Андрей Жолдак: «Жизнь с Идиотом»06 декабря 2010

Текст Марыси Никитюк

«Жизнь с Идиотом» румынского театра Паду Станку был показан в Киеве 24 ноября 2010 года в Октябрьском дворце

Андрей Жолдак и общественность

Андрей Жолдак как творец оказался в довольно странном положении. Массовый украинский зритель не настолько искушен в современном искусстве, чтобы принимать или отвергать его замыслы вследствие утонченного и разборчивого вкуса, а посему он, либо в преувеличенном восторге по невежеству, либо в преувеличенном гневе — тоже по невежеству.

Подкованный критик или журналист культурные коды Андрея Жолдака считывает, но уже вместе с его поверхностностью, и, как следствие, — тоже отказывается принимать его творчество целиком и безоговорочно. При всем при этом мнимый изгой Жолдак оказывается в самом приемлемом для него климате — войны, борьбы, сражения и эпатажа.

Российские СМИ настаивают, что украинский театр изгнал Жолдака со своих карамельных просторов, но давайте быть честными, давайте представим «стационарного» Жолдака и репертуарного Жолдака. Не самый ли это короткий путь к развенчанию Мифа о Жолдаке?

Его кочевой образ жизни — подарок для него самого — он привык завоевывать чужое внимание быстро в режиме Цезаря: «пришел» … и дальше по плану. Отсюда и его идеи по поводу «культурной Аль-Каиды», которые он пытался изложить на своем сбивчивом и не очень внятном мастер-классе. Ломать, конечно, не строить, а талант у Жолдака исключительно разрушительной силы. Мнимое состояние вечной войны (с журналистами, критиками, государством) хоть и подпитывает мощь его энергий, но все же меньше всего помогает в создании целостного художественного высказывания.

«Жизнь с Идиотом»

Рассказ Виктора Ерофеева «Жизнь с Идиотом» повествует об олигофрене Вове, который превращает в ад и террор жизнь двух случайных людей. Вова с самого начала ведет себя не очень культурно — мастурбирует, обмазывает фекалиями дом, спит с Женщиной главного Героя и убивает ее, спит с Героем и сводит его с ума. Любопытно, что, и в рассказе, и в спектакле проходит тонкий намек, будто бы Вовы-то и не было, а нечеловеческое зло овладело вполне интеллигентной семьей изнутри, просто потому что человек более склонен убивать и насиловать, нежели благодушествовать и совершенствоваться.

Был ли Вова? — вопрос хороший. Но даже если он и был, то тема Внутреннего Идиота — тоже вполне занятна. Антропология зла под перекрестным взглядом Жолдака и Ерофеева смотрится вполне ожидаемо, но, черт возьми, ничего толком они оба не открывают. Зато любование фекально-сексуальной темы — налицо.

Сам спектакль был собран из всего, что Жолдак ставил, видел, слышал, — и это не новость. Мироощущение — из «Федры», прозрачные кубы и видеосъемка — перекочуют в «Войцек» и «Ленин лав, Сталин лав». По сути, спектакль выходит из плоскости сцены, практически полностью перемещаясь на экран, — сегодня это довольно распространенный метод в европейском театре, начало которому положил еще немецкий режиссер Франк Кастроф. Видеоистерики актеров крупным планом перебиваются действием на сцене, визуальный ряд постановки пестрит цитатами из «Прирожденных убийц», «Кинг-Конга», «Убить Билла». Музыка, в которой различимо обилие Земфиры, отсылает также к Рамштайн и Ману Чау — своеобразный Favorit list Андрея Жолдака.

Лирические мотивы вальса Евгения. Доги служат отнюдь не лирическим замыслам, с их помощью Жолдак вульгаризирует возможный гуманистический посыл этого развернутого высказывания о пошлости мира.

Все происходящее на сцене демонстрирует мир, в котором уже нет ничего святого. И все-таки каждый из героев что-то утрачивает, утрачивает свою какую-то невинность, детские иллюзии, игры в снежки, мечту о ребенке… Именно эти фрагменты спектакля обволакивают пунктирным нежным настроением и красотой метафор. Но это тихое отчаяние скользит по краям созданной жолдаковской империи пошлости почти беззвучно и незаметно.

«Жизнь с Идиотом» — это спектакль-констатация. Жолдак, как и Ерофеев, не высказываются в защиту Чистоты и Духа, они искренне смакуют человеческую грязь. Зритель куда более целомудрен, нежели то, что ему о нем — среднем человеке — показывает режиссер, и он, зритель, отводит глаза. А Жолдак, должно быть, вполне доволен, ведь европейская буржуазная публика закалена фекально-кровавыми мотивами, и румянец смущения автор может увидеть разве что у домашней публики.

Но проблема спектакля «Жизнь с Идиотом» не в кино-музыкально-режиссерской эклектике и самоповторении, не в жесткости, не в аморализме и демонстративном насилии. Проблема в том, что этот спектакль с талантливыми сильными актерами, прорывной энергией режиссера, с мириадами культурных аллюзий, в сущности, не имеет идеи и смысла. Эта притча о зле, о внутренней боли и утраченном рае каждого поставлена в таком измывательском тоне, что сделать гуманистические выводы из нее было бы поверхностно и наивно.


Другие статьи из этого раздела
  • Актер — иероглиф

    В китайском, японском и корейском языке слово «каллиграфия» записывается двумя иероглифами, буквальный перевод которых — «путь пишущего». «Путь» читается как духовный выбор, внутреннее стремление обнаружить в искусстве письма философию жизни. Именно ее предложил познать танцовщикам хореограф Лин Хвай-мин. Он долго изучал китайскую каллиграфию, пока не обнаружил в ней «предельно сфокусированную энергетику»
  • Молоді в Молодому

    ХХ століття в театральному контексті пройшло під гаслом звільнення від «гніту драматурга», від букви і духу п’єси, — це епоха остаточного формування і становлення професії режисера. У ХХІ столітті стало зрозуміло, що яким би методом, технікою чи школою не володів режисер, цього замало без якісної драматургії. І нині в світі відбувається бум драматургії, переважно штучний, спровокований нестачею постановочних текстів і режисерським запитом на нову драму. Найбільш театральні Європа і Росія конвеєром продукують драматургічні твори, що випробовуються на сцені і одразу ж зникають, не затримуючись ніде надовго
  • Belarus Open: проектные успехи, кукольные легенды и украинская тема

    На Минском форуме TEART показали шоукейс белорусского театра
  • Город-сад: двойная оптика

    «Чевенгур» Андрея Платонова и «Вишнёвый сад» Антона Чехова на сцене Харьковского академического театра кукол имени Виктора Афанасьева
  • Рожеві сльози

    Спектакль «Рожевий міст» по роману Роберта Джеймса Уоллера «Мости округу Медісон» поставила дочка Роговцевої Катерина Степанкова на «замовлення» матері. Можна вважати, що це перша повноцінна масштабна постановка Степанкової. Дебютувала акторка-режисер мелодрамою про мрії і про історії, що можуть тривати всього 4 дні, а лишати по собі 20 років пам’яті і 20 років кохання. Офіційне святкування ювілею Ади Роговцевої пройде 2 листопада в Театрі ім. І. Франка виставою «Якість зірки» у постановці Олексія Лісовця.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?