Антигона. Последняя жертва богов29 марта 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Коротича

«Взамен рожденная» — пластический скетч по мотивам Софокла

Режиссер— Лариса Венедиктова,

Художник— Александр Друганов,

Музыкальное решение — Александр Кохановский

Премьера спектакля «Взамен рожденная» в театре Дмитрия Богомазова «Вільна сцена» (по мотивам «Антигоны») задумывалась как моноспектакль для актрисы театра Катерины Качан. Однако в режиссуре Ларисы Венедиктовой постановка выросла в некий метажанр, соединивший текстовый театр с техниками современного актуального танца. В результате получилось привычное для европейских платформ (в особенности — фестивальных) представление-перформанс. Театр, который предлагает Лариса Венедиктова (и этого направления придерживается вся команда «Вільной сцены») — это театр с вопросом «как играем?», театр интерпретаций, аллюзий, метафор, театр, преимущественно работающий с формой. Здесь при наличии мощной классической текстуальной основы с известным сюжетом предлагают ее новый смысл, рождающийся с помощью тщательно продуманной формы-версии.

Антигона - Катерина Качан Антигона - Катерина Качан

Пластика контемпорари-танца прекрасно выражает ритм и нерв нашего времени. И физический театр, и актуальный современный танец обращены к темному подсознательному: это ломаные, резкие движения, почти шизофренические па, сгорбленные спины, полусогнутые колени, бессознательные гримасы, стеклянные глаза. Актер-танцор чем-то напоминает биомассу, тело его, словно перетекает из одной формы в другую. Его нервное движение на сцене удивительно точно передает состояние современного человека, который возбужден, взвинчен, охвачен страхом перед завтрашним днем. Непонимание и глобальную человеческую растерянность выражает актуальный современный танец во всех своих стилях.

Хор: Владимир Канивец, Александр Лебедев, Игорь Швыдченко, Александр Комаренко Хор: Владимир Канивец, Александр Лебедев, Игорь Швыдченко, Александр Комаренко

Белый пол, подсвеченный длинными лампами по краям, пять актеров-мужчин (они то представляют подобие античного хора, то царя Креонта и его слуг) одеты в белые, похожие на смирительные, одежды. Взгляд хора, этого коллективного персонажа, воспален, — у каждого персонажа, включая Антигону, багровые круги вокруг глаз, что подчеркивает болезненность изображаемого мира и создает общий контекст Театра танца, его слегка «больничный» стиль. Этот нервный минимализм, созданный художником Александром Другановым, поддержан музыкальной обработкой Баха Александра Кохановского и хореографической режиссурой Ларисы Венедиктовой. «Антигона» Софокла в «Вільной сцене» при всем греческом пафосе и классическом шлейфе, звучит современно, вибрируя дикой энергией танца, хорошо выражает болезни нашего времени. Ограничиваясь исследованием соотношения законов человеческих и законов божьих, акцентируя внимание на принципиальной позиции человека, на его обязанности быть непоколебимым в вопросах чести и долга, действие сосредоточено на линии «Антигона — Креонт».

Катерина Качан Катерина Качан

Катерина Качан свойствами своего характера — глубиной, трагичностью, героичностью, — внешностью и жесткостью актерской игры идеально подходит для Антигоны. Именно такой хрупкой, но непреклонной, такой женственной, но несгибаемой, такой испуганной, но воинственной ее создал Софокл. В Антигоне, кажется, воплотился греческий идеал женщины. Она приносит себя в жертву принципам, высшим законам. Безбрачная, непорочная, непогрешимая в своей решительности, одна против житейской несправедливости и мелочности — Антигона — сильна и неистребима, потому ее дух больше, чем ее физическое тело. Маленькая Антигона-Качан с неподдельным мужеством взывает к своему чувству долга, она железными чеканными интонациями «рубит» реплики, презирая страх в себе, и парирует свои же реплики голосом растерянного ребенка.

Взгляд хора, этого коллективного персонажа, воспален, — у каждого персонажа, включая Антигону, багровые круги вокруг глаз, что подчеркивает болезненность изображаемого мира и создает общий контекст Театра танца, его слегка «больничный» стиль Взгляд хора, этого коллективного персонажа, воспален, — у каждого персонажа, включая Антигону, багровые круги вокруг глаз, что подчеркивает болезненность изображаемого мира и создает общий контекст Театра танца, его слегка «больничный» стиль

Антигона разговаривает сама с собой, зажатая между глубокой ненавистью и желанием жить, желанием юного существа — радоваться красоте мира, души, тела. Она знает, что миру живых ей не принадлежать, ее судьба — гибель героев. Она не может себе позволить умереть иначе, чем ее трагическая семья. Ведь ее братья Этэокл и Полиник убили друг друга в борьбе за Фивы, ее мать Иокаста покончила собой, узнав, что родила детей от собственного сына. Антигона — дочь Эдипа — она верна своей крови. В себе она презирает страх обывателя, трясущегося над своей никчемной жизнью. И презрение ее подлинно, сильно и прекрасно. Антигона отчаянно стремится умереть, понимая и мудро принимая то, что она — последняя жертва богов.

Белый пол, подсвеченный длинными лампами по краям, пять актеров-мужчин (они то представляют подобие античного хора, то царя Креонта и его слуг) одеты в белые, похожие на смирительные, одежды Белый пол, подсвеченный длинными лампами по краям, пять актеров-мужчин (они то представляют подобие античного хора, то царя Креонта и его слуг) одеты в белые, похожие на смирительные, одежды

"Взамен рожденная" "Взамен рожденная"

Антигона отчаянно стремится умереть, понимая и мудро принимая то, что она — последняя жертва богов Антигона отчаянно стремится умереть, понимая и мудро принимая то, что она — последняя жертва богов


Другие статьи из этого раздела
  • «Буря», которой лучше бы не произойти

    Появление на сцене театра им. И.Франко Шекспировской «Бури» — яркий, но в целом бесполезный подвиг. Эта сложная пьеса с большим количеством героев, в отличие от популярно театральных произведений Шекспира, ставилась редко и требовала своего режиссерского прочтения. Сергей Маслобойщиков как режиссер-постановщик, похоже, своего замысла не имел. Претензия поставить одно из самых сложных и редко играемых произведений Шекспира силами коллектива национальной сцены не оправдала себя. Несмотря на бесспорно красивую сценографию, созданную С.Маслобойщиковым, хорошие костюмы и визуально-художественный ряд, спектакль получился аморфным, затянутым, запутанным и скучным
  • Поэтическая Санта-Барбара в Молодом театре

    Андрей Билоус поставил «Жару» по повестям Ивана Бунина
  • Фантасмагории чешского театра

    Пражская литературная школа наиболее известна в мире мрачной мистикой Франца Кафки, а также магической готикой Густафа Майринка. Одним из представителей этой условной группы был и чешский немец Иоганнес Урцидиль, менее известный русскоязычному читателю. Широкая популярность к Урцидилю как к поэту и новеллисту, автору коротких рассказов пришла в 1950-м году. Чехи, хорошо прочувствовав природу своего литературного наследия, а также мистический дух Праги, воплощают его в театре, основные черты которого: интеллектуальность, фантасмагория, примат темного сюрреалистического начала.
  • Гоголь. Вечера

    Вот уже пять лет в Москве существует еще одно оригинальное и метафизическое пространство, где звук — равноправный участник и персонаж постановок, это — SounDrama. Эта студия-театр основана коллективом Пан-квартета во главе с их лидером, актером-режиссером-композитором, Владимиром Панковым.
  • «Соль» на «Морях»

    Море, по словам Криса Торча, арт-директора проекта «Чорное/Северное Моря», — это символ и линия раздела, с одной стороны, и мост и символ единения — с другой. Политика и экономика уже продемонстрировали свою несостоятельность в попытке объединить Европу, возможно, это удастся искусству. В двухгодичное путешествие художественный караван «Морей» отправился с Одессы, набрав с собой драгоценные плоды творцов, поплыл по морским странам, бросая якорь в портовых городах. Тяготея к метажанрам и копродукции разных видов искусств, проект демонстрирует современные тенденции Европейского искусства.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?