, которые сознательно берут пьесу с мыслью:» Дай-ка я ее переделаю!.. «Но вообще не самовыражаться невозможно! Можно сколько угодно объяснять Някрошюсу, что нужно ставить проще, он искренне не поймет, о чем речь»
  • Дэвид Линч. Киевская прогулка

    Недавний приезд в Украину культового режиссера Дэвида Линча, автора сериала «Твин Пикс», стал событием, если не всенародным, то культурным. В Киев знаменитый режиссер приехал презентовать свою книгу «Поймать большую рыбу. Медитация, осознание, творчество», изданную в Москве, и якобы уже переводимую на украинский язык, а также представить свой фонд, финансирующий программы по трансцендентальной медитации для детей и молодежи, и проанонсировать его представительство в Киеве
  • Європейський досвід або як робити хороший театр

    Уве Гьоссель: Якщо ви хочете робити театр таким, як він був 200 років тому, не варто писати на афішах, що ви робите авангардний театр, так як і 200 років тому
  • Андрій Жолдак. Митець без держави

    Зранку я люблю записувати в щоденник свіжі думки, тим паче, що зараз я готую книжку з теорії, яка називається «Як убити поганого актора», — праця, що виросла з мого однойменного семінару. Саме в щоденнику я почав описувати ті теми, які мене хвилюють. Сьогодні це — трагедія: що таке трагедія в театрі, літературі, мистецтві і в житті, і якими засобами можна доносити її до глядача. Є такий відомий італійський режисер Ромео Кастелуччі, він теж дотримується думки, що світові зараз потрібна трагедія — у нього взагалі є цілий цикл вистав по столицях Європи, який так і називається «Трагедія, яка породжує сама себе».

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?