Череп и Красавица23 сентября 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Театра «У Моста»

24 и 25 сентября пермский театр «У Моста» в рамках международной программы ГогольFest покажет «Красавицу из Линнэна» и «Череп из Коннемары».

Три года назад пермский театр «У Моста» оставил на некоторое время проверенную классику, чтобы неожиданно обратиться к жесткой социальной драме. New writing на Западе, или «новая драма» в России — явление 90-х-2000-х, неформально объединившее драматургов, пишущих о жестокости, насилии и социальном маргинализме — именно то, что всегда отпугивало Сергея Федотова, режиссера «У Моста». Он — один из трех представителей новой школы психологического театра в России, предпочитающий современным текстам Достоевского, Булгакова, Гоголя и Кафку. Однако, столкнувшись в Чехии (где он периодически ставит) с пьесой молодого ирландского драматурга Мартина МакДонаха, Сергей Федотов немедля поставил трилогию — «Череп из Коннемары», «Королева красоты» и «Сиротливый запад» — в России, влюбив российского зрителя в ирландского драматурга.

Сергей Федотов. Фото Ольги Закревской Сергей Федотов. Фото Ольги Закревской

«Череп» и «Красавица» будут показаны 24 и 25 сентября в рамках международной программы ГогольFest — киевлян ожидают невероятно вкусные и обжитые спектакли. Это именно тот хороший театр, в котором ткань постановки создается ювелирно точными деталями и красочно сочными подробностями. Оба спектакля разворачиваются в маленьких городишках Ирландии, где нет работы, постоянно идет дождь, где насилие так же обыденно, как и добродетель, и поэтому добродушные ирландцы дробят друг другу кости, обжигают родственникам руки, пьют и издеваются над загадочным священником Уолшом Уэлшом. Этот безумный мир темной Ирландии очень похож на тарантиновский трэш, но в нем, по мнению Сергея Федотова, чуть больше нежности к героям.

На сцене воссоздана в самых мелких подробностях квартира, где ворчливая мать изживает собственную дочь, пытаясь сделать все возможное, чтобы та, бросив любимого, навсегда осталась с ней. Зловредную мать Мэг Фолан играет актер Иван Маленьких, что придает спектаклю комичность и гротеск. Тот же Маленьких сыграет и Мика Даута, гробовщика из спектакля «Череп из Коннемары» — невероятно смешной детективной истории с элементами абсурда. Мик Даут должен приступить к раскопкам гроба своей жены, которую, подозревают, он застрелил семь лет назад. Местный полицейский пытается вывести подозреваемого на чистую воду. А его младший брат, Мартин, деградирующий подросток и мелкий хулиган, поющий в церковном хоре (конечно же Уолша Уэлша), поджаривающий хомяков и подкладывающий в гроб умершим комиксы про вампиров должен помогать Мику раскапывать могилу жены. Персонажи обеих постановок воссозданы с тонким психологизмом, чуткостью к деталям и вниманием к подробностям, — и это настоящие характеры.

«Череп из Коннемары», актер Иван Маленьких «Череп из Коннемары», актер Иван Маленьких

В конце «Черепа из Коннемары» герои будут дробить черепа умерших молотком, а Мартин скажет: «Сегодня я впервые водил машину, мне разбили голову и дали хлебнуть виски — сегодня замечательный день!». И окажется, что в этом мрачноватом мире МакДонаха на самом деле много света.


Другие статьи из этого раздела
  • Курбас. Реконструкция

    В день рождения Леся Курбаса, 25 февраля, в киевском центре им. Леся Курбаса хореографический коллектив TanzLaboratorium показал свою постановку годичной давности, созданную ко дню расстрела режиссера ─ «Курбас. Реконструкция»
  • Мат и злость в прошлом

    О том, как в театре «Актер» показали открытую репетицию по мотивам культового романа Чака Паланика
  • «Территория» польской хореографии

    «Польская танцевальная платформа» показала в Киеве пять лучших танцевальных перформансов и не получила «ответа»
  • Театр і революція. творчість познанських «вісімок»

    У Польщі Театр Восьмого Дня вже став класичним, пройшовши довгий шлях від студентського театру поезії до театру європейського рівня. «Вісімки» спробували вдосталь різноманітних технік та напрямків (включно із методою містеріального театру Гротовського) до того, як зрозуміли, що саме вони прагнуть доносити людям. Цей театр можна назвати послідовником театру Ервіна Піскатора та в дечому навіть Мейєрхольда.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?