«Буря», которой лучше бы не произойти08 ноября 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Евгения Рахно

Появление на сцене театра им. И.Франко Шекспировской «Бури» — яркий, но в целом бесполезный подвиг. Эта сложная пьеса с большим количеством героев, в отличие от популярно театральных произведений Шекспира, ставилась редко и требовала своего режиссерского прочтения. Сергей Маслобойщиков как режиссер-постановщик, похоже, своего замысла не имел. Претензия поставить одно из самых сложных и редко играемых произведений Шекспира силами коллектива национальной сцены не оправдала себя. Несмотря на бесспорно красивую сценографию, созданную С.Маслобойщиковым, хорошие костюмы и визуально-художественный ряд, спектакль получился аморфным, затянутым, запутанным и скучным.

И без того не простой сюжетный ряд пьесы был осложнен режиссерским подходом в распределении ролей: некоторые актеры исполняют по три роли сразу, другие — играют одного персонажа. Вот Богдан Бенюк, — брат Просперо Антонио, подло отнявший у него власть в Милане много лет назад, но стоит с него сорвать рукава, и перед нами — дворецкий короля Неаполя, пьяница и повеса Стефано. В конце постановки уродливый и злой раб Калибан обвиняет Бенюка-Антонио в алкоголизме и покушении на Просперо, приписывая ему злодеяния Бенюка-Стефано. Правда, самое большое злодеяние Бенюка — это его, мягко сказать, неаристократический юмор. Природа его таланта, бесспорно, черпает себя в комическом, но ему, этому комическому, откровенно не хватает интеллекта и утонченности. Деревенская простоватость, сальность жеста, маслянистость внутренней юмористической подкладки — отнюдь не в пользу Шекспиру этот шароварный сельский юморок. Интермедия, в которой пьяный Стефано бродит по острову со своим другом Тринкуло, спаивает Калибана и планирует захватить остров — вульгарна, та же, в которой Антонио и Себастьян строят козни против короля Алонзо — скучна и откровенно неинтересна.

Но, если Бенюк и Баша излишне (юмористически) развязны, то Олег Стальчук с бабочкой-огрызком на шее и в пенсне играет интеллигентно, хорошо, но… почему-то тварь и урода Калибана. Образ этот изумляет… своей противоречивостью и явным несоответствием. Возможно, конечно, в этом есть тонкий замысел режиссера, но либо он так тонок, что ускользает от пристального взгляда критика, либо ему не суждено было свершиться, на сцене театра И. Франко.

Не в меру пафосный Алексей Богданович в роли Просперо превращает ее в квинтэссенцию псевдоакадемического исполнительства. Ни один из его монологов не получился чисто: вместо мягких переходов от грусти к мудрому поучению — псевдострадание и менторство. Туда же в пучину неправдоподобия были отправлены и Александр Форманчук в роли Фердинанда и Миранда — Анжелика Савченко. Их любовь мало того, что наивная, но еще и деревянная.

Словом, актерские непопадания в роли с довольно таки близкого расстояния — очевидны. Было чувство, что Сергей Маслобойщиков создал чудную декорацию, используя вращающийся круг театра и пол под наклоном, и, пуская дым на полупустую сцену, воссоздал не «Бурю», а «Пиратов Карибского моря» — бойкая троица Ариэлей способствовала этому ощущению. Ну, еще принарядил всех в хорошие костюмы и привнес киноматогрофичность в ход сценического действия (например, окно в черном занавесе, которое, словно экран, выхватывало фрагмент действия). Но на этом режиссура и закончилась. Либо он как режиссер не нашел себя в этой постановке, либо не справился со специфически франковской манерой исполнения и самоуверенностью некоторых актеров.


Другие статьи из этого раздела
  • Бельгийцы в Венеции

    В этом году театральное биеннале в Венеции пестрит топовыми именами европейских режиссеров. Сразу же после Остермайера 11-го октября свою новую работу показал бельгийский художник и режиссер, а также известный провокатор Ян Фабр — «Прометей. Пейзаж II», созданную им в сотрудничестве с сербским международным театральным фестивалем БИТЕФ. Прежде, чем попасть на биеннале в Венецию, «Прометей» объездил Европу и Америку. Эта работа сделана в присущем режиссеру ключе — оргии и насилие на фоне прекрасных, масштабных декораций — «оживших картин». Несмотря на то, что Ян Фабр давно работает в театре, он, прежде всего,  — художник.
  • «Не-Счастье реки Потудань»

    Андрей Билоус — талантливый режиссер, но в частном случае инсценировки платоновского рассказа, даже при наличии отличных актеров, которыми являются актеры Театра на Печерске, чуда не произошло. Более того, странное прочтение главных героев, выводящее спектакль в более простую физиологическую плоскость сбивает с толку
  • Криcтиан Люпа: «Чайка» и «Заратустра»

    Свой первый спектакль в России известный польский режиссер Кристиан Люпа поставил в Александринском театре, это была «Чайка». Недавно в Центре им. Мейерхольда в Москве прошел показ его второго спектакля «Заратустра» Об этих двух постановках и о самом Кристиане Люпе и рассказывает наш автор
  • 4 п'єси і 4 читки фестивалю «Драма.UA 2013»

    Короткий і неповний огляд львівського фестивалю нової драми
  • Корейцы. Войцек. Стулья

    «Садори» — корейская труппа, экспериментирующая в жанре физического театра… Надо сказать, что это и выглядит, как чистый эксперимент: «Войцек» поставлен в духе скупого на экстравагантные па балета со стульями с вкраплениями разговорного театра и с титрами сюжетных выжимок, которые и обозначают происходящее на сцене. Физического театра здесь нет. На протяжении всей полуторачасовой постановки не оставляет ощущение, что спекталкь имеет поразительное сходство с японскими мультиками. Сказывается близость культур и попытка расширить выразительный спектр актерских техник. Актеры-танцоры временами визжат и корчат гримасы, что зачастую выглядит попросту наивно, равно как и заданный структурой пьесы кинематографический монтаж — отдает схематизмом и простоватостью.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?