«Беззащитные существа» в «Новом киевском театре»02 марта 2010

Текст Марыси Никитюк


Маленькие чеховские трагедии

в теплом юморе

беззащитно юных

актеров

вновь родившегося талантливого Театра

19 декабря 2009 года ученик Эдуарда Митницкого — режиссер Виталий Кино — открыл на улице Михайловской 24-ж на базе своего выпускного актерского курса из Киевского театрального колледжа «Новый украинский театр», в репертуаре которого пока три дипломных спектакля: «Бесталанная» (И. Карпенко-Карый), «Шекспириада» (В. Шекспир) и «Беззащитные создания» (А. Чехов).

Спектакль «Беззащитные существа» построен на основе рассказов А.П. Чехова, разворачиваемых в цепи эпизодов. Отдельные фрагменты постановки выдержаны в стиле немого кино: рябит зеленый стробоскоп, и актеры под веселую водевильную музыку нервно двигаются, машут руками и пляшут. Спектакль состоит из девяти рассказов-миниатюр, самой сильной из которых является собственно «Беззащитное существо», где Евгения Мирошниченко в роли госпожи Щукиной (приставучей бабы, которая едва не доводит до инфаркта банкира Кистунова — Егор Снигир), создает неповторимо гротескный образ а-ля «Шапокляк». Основная составляющая актерского дара Е. Мирошниченко — смелость. Она не пытается быть красивой, подобно многим девочкам-актрисам, заботящимся о том, чтобы хорошо выглядеть на сцене, она кривляется, куражится, гримасничает — и в итоге перед зрителем предстает непривлекательная, но чертовски достоверная баба, которую хочется удушить не только Кистунову, но и всему залу. Егор Снигир, сыграв до этого непутевого влюбленного Максима Кузьмича в «Женщине без предрассудков» и горе-писателя в «Загадочной натуре», здесь был упоительно смешным и трогательно тревожным.

«Беззащитные существа» в «Новом киевском театре» «Беззащитные существа» в «Новом киевском театре»

Несколько натянуто звучит начало спектакля, когда актеров приглашают пройти кастинг на фильм «Беззащитные существа», это, безусловно, сюжетная смычка для разрозненных чеховских этюдов (и она поддержана кино-вставками и перебивками дублей), но смычка все-таки схематическая и техническая, лишенная хорошей смысловой пластики. Однако этот спектакль приносит много чистой радости и смеха, хотя и не без горечи, ведь жизнь, как известно, по-чеховски — не малина, а зеленый, недоспелый, кислый крыжовник. И эпизоды «Слова, слова, слова», «Анюта», в которых Алена Сорока сыграла наивных и трагически опытных непутевых женщин, горькими дырами на вылет зияют во всем этом водевильном балаганчике. Добрые интонации «Нового украинского театра» превращают едкий чеховский сарказм — в добродушный юмор, согревая маленькие трагедии теплом душевной иронии.

Сказать по правде, в коллективе юных выпускников наиболее привлекает их легкость, творческий авантюризм, невозмутимость и бьющая через край энергия. Это, в лучшем значении этого слова, студенческий театр, немного еще наивный, но уже очень яркий, в нем столько же азарта, сколько и перспектив, а какие из них сбудутся, покажет время.

«Беззащитные существа» в «Новом киевском театре» «Беззащитные существа» в «Новом киевском театре»

«Беззащитные существа» в «Новом киевском театре» «Беззащитные существа» в «Новом киевском театре»


Другие статьи из этого раздела
  • Выдался июль

    «Июль» как литературный текст, коим он все-таки не является (потому что написан для сцены), ни о чем новом не говорит, Сорокин может таких вот героев дедушек-маньяков, матерных людоедов, из замшелой глубинки пачками сочинять. Если «Июль» воспринимать буквально, то это не самая удачная помесь Достоевского с Ганнибалом Лектором. Но вначале текста есть пометка: предназначен исключительно для женского исполнения. Это важно
  • Кто здесь маньяк?

    В пьесе немецкоязычного автора Лукаса Берфуса «Сексуальные неврозы наших родителей» остро поставлен вопрос двойной морали общества. Это и странный, и магнетический текст о девочке Доре, болезнь которой подавляли таблетками, а потом прекратили и удивились тому, как быстро она схватывает на лету пороки современного мира.
  • Прерванный эксгибиционизм

    Театральный критик Сергей Васильев и актриса Татьяна Круликовская создали своеобразный спектакль по отрывку романа «Невиновные» австрийского писателя и философа Германа Броха. «Святая похоть служанки Церлины» театра «Сузір’я» — это монолог-самообличение (литературная редакция и адаптация — Сергей Васильев), в котором святая грешница Церлина предстает грубой, простой, неприятной, а вместе с тем, забавной и обаятельной особой.
  • Жесть з минулого

    Ти і я шукаємо любові. Адже без неї ніяк, без неї нікуди. Кожний шукає її зі своїх причин, але ніхто і ніколи не думає, що буде після. Іноді «Після» стається через 24 роки. Ви вже давно живете спокійним розміреним життям, у вас дорослий син, старіюча дружина, машина, робота і тут в двері дзвонить ваше давнє кохання. «Жінка з минулого». І що тоді?
  • Блеск и нищета обыкновенного таракана

    На Kyiv poetry week показали белорусский спектакль Дмитрия Богославского и Светланы Бень по стихотворениям ОБЭРИУта Николая Олейникова

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?