Антигона. Последняя жертва богов29 марта 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Коротича

«Взамен рожденная» — пластический скетч по мотивам Софокла

Режиссер— Лариса Венедиктова,

Художник— Александр Друганов,

Музыкальное решение — Александр Кохановский

Премьера спектакля «Взамен рожденная» в театре Дмитрия Богомазова «Вільна сцена» (по мотивам «Антигоны») задумывалась как моноспектакль для актрисы театра Катерины Качан. Однако в режиссуре Ларисы Венедиктовой постановка выросла в некий метажанр, соединивший текстовый театр с техниками современного актуального танца. В результате получилось привычное для европейских платформ (в особенности — фестивальных) представление-перформанс. Театр, который предлагает Лариса Венедиктова (и этого направления придерживается вся команда «Вільной сцены») — это театр с вопросом «как играем?», театр интерпретаций, аллюзий, метафор, театр, преимущественно работающий с формой. Здесь при наличии мощной классической текстуальной основы с известным сюжетом предлагают ее новый смысл, рождающийся с помощью тщательно продуманной формы-версии.

Антигона - Катерина Качан Антигона - Катерина Качан

Пластика контемпорари-танца прекрасно выражает ритм и нерв нашего времени. И физический театр, и актуальный современный танец обращены к темному подсознательному: это ломаные, резкие движения, почти шизофренические па, сгорбленные спины, полусогнутые колени, бессознательные гримасы, стеклянные глаза. Актер-танцор чем-то напоминает биомассу, тело его, словно перетекает из одной формы в другую. Его нервное движение на сцене удивительно точно передает состояние современного человека, который возбужден, взвинчен, охвачен страхом перед завтрашним днем. Непонимание и глобальную человеческую растерянность выражает актуальный современный танец во всех своих стилях.

Хор: Владимир Канивец, Александр Лебедев, Игорь Швыдченко, Александр Комаренко Хор: Владимир Канивец, Александр Лебедев, Игорь Швыдченко, Александр Комаренко

Белый пол, подсвеченный длинными лампами по краям, пять актеров-мужчин (они то представляют подобие античного хора, то царя Креонта и его слуг) одеты в белые, похожие на смирительные, одежды. Взгляд хора, этого коллективного персонажа, воспален, — у каждого персонажа, включая Антигону, багровые круги вокруг глаз, что подчеркивает болезненность изображаемого мира и создает общий контекст Театра танца, его слегка «больничный» стиль. Этот нервный минимализм, созданный художником Александром Другановым, поддержан музыкальной обработкой Баха Александра Кохановского и хореографической режиссурой Ларисы Венедиктовой. «Антигона» Софокла в «Вільной сцене» при всем греческом пафосе и классическом шлейфе, звучит современно, вибрируя дикой энергией танца, хорошо выражает болезни нашего времени. Ограничиваясь исследованием соотношения законов человеческих и законов божьих, акцентируя внимание на принципиальной позиции человека, на его обязанности быть непоколебимым в вопросах чести и долга, действие сосредоточено на линии «Антигона — Креонт».

Катерина Качан Катерина Качан

Катерина Качан свойствами своего характера — глубиной, трагичностью, героичностью, — внешностью и жесткостью актерской игры идеально подходит для Антигоны. Именно такой хрупкой, но непреклонной, такой женственной, но несгибаемой, такой испуганной, но воинственной ее создал Софокл. В Антигоне, кажется, воплотился греческий идеал женщины. Она приносит себя в жертву принципам, высшим законам. Безбрачная, непорочная, непогрешимая в своей решительности, одна против житейской несправедливости и мелочности — Антигона — сильна и неистребима, потому ее дух больше, чем ее физическое тело. Маленькая Антигона-Качан с неподдельным мужеством взывает к своему чувству долга, она железными чеканными интонациями «рубит» реплики, презирая страх в себе, и парирует свои же реплики голосом растерянного ребенка.

Взгляд хора, этого коллективного персонажа, воспален, — у каждого персонажа, включая Антигону, багровые круги вокруг глаз, что подчеркивает болезненность изображаемого мира и создает общий контекст Театра танца, его слегка «больничный» стиль Взгляд хора, этого коллективного персонажа, воспален, — у каждого персонажа, включая Антигону, багровые круги вокруг глаз, что подчеркивает болезненность изображаемого мира и создает общий контекст Театра танца, его слегка «больничный» стиль

Антигона разговаривает сама с собой, зажатая между глубокой ненавистью и желанием жить, желанием юного существа — радоваться красоте мира, души, тела. Она знает, что миру живых ей не принадлежать, ее судьба — гибель героев. Она не может себе позволить умереть иначе, чем ее трагическая семья. Ведь ее братья Этэокл и Полиник убили друг друга в борьбе за Фивы, ее мать Иокаста покончила собой, узнав, что родила детей от собственного сына. Антигона — дочь Эдипа — она верна своей крови. В себе она презирает страх обывателя, трясущегося над своей никчемной жизнью. И презрение ее подлинно, сильно и прекрасно. Антигона отчаянно стремится умереть, понимая и мудро принимая то, что она — последняя жертва богов.

Белый пол, подсвеченный длинными лампами по краям, пять актеров-мужчин (они то представляют подобие античного хора, то царя Креонта и его слуг) одеты в белые, похожие на смирительные, одежды Белый пол, подсвеченный длинными лампами по краям, пять актеров-мужчин (они то представляют подобие античного хора, то царя Креонта и его слуг) одеты в белые, похожие на смирительные, одежды

"Взамен рожденная" "Взамен рожденная"

Антигона отчаянно стремится умереть, понимая и мудро принимая то, что она — последняя жертва богов Антигона отчаянно стремится умереть, понимая и мудро принимая то, что она — последняя жертва богов


Другие статьи из этого раздела
  • Бойкая торговля лицами

    На  «Вільній сцені» Киевского театра драмы и комедии на Левом берегу состоялась премьера спектакля «Урод» по пьесе современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга в постановке молодого режиссера Валентины Сотниченко.
  • Принудительное развлечение Пустотой

    На фестивале «Нитра» был продемонстрирован довольно забавный — с точки зрения формы — спектакль — «Принудительное развлечение». Это комикс, озвученный актерами в режиме реального времени, где главным героем является экран, на который проецируют стоп-кадры сюжета. Ожившие комиксы прекрасно отражают дух нашего времени, в котором рисованные картинки давно вытеснили серьезную литературу. Да и сама история сделана по лекалу компьютерной игры, смысл которой сводится к тому, чтобы выжить.
  • Милая Мила

    Меня лично никогда не интересовали женщины, живущие для любви, пребывающие в ожидании любви, плавающие в собственной сентиментальной патоке. В отличие от женщин думающих и создающих себя, меня не интересовали женственные судьбы просто женщин. Постановка об Эмили Дикинсон могла бы стать выражением приглушенной боли поэта, столкнувшегося с миром. Поэтессу Эмили Дикинсон сравнивали с Цветаевой, ставили вровень с Уолтом Уитменом, ее судьба ─ это судьба творца, а в постановке центральную роль сыграла женственность, что, вероятно, и обусловило слащавость спектакля
  • Черное сердце тоже болит

    Говоря о любви, о долге, о роке, о власти ─ обо все том, что будет грызть человеческое сердце до скончания мира, шекспировская драматургия действительно никогда не утратит своей актуальности. Чем дальше мы уходим от «золотого века Англии», тем ближе и понятнее нам становятся ее неумирающие страсти. Сколько бы ни было написано прекрасных новых текстов, шекспировские навсегда останутся объектом вожделения для театральных режиссеров, они же будут их испытанием на зрелость. Андрей Билоус в постановке «Ричарда» сделал ставку на психологический анализ первоисточника и неожиданно гуманистическое прочтение характеров.
  • Юродивий Кармен

    Український режисер Сергій Швидкий створив чудо-виставу, змусивши драматичного актора Кирила Біна танцювати химерний балет. Він спаяцував саму Кармен. О, ця зловісна і прекрасна жінка з присмаком крові, кожна акторка хотіла б зіграти рокову диво-коханку. Але Кармен екстравагантного хореографа-режисера Швидкого — це хлопчик-пава з гострим носом-дзьобом. Сцена терпіла ритми фламенко різних красунь в червоних платтях, настав час гротескній паві-трансвеститу з чорною панчохою на голові сколихнути уяви тендітних хлопчиків.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?