«Идеальная пара»: искусство валять дурака25 июня 2013

Текст Жени Олейник

Фото предоставлены администрацией театра

В киевском Театре на левом берегу Днепра состоялась премьера «пикантной комедии» по пьесе Марка Камолетти «Ох, уж эта Анна!».

«Идеальная пара» режиссера Владимира Цывинского — это тот случай, когда постановка в точности передает настроение пьесы. Французский драматург Марк Камолетти сочинил типичную комедию положений, описав, как принято говорить, этот неловкий момент, когда ты служанка, а твои хозяева одновременно привели домой своих любовников. В обязанности прислуги, как известно, входит следить за семейным благополучием, а потому горничная изо всех сил пытается растасовать остальных героев по квартире во избежание неприятных встреч. Собственно, в этом и заключается весь сюжет.

Зрители Театра на левом берегу Днепра знают Владимира Цывинского прежде всего как актера. Однако «Идеальная пара» уже вторая его режиссерская работа — в прошлом году он поставил спектакль «Звонок из прошлого» по пьесе Анатолия Крыма. Комедия — каверзный жанр, но Цывинский определенно смог живо воспроизвести веселую суетливую бессмыслицу, написанную Камолетти. Режиссер слегка переусердствовал с французским юмором, но справедливости ради надо сказать, что и драматург на него не скупился. Актеры в своих ролях выглядят симпатично, и, может быть, не все сцены и диалоги еще отработаны до конца, но это — дело времени.

Стоит отметить, что в спектакле задействованы два актерских состава, причем, судя по отзывам, второй справился с постановкой лучше, чем первый. По крайней мере, Сергей Солодов обаятелен в образе пожилого ловеласа, а Леся Самаева довольно убедительно сыграла заскучавшую замужнюю даму. Разве что чересчур бросается в глаза ее с Солодовым разница в возрасте: Жаклин из пьесы — женщина постарше. А роль Анны, служанки, исполнила Анастасия Киреева. Ей удалось передать образ добродушной, неуклюжей и глуповатой, на первый взгляд, провинциалки, которая на деле разбирается в человеческих отношениях куда лучше, чем все остальные. Игра Акмала Гурезова и Дарьи Рыбак в ролях любовника и любовницы несколько однообразна, однако резвый ход событий не дает зрителю заскучать.

Постановка располагает к себе — и прежде всего тем, что актеры, повинуясь сюжету и законам жанра, позволяют себе откровенно дурачиться на сцене, однако делают это мастерски. Чего только стоит эпизод, где Анна оказывается в квартире одна и гримасничает — в точности, как все мы, когда думаем, что нас никто не видит.

А вот чего уж точно не стоило делать, так это привносить в постановку лирическую ноту. Камолетти заканчивает очередной шуткой, превращая всю пьесу в остроумный анекдот. Режиссер, видимо, решил, что и в комедии должна быть мораль, и под конец попытался превратить «Идеальную пару» в притчу о настоящей любви. И, к сожалению, тем самым немного ее подпортил: ведь очарование этого спектакля, прежде всего — в легкомысленности.


Другие статьи из этого раздела
  • «Поздно пугать» в Театре на Левом берегу Днепра

    Сложно и трудно современная проза и драматургия входят в украинские национальные театры. Давно нет советского идеологического заказа или царского запрета на национальный колорит, театры безраздельно владеют творческой свободой. Так, что же им мешает ее реализовать? Почему они угрюмо встречают любую инициативу? Почему творческий поиск в них встречается с заведомо установленным безразличием? По привычке тянут они свой комедийно-водевильный репертуар, лишенный духа, времени, остроты, будто не было в нашей традиции экспериментов Леся Курбаса и поисков 90-х.
  • На волне барокко: опера «Дидона и Эней» 330 лет спустя

    О премьере Тамары Труновой, показанной в стенах «Арсенала»
  • Испытание Вагнером

    Репертуар Киевской Оперы топчется вокруг «шлягеров» XIX — начало XX веков. В него включены «обязательные» произведения украинской музыки, ведь без  «Тараса Бульбы» и  «Запорожца за Дунаем», по мнению театральных менеджеров, никак не обойтись украинскому слушателю. Зачем ему, меломану, в самом деле, моноопера «Нежность» Виталия Губаренко? Архаичные постановки добротно «украшены» анахроничными актерскими приёмами: «Посмотрите, как взволнованно я заламываю руки» или  «Мы словно целуемся, поэтому мы отвернулись от публики»
  • When you walk through a storm

    Польська вистава потрапила в український контекст
  • Эдинбург-город фестивалей и дождей

    В разруху послевоенных годов, кровоточа и восстанавливаясь, Европа решила воспользоваться опытом средневекового исцеления, обратившись к фестивалям и карнавалам. В 1947-м году в Эдинбурге сэр Рудольф Бинг вместе с единомышленниками организовал Эдинбургский международный фестиваль: классическая музыка, опера, танец и театр — все о том, чем Европа могла бы быть, если бы не воевала, — возвышенно и пафосно.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?