Венсан Макень — новый французский эпатаж30 марта 2009

Беседовала Марина Вознюк, Париж

Досье:

По окончании Парижского театрального училища 10-го округа, Венсан Макень вступает в Парижскую национальную консерваторию драматического искусства, где среди его преподавателей такие театральные персоналии: Жоэль Жуанно (Joеl Jouanneau), Катрин Марнс (Catherine Marnas), Клод Бухвальд (Claude Buchwald) и Мюрьель Майетт (Muriel Mayette).

В 2002 году, окончив Консерваторию, он играет в постановках Жоэля Жуанно; Сириль Тест, Филиппа Улисс, Жозефины де Мо, Тьери Бедар, Гийома Венсана и др.

Кроме театра Венсан, Макень также работает в кино с Изабель Корсини (La Rйpйtition), Патриком Мимуни (Quand je serai star), Жаном Полем Сивейрак (Le Doux Amour des hommes), Бертраном Бонелло (De la guerre) и Жалилем Леспером (24 mesures).

Параллельно в своей актерской карьере Венсан Макень начинает писать театральные тексты и заниматься режиссурой. Его проекты «W…», «Voilа ce que jamais je ne te dirai», «Requiem (1)», а также спектакль Manque по Саре Кейн были представлены в Национальном молодежном театре при Национальной консерватории драматического искусства. Его пьеса «Carmelle ou la dйraison d’ кtre» была поставлена Мари-Шарлотт Биэ в июне 2006 года в рамках Фестиваля марионеток в Театре Ситэ Интернасиональ в Париже.

В сентябре 2004 года Венсан Макень получает поддержку Министерства культуры Франции для реализации проекта «Friche 22,66», который был представлен на Фестивале Бертье ’ 05.

В апреле 2006 года он пишет и ставит «Requiem ou introduction а une journйe sans hйroїsme» на сцене театра Ферм де Бюиссон (Марн ла Валле).

В июне 2007 года он снова участвует в Фестивале Бертье, где ставит свой текст Requiem 3, который в ноябре 2007 года был представлен на Фестивале Mettre en Scиne в Национальном театре Бретань и в октябре 2008 года — в Доме искусств Кретей (Maison des Arts de Crйteil).

Затем началась работа над «Идиотом» …

Венсан Макень Венсан Макень

Пролог:

Предложению ответить на пару вопросов для украинской публики Венсан Макень был бесконечно рад, хоть и вызвонить его после этого оказалось не так-то просто. Говорит, просто никогда не слышит своего телефона… Но, несмотря на нестерпимую головную боль («это нервы»), режиссер таки пришел на назначенную встречу в кафе у театра Шайо, в котором обычно после каждого спектакля труппа распивает недопитое на сцене шампанское.

В кафе:

Марина Вознюк: Случается ли такое, что актеры отказываются воплощать твои идеи?

Венсан Макень: Безусловно! Практически с каждого из моего проектов два-три актера слетают на второй же день. Так случилось и с «Идиотом». На одной из первых репетиций я просил актера изобразить дикий ужас криком; чтобы он представил, например, что видит горящий дом. А он мне и отвечает, что ужас можно выразить не обязательно через вопль. А ты представь, что ты не перед этим горящим домом, а в нем — он подумал-подумал и ушел из проекта. Но зато те, кто остаются — жгут по полной! Все актеры «Идиота» — мои друзья, мы с ними учились вместе и играли во многих спектаклях. И потом — не каждый согласится играть «такое». Да даже и те, кто остаются, иногда отказываются от некоторых моих предложений. Я, например, хотел, чтобы Настасья Филипповна в одной из сцен обнажилась, но актриса предпочла остаться в купальнике. Ну ладно…

М: Расскажи о своих учителях. Под чьим влиянием ты сформировался как художник? Возможно, у тебя есть любимый режиссер или же другие артисты, которые тебя вдохновляют?

В: Не могу сказать, что кто-то из моих учителей или режиссеров имел реальное влияние на формирование меня как художника. Безусловно, есть режиссеры, которых я обожаю — к примеру, Кастеллуччи… Я видел его «Генезис» и «Юлия Цезаря», когда они гастролировали в Париже, но это было давно… Но не могу сказать, что кто-то меня особенно вдохновляет. Я довольно эклектичен, так что выбрать какой-то определенный стиль в музыке или режиссуре не могу. Кино тоже очень люблю, но любимого режиссера или актера у меня нету. Вот, кстати, хочу поставить «спектакль ужасов», адаптировать какой-нибудь ужастик.

М: Ну, один спектакль ужасов у тебя уже получился… А сам в театр часто ходишь?

В: Да, довольно часто. Особенно часто ходил, когда учился. Но сейчас совсем времени нету, так что уже давно не был… Может посоветуешь, что посмотреть?

М: Ну вот, например, был замечательный спектакль «Алиса, или Страна Чудес» в постановке Мадлен Луарн и Жана-Франсуа Огюста с участием душевнобольных.

В: Да, да это мои хорошие друзья. Но я, к сожалению, не видел этого спектакля. Так что тебе повезло!

М: В одном из своих интервью ты сказал, что «зрители должны легко следовать за мной туда, куда я хочу из привести». Куда же ты хочешь их привести? Какой реакции ожидаешь? Хочешь ли шокировать?

В: Нет, не думаю, что это должно шокировать. По крайней мере это не есть моя цель. По-моему, в моих спектаклях нет ничего шокирующего. Другой вопрос, что некоторым это может просто не нравиться. Иногда приходится читать довольно резкие критики типа «современный театр — дерьмо» (это я на блоге одном прочитал). Или же народ в зале иногда начинает свистеть или громко высказывать свое недовольство.

М: А бывают неожиданные реакции зрителей во время спектакля? Один из моих друзей, например, чуть было не выбежал на сцену, когда звучало предложение рассказать «самый дурной из всех своих дурных поступков», предварительно закурив, так как актеры на сцене тоже курили.

В: Класс! Нет, к сожалению зрители на сцену не выбегают…

М: Расскажи, как ты работал с текстом Достоевского?

В: Для начала мы организовали пару коллективных чтений с актерами. Потом я на какое-то время ушел в подполье, чтобы адаптировать роман для сцены. Таким образом появилась на свет пьеса «Идиот».

М: Как ты работаешь с актерами? Ты авторитарен или же даешь им много свободы? Есть ли место для импровизации?

В: Не скажу, что я авторитарен — мои постановки это всегда коллективные творения. Но все же у меня безусловно есть мое видение того, что должно получится и я на нем настаиваю. В пьесе «Идиот», например, очень много дидаскалий, которые были четко соблюдены в спектакле.

М: Я знаю, что вы скоро отправляетесь на гастроли с «Идиотом». Ты хотел бы показать его на родине Достоевского? Как думаешь, его там примут?

В: Да, по окончании спектаклей в Шайо мы едем на гастроли по Франции. В Россию, безусловно, очень хотел бы его повезти. Кстати, сейчас мы над этим работаем — возможно, поедем летом на фестиваль в Санкт-Петербург (не помню, как называется…). И в Украину с удовольствием приедем, приглашайте! А как примут — без понятия! Нужно поехать, чтобы узнать…


Другие статьи из этого раздела
  • Уличные порядки

    Ярослав Федоришин — один из самых активных и востребованных за границей постановщиков Украины. Театральному делу он учился в Харьковском театральном институте им. И. Котляревского у Всеволода Цветкова, а также в Московском институте театрального искусства у легендарного режиссера Анатолия Эфроса. В 1990-м году он создал Львовский духовный театр «Воскресіння», через два года — организовал во Львове международный театральный фестиваль «Золотой Лев», который за годы его существования посетило с гастролями более 300 театров из 60 стран мира
  • Часть первая: Фестиваль NET.

    Интервью с Романом Должанским, арт-директором фестиваля NET: С самого начала хотелось привозить лучшее, но любая программа — это компромисс между возможностями и желаниями. Хочется одно, а можется другое в финансовом плане. Что касается того, привозим ли мы только хэдлайнеров, то я никогда не отважусь сказать даже в будничной беседе, что программа нынешнего NETа — это самое лучшее, что есть в мире. Это означало бы, что я или ни черта не понимаю в мировом контексте, или у меня плохой вкус. Фестиваль — это некая композиция из спектаклей, которые нам кажутся хоть с какой-то точки зрения интересными
  • Мілена Богавац про сучасну сербську драматургію

    Як генерація письменників ми з’явились у таких обставинах і вирішили не погоджуватись зі статусом кво. Мая Пелевич, Мілан Маркович, Філіп Вуйошевич і я згуртувалися в рамках проекту розвитку і промоції нового драматичного писання, який деякий час відбувався при Народному театрі в Белграді. Очолював цей проект драматург Мілош Кречкович, а співпрацювали з проектом багато драматургів, режисерів і літературних менеджерів. «НАДА» (НовА ДрамА) пропонувала майстерні розвитку драматичного тексту, методологічно засновані на принципах лондонського театру «Роял Корт».
  • О театре абсурда, мрачном натурализме и драматургии Мрожека

    Интервью с молодым черниговским режиссером, Евгением Сидоренко

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?