Череп и Красавица23 сентября 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Театра «У Моста»

24 и 25 сентября пермский театр «У Моста» в рамках международной программы ГогольFest покажет «Красавицу из Линнэна» и «Череп из Коннемары».

Три года назад пермский театр «У Моста» оставил на некоторое время проверенную классику, чтобы неожиданно обратиться к жесткой социальной драме. New writing на Западе, или «новая драма» в России — явление 90-х-2000-х, неформально объединившее драматургов, пишущих о жестокости, насилии и социальном маргинализме — именно то, что всегда отпугивало Сергея Федотова, режиссера «У Моста». Он — один из трех представителей новой школы психологического театра в России, предпочитающий современным текстам Достоевского, Булгакова, Гоголя и Кафку. Однако, столкнувшись в Чехии (где он периодически ставит) с пьесой молодого ирландского драматурга Мартина МакДонаха, Сергей Федотов немедля поставил трилогию — «Череп из Коннемары», «Королева красоты» и «Сиротливый запад» — в России, влюбив российского зрителя в ирландского драматурга.

Сергей Федотов. Фото Ольги Закревской Сергей Федотов. Фото Ольги Закревской

«Череп» и «Красавица» будут показаны 24 и 25 сентября в рамках международной программы ГогольFest — киевлян ожидают невероятно вкусные и обжитые спектакли. Это именно тот хороший театр, в котором ткань постановки создается ювелирно точными деталями и красочно сочными подробностями. Оба спектакля разворачиваются в маленьких городишках Ирландии, где нет работы, постоянно идет дождь, где насилие так же обыденно, как и добродетель, и поэтому добродушные ирландцы дробят друг другу кости, обжигают родственникам руки, пьют и издеваются над загадочным священником Уолшом Уэлшом. Этот безумный мир темной Ирландии очень похож на тарантиновский трэш, но в нем, по мнению Сергея Федотова, чуть больше нежности к героям.

На сцене воссоздана в самых мелких подробностях квартира, где ворчливая мать изживает собственную дочь, пытаясь сделать все возможное, чтобы та, бросив любимого, навсегда осталась с ней. Зловредную мать Мэг Фолан играет актер Иван Маленьких, что придает спектаклю комичность и гротеск. Тот же Маленьких сыграет и Мика Даута, гробовщика из спектакля «Череп из Коннемары» — невероятно смешной детективной истории с элементами абсурда. Мик Даут должен приступить к раскопкам гроба своей жены, которую, подозревают, он застрелил семь лет назад. Местный полицейский пытается вывести подозреваемого на чистую воду. А его младший брат, Мартин, деградирующий подросток и мелкий хулиган, поющий в церковном хоре (конечно же Уолша Уэлша), поджаривающий хомяков и подкладывающий в гроб умершим комиксы про вампиров должен помогать Мику раскапывать могилу жены. Персонажи обеих постановок воссозданы с тонким психологизмом, чуткостью к деталям и вниманием к подробностям, — и это настоящие характеры.

«Череп из Коннемары», актер Иван Маленьких «Череп из Коннемары», актер Иван Маленьких

В конце «Черепа из Коннемары» герои будут дробить черепа умерших молотком, а Мартин скажет: «Сегодня я впервые водил машину, мне разбили голову и дали хлебнуть виски — сегодня замечательный день!». И окажется, что в этом мрачноватом мире МакДонаха на самом деле много света.


Другие статьи из этого раздела
  • Право уйти

    В национальном театре поставили современную пьесу о морально-этическом выборе
  • Містична Ірен та духи

    У квітні в Центрі Леся Курбаса відбувся показ постановки Харківського національного театру «Ірен та духи» за мотивами п’єси Н.Коляди «Америка Росії подарувала пароплав» у режисурі О.Ковшуна
  • Боль мира

    В рамках фестиваля «Территория» 2 симфонических перформанса Кирилла Серебренникова «Богини из машин» и «Станция» В катакомбах «Винзавода». «Богини из машин» — современное публицистическое выражение боли и жестокости мира в греческих образах. «Станция» — пространственный 3D-стих. Бесконечно красивая поэзия о любви, возможной только на небесах, вне плотского и земного.
  • Юродивий Кармен

    Український режисер Сергій Швидкий створив чудо-виставу, змусивши драматичного актора Кирила Біна танцювати химерний балет. Він спаяцував саму Кармен. О, ця зловісна і прекрасна жінка з присмаком крові, кожна акторка хотіла б зіграти рокову диво-коханку. Але Кармен екстравагантного хореографа-режисера Швидкого — це хлопчик-пава з гострим носом-дзьобом. Сцена терпіла ритми фламенко різних красунь в червоних платтях, настав час гротескній паві-трансвеститу з чорною панчохою на голові сколихнути уяви тендітних хлопчиків.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?