«Экспонаты»: Ничего лишнего21 сентября 2010

Текст Марыси Никитюк

Как послесловие ГогольFestа и в завершение проекта по созданию современной украинской драматургии ЛСД в ДАХе показали спектакль «Экспонаты» по пьесе Вячеслава Дурненкова. Эту совместную постановку Театра Док. и «Центра драматургии, режиссуры Рощина и Казанцева» совершил молодой режиссер Алексей Жиряков. И сделал это, надо заметить, очень чисто, поставив современный текст без какой-либо претензии на режиссерское первенство в постановке. Из декораций — стол, стулья, лавочка, синие советские весы на прилавке магазина — вполне традиционные мизансцены, игра актеров реалистична и психологически подлинна. Собственно — ничего лишнего и все по неписанным правилам: современный, никому неизвестный материал ставится в классической режиссуре, оставляя классические тексты для авангардных поисков и приобретения мастерства.

В городке Полынске двое предпринимателей из Москвы пытаются создать для туристов музей быта 19-го столетия, постепенно превращая живых людей — в экспонаты. И это происходит на фоне давней вражды между семьями Зуевых и Морозовых, крепко связанных взаимной любовью и ненавистью. Но основной конфликт вырастает не из любви, а из жажды денег и борьбы за свое человеческое достоинство. Предприниматели пытаются «купить» жителей городка, убеждая их несколько раз в неделю обряжаться в костюмы 19 века и придерживаться старинного быта, чтобы туристы, которых будут привозить в город-музей, могли бы заходить в их дома, и наблюдать за тем, как медленно и неспешно текла жизнь пару веков назад. Морозовы соглашаются на коммерческое предложение, Зуевы — нет, настаивая на том, что человеческую жизнь нельзя превращать в декорации старины, и деньги — это еще не все.

В центре внимания характерные «новодрамовские» персонажи: жители глубинки, бабы, мужики, ушлые предприниматели — все предельно реалистично. Ты приходишь в театр посмотреть, как разгораются все те же шекспировские страсти, но теперь в новом антураже. Эта любовь современных драматургий (и особенно русской) к маленькому ничтожному человеку и его жизни, скорее всего, проистекает не из желания драматурга познать жизнь, а из потребности освоить новые территории. К тому же, это вполне в русской традиции — искать правду в народе, вглядываясь в него и раздавая ему символические затрещины.

Но, в отличие от показанного на день раньше спектакля «Жизнь удалась» по пьесе Павла Пряжко в постановке Михаила Угарова, «Экспонаты» более человечны и более глубоки. Дурненков относится к своим персонажам с мягкой и даже милой иронией, и сквозь неотесанность глубинки проступают настоящие люди, исполненные достоинства и избавленные столичной фальши.

Давно в Киеве не игрался спектакль со столь идеальным соединением качества режиссуры, актерской игры и современного текста — все выдержано в оптимальных пропорциях.


Другие статьи из этого раздела
  • ГогольFest 2010: особенности

    Вот уже несколько лет подряд киевский сентябрь был тождественен, прежде всего,  — ГогольFestу — яркому, едва ли не единственному стоящему культурному событию года. Осень. Киев. Гогольфест. Искусство. Радость. — Такова была ассоциативная цепочка. Но в этом году радость была омрачена: стало ясно, что Арсенал для фестиваля закрыт
  • «Місто на Ч»: театрально-документальний експеримент

    Сюжет вистави «Місто Ч.» розгортається довкола дівчини з київської Троєщини, яка, помилившись містом, замість Чернігова приїхала до Черкас — знайти хлопця, з яким познайомилася в клубі. Він казав їй  «люблю тебе, мала, всі діла», а вона, шукаючи його, закохалася в іншого, вийшла заміж за нього і лишилася в Черкасах назавжди.
  • Театр — смерть

    Мир «Гамлета» для Оскараса Коршуноваса — это мир театра, трагической клоунады. Жители датского королевского замка пребывают в тревожном сумраке сценической коробки, они лицедействуют, умея мимикрировать под любую роль в любых обстоятельствах и идя по жизни словно в пространстве игры, осознавая степень содеянного перед лицом кровавого финала, когда нечего и сказать, кроме «Дальше — тишина».
  • «Песочница» в Черниговском театре

    Режиссер Виктория Филончук, сделав в прошлом году в рамках фестиваля «Тиждень актуальної п’єси» читку текста польского драматурга Михала Вальчака «Песочница», предложила ее для постановки художественному руководителю Черниговского театра им. Шевченко Андрею Бакирову
  • ГогольFest’16: искусство для ленивых

    Деякі сторінки українського театрального Вавилону

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?