Влад Троицкий о Лаборатории современной драмы05 декабря 2009


Беседовала Марыся Никитюк

Фото Андрея Божка

«Сейчас самое главное организовать тенденцию, движение современной украинской драматургии, когда ты на чем-то серьезно настаиваешь, то это начинает звучать убедительно, к тебе в какой-то момент уже нельзя не прислушаться»

Влад Троицкий режиссер и создатель киевского театра «ДАХ», президент Гоголь Festа, идеолог создания киевской Лаборатории современной драмы Влад Троицкий режиссер и создатель киевского театра «ДАХ», президент Гоголь Festа, идеолог создания киевской Лаборатории современной драмы
Декабрьская Лаборатория — это только начало, первая встреча, на которой режиссеры, актеры и драматурги попробуют друг друга почувствовать, понять, а наши московские коллеги поделятся с нами своим опытом. Кто-то его примет, кто-то нет, но, по крайней мере, мы услышим друг друга. На протяжении работы будут обговариваться темы, которые интересны нашим режиссерам и драматургам, будут оговорены темы пьес, технология написания диалогов. Почему важно, чтобы в этом участвовали режиссеры, чтобы драматурги понимали, как написанный текст реализуется на сцене, как его из литературного пространства вывести в сценическое. Михаил Угаров приезжает с двумя молодыми режиссерами, они вмести будут делать читки. Для Украины технология постановки читки пьесы достаточно новый опыт, какие-то попытки чтений ранее уже осуществлялись, но они не прозвучали и не получили дальнейшего развития.

Сейчас самое главное организовать тенденцию, и сделать все в связке: молодые актеры, режиссеры, драматурги.

С украинскими драматургами, конечно, проблема. Они не могут найти резонанс с современной действительностью. С одной стороны нет пьес, которые бы имели реальный коммерческий успех, с другой — нет социально острой актуальной драматургии. Но есть молодые писатели, журналисты, которые хотят попробовать свои силы. Понятно, что не все напишут, но если не создать площадку, где это может существовать и быть услышано, то и надежды, что этот процесс будет происходить, нет. Площадка той же «Коронации слова» замечательная, но там не продумана технология, что дальше с этими пьесами делать, и как вообще работать с драматургом. А тут на Лабораториях с ними будут проводить конкретную работу, сначала русские, потом англичане с Роял Корта, позже немцы. Роял Корт — это лондонский театр, который занимается развитием современной драматургии по всему миру. Это очень трудоемкая робота, их технологии рассчитаны не на одни год, они учат писать пьесы, которые будут понятны на родине драматурга и одновременно интересны Европейскому Союзу. В марте они посетят Россию, я уже вел предварительные переговоры, и либо до, либо после этого они приедут в Киев.

Гете-Институт в свое время проводил в Русской драме читки современной немецкой драматургии, Андрей Приходько делал то же в театре им. И. Франко, что-то происходило в «Сузирье». Но это замкнутые истории, которые не предполагали образования современных украинских драматургов и дальнейшего развития этого движения.

Мы же будем представлять русскую, немецкую, французскую, английскую, финскую пьесу здесь, и я надеюсь, что под воздействием этих примеров, начнет развиваться и украинская драматургия. Тем более, что у нас в союзниках Курочкин, Ворожбыт, Яблонская, которые готовы писать на украинском языке, но пока они не понимают, кому это нужно, а мы попробуем тех, кому это нужно, обнаружить.

В таких проектах важна системность. Когда ты на чем-то серьезно настаиваешь, то это начинает звучать убедительно, и в какой-то момент к тебе уже нельзя не прислушаться.

Театральные институты Киева, Харькова, Днепропетровска, Львова выпускают много актеров. Театры этих городов не могут принять всех. Эти люди должны найти свое место. В провинции стоят пустующие театры, у которых нет никаких шансов делать большие бюджетные постановки, а попробовать поговорить на современном языке — вполне реально. Я уверен, что Черкассы, Николаев, Одесса и другие города — могу стать оплотам современной драматургии.

Я не знаю, поймут ли это большие театры Киева, но я уверен, что современная драматургия это замечательный проект для разного рода студий, например для того же Черного Квадрата. Это уже заложено в природе их театра, просто нужно приоткрыть контекст.


вт-пт, 8–11 декабря,
Лаборатория Современной Драматургии
ГогольFest совместно с московским Театром Док и российским фестивалем «Любимовка»
Центр современного искусства «ДАХ»
ул. Красноармейская, 136,
тел: (044) 529–40–62
Участие бесплатно

Текст частично был опубликован в журнале ТОП-10


Другие статьи из этого раздела
  • Венгерский театр боится современности

    В целом венгерский театр достаточно традиционный и консервативный, хотя имеет авангардные голоса даже в Национальном театре. Если общество придерживается консервативной ориентации, театр будет традиционным, как у нас. Но в искусстве всегда есть элемент сопротивления, протеста по отношению к мейнстриму
  • Театр як соціальний проект

    Німецька театральна компанія «Ріміні Протокол» працює в жанрі документального театру, створюючи вистави на межі мистецтва і соціальних досліджень, інформування і рольових ігор. Колектив, заснований Даніелем Ветцелем, Штефаном Кегі та Хельгард Хауг, видозмінив сам підхід до створення театру: авторів, акторів та режисерів в ньому більше немає, сценою виступає дійсність, актори і публіка часто — одні й ті самі люди. Персонажі з підмостків сцени розповідають справжні історії, реальні події перетворюються на вистави
  • Сontemporary dance

    Марина Лымарь — перформер, хореограф и педагог contemporary dance. В Днепропетровске у Марины есть своя танцевальная школа, носящая название «Другие танцы», а также она является директором-продюсером международного фестиваля современного танца и перформанса «Свободный танец». Уже шестой год подряд совместно с посольствами разных стран в Украине Марина Лымарь организовывает фестиваль contemporary dance. Словосочитание это адекватней вскего не переводить дословно, а прибегнуть к общепринятому среди специалистов термену «театр танца». С тем, что такое «Театр танца» в Украине знакомы мало, об этом и о фестивале «Свободный танец» и рассказывает Марина Лымарь
  • Влад Троицкий о Лаборатории современной драмы

    Декабрьская Лаборатория — это только начало, первая встреча, на которой режиссеры, актеры и драматурги попробуют друг друга почувствовать, понять, а наши московские коллеги поделятся с нами своим опытом. Сейчас самое главное организовать тенденцию, движение современной украинской драматургии, когда ты на чем-то серьезно настаиваешь, то это начинает звучать убедительно, к тебе в какой-то момент уже нельзя не прислушаться.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?