На волне барокко: опера «Дидона и Эней» 330 лет спустя01 декабря 2017

Текст Кати Теллер

Фото Open Opera Ukraine

Театральный режиссер Тамара Трунова не скрывает, что давно восхищается оперным искусством, но на создание полноценного музыкально-драматического спектакля решилась лишь в 2016 году.

Ее дебютной работой стала буффонная «Служанка-госпожа» Джованни Перголези в Национальной опере, за ней последовала постановка «Под синим небом» в киевском Театре оперетты. За спектакль по пьесе Дэвида Элдриджа, в котором три пары молодых учителей пьют и обсуждают секс и отношения, режиссер получила премию British Council. В ноябре в «Мыстецком Арсенале» состоялась премьера новой оперы в постановке Тамары Труновой и дирижера Назара Кожухаря – «Дидона и Эней» Генри Перселла, для которой характерен не только современный пластический язык, но и вольная трактовка образов.

Зачем сегодняшнему зрителю английская опера XVII века? Во-первых, это интеллектуальный продукт, который понравится ценителям – команда Open Opera старалась максимально точно воссоздать барочную эстетику: пригласила музыкантов с редкими инструментами из разных городов Украины, России, Польши и Германии, организовала для вокалистов занятия с филологом английского и знаменитой певицей Эммой Киркби. Поставить адекватную барочную оперу, которая сегодня так популярна в Европе, – непростой, трудоемкий процесс, что объясняет почему их почти нет в Украине. Во-вторых, либретто Наума Тейта, основанное на поэме Вергилия, затрагивает темы, которые никогда не утратят свою актуальность – роковую страсть, борьбу любви и долга, доброго и злого в человеке. «Дидона и Эней» считается первой «настоящей» и одной из лучших британских опер, динамичной, легкой для восприятия, понятной и профессионалу, и любителю.

Площадка «Мыстецкого Арсенала» отличается от стандартного концертного зала – это помещение без стен, где нет кулис и исполнителям приходится все время быть на виду. Для работы Перселла, однако, оно подходит больше, чем Национальная опера – барочные произведения априори звучат тише и рассчитаны на более близкий контакт со зрителем. Действие происходит на обычном помосте, окруженном музыкантами с копиями редких ударных, духовых и жильных инструментов. Сцену замыкают деревянные балки – символ троянских кораблей, у которых нервно извивается Дидона и демонстрирует свой голый торс Эней. Особое значение приобретает синий – основной цвет костюмов и освещения, который создает мистическую атмосферу и становится символическим, почти как «Синий бархат» Линча.

Карфагенская царица Дидона влюбляется в героя Троянской войны Энея. Народ ликует и прочит им светлое будущее, но Ведьма, которая не терпит чужого счастья, хитростью разлучает пару. Она является Энею в образе Гефеста и передает лживое послание богов, убеждая плыть назад к берегам Трои, чтобы восстановить ее величие. Эней без раздумий соглашается, что разбивает Дидоне сердце и заканчивается фатальной трагедией. Режиссер не воспринимает своих героев в образе застывших живых скульптур и во время репетиций работала с вокалистами как с обычными актерами. В первую очередь, она продумала психологию и мотивы каждого персонажа. Эней, роль которого исполнил чемпион по армрестлингу Евгений Прудник, олицетворяет классического сильного мачо. Царица (Инна Гусева) отчаянно жаждет любви, буквально живет ею, и ждет того же от избранника, но Эней мечтает о подвигах и Карфаген становится лишь временной остановкой на его пути.

Во времена Перселла женщины уже могли играть в театре, но только не демонические, негативные образы. В XVII веке Ведьму изображали гротескным, асексуальным персонажем, которого зрители не боялись, а скорее высмеивали. Следуя традиции, роль Ведьмы в постановке Open Opera сыграл мужественный обладатель баса Игорь Воронка. Одним из действующих лиц также становится хор, комментирующий происходящее в духе античности. Что интересно, он поочередно принимает сторону добра и зла – это безликая толпа, образ общества, не имеющего собственных убеждений. Его режиссер осуждает так же, как и Вторую даму (Юлия Засимова) – благородную героиню, которая все время хочет помочь Дидоне, но оказывается слишком мягкой и деликатной, а значит – бесполезной.

Примечательно, что главной героиней Трунова делает не Дидону, а Белинду (Татьяна Журавель) – подругу царицы, которая превращается в основную движущую силу спектакля: именно она подталкивает Дидону к любовному союзу и призывает Ведьму. Она физически выражает то, чего нет в тексте: театрально кривляется, подчеркивая свою двуликость, то льнет к царице с нежностью, то бросает ее в руки темных сил с нескрываемым отвращением. Это эмоциональная и страстная натура, которая склоняется к злу от скуки. Царица умирает от недостатка любви в ближайшем окружении и это касается не только Энея. Герои Вергилия универсальны и дают пространство для авторских интерпретаций, которые в данном случае гармонично сочетаются с задумкой композитора. Проект Open Opera – классическая притча, а не мелодрама, рассказанная простым и ярким визуальным языком. Он не только воспроизводит музыкальные традиции XVII века, но и, с помощью режиссерской трактовки Тамары Труновой, дарит им новую жизнь.

Режиссер Тамара Трунова Режиссер Тамара Трунова

Другие статьи из этого раздела
  • Овечка Дора: «Сексуальные неврозы наших родителей»

    В предновогоднее суетливое время раздался театральный залп спектаклей, который выпустил из обоймы театра «ДАХ» режиссер Владислав Троицкий. Отладив шекспировские этно-мистерии, соорудив Климовскую серию по Достоевскому, Троицкий обратился к современной агрессивной драматургии. Одна за другой вышли русская антиутопия-вестерн Юрия Клавдиева «Анна» и «Сексуальные неврозы наших родителей» Лукаса Берфуса. Ни какой другой театр в Киеве не ставит агрессивную современную драматургию, и не просто драматургию, а социальную пьесу — такую популярную сейчас в Европе и в России наряду с документальной
  • Арт-терапия для «оборотней»

    «Театр 13» рассказали о страхах и комплексах сегодняшнего дня
  • Эхо Промзоны

    На ГогольФесте идеолог и организатор фестиваля Влад Троицкий показал кроме уже существующих в условиях театра «ДАХ»«Эдипа. Собачья будка» и  «Короля Лира», новую постановку-эскиз «Школа не театрального искусства». Ею он продемонстрировал грамотное обхождение с пространством промзоны и тонкое кураторство, благодаря которому удалось связать воедино этюды актеров. На повестку дня Троицкий вместе с  «ДАХом» вынес главный вопрос. — О Театре. О театре как об искусстве, о театре как о жизни и жизненном пути
  • Черное сердце тоже болит

    Говоря о любви, о долге, о роке, о власти ─ обо все том, что будет грызть человеческое сердце до скончания мира, шекспировская драматургия действительно никогда не утратит своей актуальности. Чем дальше мы уходим от «золотого века Англии», тем ближе и понятнее нам становятся ее неумирающие страсти. Сколько бы ни было написано прекрасных новых текстов, шекспировские навсегда останутся объектом вожделения для театральных режиссеров, они же будут их испытанием на зрелость. Андрей Билоус в постановке «Ричарда» сделал ставку на психологический анализ первоисточника и неожиданно гуманистическое прочтение характеров.
  • Фінська сага: сонце не зійде ніколи

    В Театрі на Подолі, на малій сцені, Андрієвський узвіз 20, фіни поставили фінів. Тобто фінський режисер Йоель Лехтонен поставив фінського драматурга Крістіана Смедса. Інтимний зворушливий спектакль «Дедалі темніший будинок», тьмяний і загадковий, наводнений привидами, спогадами, почуттями вини, химерами і капризами старості. Вистава сповнена побутового трагізму піднятого до поетичного сприйняття. І хоч сюжетно Смедс заклав містичні заплутані історії старого дому, незрозумілі підміни батька на сина і навпаки, в дусі опіумного По, але крізь це все проступає палімпсестами просте цілісне життя. Життя як окремий світ, світ де вже не люди, а лише тіні розмахують руками на скелях в променях сонця, що вже зайшло

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?