«Экспонаты»: Ничего лишнего21 сентября 2010

Текст Марыси Никитюк

Как послесловие ГогольFestа и в завершение проекта по созданию современной украинской драматургии ЛСД в ДАХе показали спектакль «Экспонаты» по пьесе Вячеслава Дурненкова. Эту совместную постановку Театра Док. и «Центра драматургии, режиссуры Рощина и Казанцева» совершил молодой режиссер Алексей Жиряков. И сделал это, надо заметить, очень чисто, поставив современный текст без какой-либо претензии на режиссерское первенство в постановке. Из декораций — стол, стулья, лавочка, синие советские весы на прилавке магазина — вполне традиционные мизансцены, игра актеров реалистична и психологически подлинна. Собственно — ничего лишнего и все по неписанным правилам: современный, никому неизвестный материал ставится в классической режиссуре, оставляя классические тексты для авангардных поисков и приобретения мастерства.

В городке Полынске двое предпринимателей из Москвы пытаются создать для туристов музей быта 19-го столетия, постепенно превращая живых людей — в экспонаты. И это происходит на фоне давней вражды между семьями Зуевых и Морозовых, крепко связанных взаимной любовью и ненавистью. Но основной конфликт вырастает не из любви, а из жажды денег и борьбы за свое человеческое достоинство. Предприниматели пытаются «купить» жителей городка, убеждая их несколько раз в неделю обряжаться в костюмы 19 века и придерживаться старинного быта, чтобы туристы, которых будут привозить в город-музей, могли бы заходить в их дома, и наблюдать за тем, как медленно и неспешно текла жизнь пару веков назад. Морозовы соглашаются на коммерческое предложение, Зуевы — нет, настаивая на том, что человеческую жизнь нельзя превращать в декорации старины, и деньги — это еще не все.

В центре внимания характерные «новодрамовские» персонажи: жители глубинки, бабы, мужики, ушлые предприниматели — все предельно реалистично. Ты приходишь в театр посмотреть, как разгораются все те же шекспировские страсти, но теперь в новом антураже. Эта любовь современных драматургий (и особенно русской) к маленькому ничтожному человеку и его жизни, скорее всего, проистекает не из желания драматурга познать жизнь, а из потребности освоить новые территории. К тому же, это вполне в русской традиции — искать правду в народе, вглядываясь в него и раздавая ему символические затрещины.

Но, в отличие от показанного на день раньше спектакля «Жизнь удалась» по пьесе Павла Пряжко в постановке Михаила Угарова, «Экспонаты» более человечны и более глубоки. Дурненков относится к своим персонажам с мягкой и даже милой иронией, и сквозь неотесанность глубинки проступают настоящие люди, исполненные достоинства и избавленные столичной фальши.

Давно в Киеве не игрался спектакль со столь идеальным соединением качества режиссуры, актерской игры и современного текста — все выдержано в оптимальных пропорциях.


Другие статьи из этого раздела
  • «Объяснить» И. Вырыпаева в «Школе современной пьесы»

    Не завидую зрителям, у которых под рукой не будет хотя бы пресс-релиза, который, впрочем, тоже ничего в «Объяснить» не объясняет. Но, по крайней мере, дает хоть какую-то опору, потому что осмыслить новый вырыпаевский опус, отталкиваясь собственно от спектакля, будет, мягко говоря, затруднительно
  • Док. Тор. Три года спустя

    Со сцены мне рассказывали ужасные вещи: о противоречиях, заблуждениях врачебной практики, о беспомощности медицины, о людях, о том, как злы они бывают, об их боли, но в самые жесткие моменты невольно накатившиеся слезы сопровождались какой-то захватывающей радостью. Я смотрю то, что меня трогает, мне делают больно, режут по живому и это нравится.
  • Не поздно испугаться…

    Несмотря на то, что спектакль «Поздно пугать…» ставила молодая команда режиссеров и актеров, в результате получилось зрелое, даже мудрое творческое высказывание. Первая часть спектакля выводит на сцену тех, кого принято считать в приличном обществе социальными отщепенцами. Маргинальный общественный шлак, который послужил прототипом для героев пьесы, демонстрирует невежество, порок, грязь, полное отсутствие человеческого
  • «Лісова пісня»: новая драма в классическом сюжете

    Особого внимания заслуживает, несомненно, работа Андрея Приходько с классическим материалом «Лісової пісні». Режиссер легко доказал, что в умелых руках отечественная классика имеет огромное очарование, достаточно обратить ее к современной эстетике и к интеллектуальным актерам
  • Лолита, два взгляда.

    На сцене Театра Драмы и Комедии на Левом берегу Днепра представили вполне весеннюю премьеру — спектакль «Лолита» в режиссерском прочтении Андрея Билоуса. И получили вполне среднюю постановку, застрявшую между иносказательностью откровенных сцен и их прямым изображением. Не порнографическая «Лолита», и не метафора из цветочных лепестков, сахарной ваты и розового кружева, а нечто среднее, убоявшееся дерзнуть и переосмыслить классический первоисточник.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?