Чистилище: постсоветская версия23 декабря 2009

Надежда Соколенко

Что: премьера спектакля «Торчалов» по пьесе «Страсти по Торчалову»

Где: Киевский академический Молодой театр

Когда: 05.12.09

Драматург: Никита Воронов

Режиссер: Станислав Моисеев совместно с Валерием Легиным

Попал в больницу с сердечным приступом. Друзья постарались, оформили в палату-люкс. А просыпаешься в мрачном клоповнике, и дед, сосед по палате, намекает, что это уже мир иной и предлагает измерить пульс. Пульса нет. Волей-неволей поверишь, что умер, хотя ни ангельского пения не слышно, ни света в конце туннеля не видно. Ах, да, свет. Дед зажигает тусклую лампочку над нескладно сбитым столом. Это предлагаемые обстоятельства, в которых оказался главный герой пьесы Воронова «Страсти по Торчалову» — респектабельный политик, в прошлом партийный функционер, Павел Максимыч Торчалов (Владимир Кокотунов).

«Торчалов» продолжает ряд спектаклей Станислава Моисеева, в которых он норовит прикоснуться к миру инфернальному, потустороннему, заглянуть и проверить, как это — жизнь после смерти. Раньше любое произведение в Моисеевских руках превращалось в гротескную черную комедию, и, вроде бы, живой мир начинали населять персонажи насквозь прогнившие, мертвые. Мир мертвых в «Торчалове» настолько обыден, что даже не интересен. Актеры форсируют голос, перебрасываются репликами, словно мячиками, стараясь побыстрее отфутболить их к зрителю, и никакого взаимодействия и ансамблевости игры на сцене не наблюдается. И думается, что лучше бы и правда, мир после смерти оставался таким, о котором никто бы не знал и даже не догадывался.

Дед Кушка (Ярослав Черненький), Павел Максимыч Торчалов (Владимир Кокотунов) и Лизавета (Ирма Витовская) Дед Кушка (Ярослав Черненький), Павел Максимыч Торчалов (Владимир Кокотунов) и Лизавета (Ирма Витовская)

События пьесы происходят в чистилище, герои называют его — «отстойник». За окном камеры-палаты темно, и только звон трамвая прорывается сквозь вязкую тишину. Правда, режиссеры одним звуком не ограничились и пустили бегать по замкнутому кругу на сцене детский паровозик. Здесь свои, практически зоновские расклады, своя иерархия и… удивительные обитатели. Дед Кушка (Ярослав Черненький) — простой водитель, уже не один десяток лет чистящий туфли для еще более древнего «пациента» — красного комиссара в кожанке и с красным бантом Сашки Пыжова (Дмитрий Тубольцев). В гости приходит и единственная постоялица — селянка-служанка Лизавета (Ирма Витовская), свидетельница знаменитого Московского пожара 1812 года, да еще прислуживающая жене Пушкина.

Сашка Пыжов (Дмитрий Тубольцев) и Лизавета Сашка Пыжов (Дмитрий Тубольцев) и Лизавета

Все собравшиеся здесь задержались лишь потому, что не могут вспомнить свой главный грех на земле. И тут уже автор пьесы Никита Воронов расходится не на шутку, играясь с относительностью любого человеческого поступка, отрицая и христианские заповеди и прочие законы морали, доказывая, что, вполне вероятно, законы и принципы небесной канцелярии совершенно иные.

Каждый перебирает в памяти чуть ли не поминутно свою жизнь на земле, вспоминает очередной грех и замирает в ожидании, что вот раздастся спасительный звонок и его отправят дальше.

Унылость, казенность и временность, будто задержавшись в зале ожидания, пространства пьесы подчеркнута в сценическом оформлении Ларисы Черновой — сбитый из досок и расположенный под углом к зрительному залу помост, одинаковые стандартные койки, черное постельное белье, замотанное сверху пленкой, — видно, чтобы не особенно пачкалось, — покореженные алюминиевые кружки в рассыхающемся шкафу. Даже охранники-самоубийцы и, по совместительству, психологи комендант Римма (Анна Васильева) и Степан (Юрий Потапенко), помогающие постояльцам вспоминать свои проступки, одеты поверх обычной одежды в полиэтиленовые прозрачные плащи.

Комендант Римма (Анна Васильева) и Торчалов Комендант Римма (Анна Васильева) и Торчалов

И в самой пьесе, и в постановке есть много логических несостыковок и недоговоренностей, а также озлобленности и ерничания над нашими временами. В отношении драматургического материала это понятно — пьеса писалась в середине 1990-ых, в смутное кризисное время. Много ли изменилось за эти-надцать лет? Все также на ура воспринимается любая, пусть даже весьма скабрезная, шутка-кивок в сторону отечественных политиков — зал взрывается аплодисментами. Впрочем, над политиками в наше время не шутит только ленивый. Так что «Торчалов» на сцене Молодого театра кажется всего лишь повторением пройденного. К тому же, если до начала нового тысячелетия стремление увидеть политика с человеческим лицом, пусть и грешного, но стремящегося к справедливости и к благосостоянию своей страны на деле, а не на словах, еще хоть как-то оправдано, то в 2009 подобный прием выглядит настолько натянутым, что даже за «рождественскую сказку» не сойдет.


Другие статьи из этого раздела
  • Курбас. Реконструкция

    В день рождения Леся Курбаса, 25 февраля, в киевском центре им. Леся Курбаса хореографический коллектив TanzLaboratorium показал свою постановку годичной давности, созданную ко дню расстрела режиссера ─ «Курбас. Реконструкция»
  • В Харькове показали «Да, мой фюрер!»

    В арт-подвале Муниципальной галереи состоялась премьера спектакля DE FACTO
  • Турне харківського Елвіса містами України

    Постановка «Червоний Елвіс» — зразок авангардного театрального мистецтва, що декларує експериментальність, шокує незвиклого до ненормативної лексики обивателя і використовує максимум засобів комунікації із глядачем
  • «Поздно пугать» в Театре на Левом берегу Днепра

    Сложно и трудно современная проза и драматургия входят в украинские национальные театры. Давно нет советского идеологического заказа или царского запрета на национальный колорит, театры безраздельно владеют творческой свободой. Так, что же им мешает ее реализовать? Почему они угрюмо встречают любую инициативу? Почему творческий поиск в них встречается с заведомо установленным безразличием? По привычке тянут они свой комедийно-водевильный репертуар, лишенный духа, времени, остроты, будто не было в нашей традиции экспериментов Леся Курбаса и поисков 90-х.
  • Далеко не совершенный Чарли

    Если на спектакле вы, запрокинув голову, с интересом изучаете золотистое мерцание пылинок в свете прожекторов, значит, со спектаклем однозначно что-то не так. Пылинки на постановке «Совершенный Чарли» в театре «Сузирья» были обворожительны, чего не скажешь о ней самой

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?