Иэн Кёртис. Вечно живой и внезапно мертвый27 июля 2015

 

Текст Юлии Бабий

Фото Льва Китель и Натальи Астаховой

 

– А наркотики раздавать будут сегодня? Это же день рождения Иэна Кёртиса! – кто-то неудачно шутит при входе на рок-спектакль Joy Division.

– Нет-нет, никаких наркотиков, — отвечают ему со всей серьезностью.

Осознать всю жизнь вокалиста Joy Division Иэна Кёртиса в трезвом уме непросто, а показать ее – даже опасно. К счастью, поколение 70-х, «вечноживых» и «внезапномертвых» перекочевало исключительно в мир виртуальный, а порой – в театральный.

Молодая актриса и режиссер Ксения Скакун показала 10 историй из жизни Иэна Кёртиса и группы Joy Division. Эта смелая затея была реализована на Арт-заводе «Платформа» к несостоявшемуся 59-летию певца. Нужно признать, что локация оказалась идеальной – приятный полумрак, индустриальный стиль и дымовой занавес и вправду создали атмосферу культовых 70-х.

Однако, когда Joy Division появились на сцене, то сразу узнать «именинника» было непросто. К счастью, ведущий в цирковой манере произнес: «Встречайте Джооооой Дивижн! Бернард Самнер, Питер Хук, Стивен Моррис и Иээээн Кёртис!».

Вульгарные выражения из 70-х давались артистам нелегко, а скромность и интроверсия сценического Кертиса даже слегка раздражали. Временами казалось, что это не тот Idiot с альбома Игги Попа, а тот другой — из романа Достоевского. На сцене не хватило истеричного, высокомерного максималиста Кёртиса, однако «достоевский» образ пригодился актеру Алексею Доричевскому при чтении знаменитого предсмертного интервью Кёртиса.

«Свет – это яд. Чистый яд для личности, яд для жизни, для любой мысли. Попробую сформулировать… что такое самоубийство, такое самоубийство, как моё? Это ядерный взрыв, раскалённый полёт. Искры вы до сих пор ощущаете. Сознательно давить в себе свет, до конца, пока не случится цепная реакция… свет это ярость. Ярость комка. Сокола, падающего камнем на жертву. Старт вверх…»,  –  зачитал Кёртис, с той мягкостью и воодушевлением, как Мышкин читал монолог о смертной казни.

Между эпизодами зрителей ждали отличные каверы. Вокалист Василий Скакун, басист Павел Рымкевич, и барабанщик Михаил Кушнарев от души сыграли и спели Atmosphere, No love lost, She'sLostControl и другие песни Joy Division. И, хотя танцы в зале и приветствовались, хореографические этюды исполняли лишь актеры спектакля. Стоит отметить, что особо ловко изображать эпилептический танец получалось не у Кёртиса, а у сценического Стивена Морриса (Александр Ломко), который в реальной жизни все-таки барабанил.

Все «документальные» эпизоды из жизни Иэна Кёртиса были известны и ожидаемы для поклонников Joy Division. Свадьба с Деборой Кёртис, встреча с Анникой, концертные туры, угар и эпилепсия…  Хотя, любовная линия показалась слегка размытой. Жена Дебора больше напоминала маму музыканта, которая упрекала его весь спектакль с усердием 45-летней домохозяйки. Любовница Анника (в исполнении Алины Скорик) оказалась слишком скромной и бесхарактерной, хотя и отлично имитировала акцент. Помимо свадебного танца с Деборой ни одного намека на страсть, влюбленность, истеричность и жестокость Кёртиса мы не увидели. Хотя, женской половине зала уж точно этого хотелось.

Сцена встречи Кёртиса с психиатром, пожалуй, была наилучшей. Полный абсурд, сумасшествие и наркомания, которых  не хватало в других эпизодах, здесь всего было сполна. Весь спектакль врач пританцовывал на краю сцены в больничном платье и создавал интригу. Россыпь таблеток и диагнозов стала кульминацией спектакля, так же, как эпилептические припадки становились кульминациями в выступлениях Кёртиса. Болезнь создавала ему неподражаемый образ и одновременно убивала. А его смерть сделала Joy Division легендарными.

Иэн Кертис – Алексей Доричевский Иэн Кертис – Алексей Доричевский

Эту смерть хотелось увидеть, прочувствовать ее всю и может, прослезиться, но режиссер, видимо, решила поберечь нервы зрителей. Кёртис ушел безмолвно, непонятно и не прощаясь. Чьи-то голоса со сцены с грустью поведали: «Иэна Кертиса нашли повешенным  на кухне 18 мая. На проигрывателе продолжал крутиться альбом «The Idiot» Игги Попа…».

А потом заиграла Love Will Tear Us Apart, кто-то затанцевал, а кто-то ушел. Так и не поняв ничего о жизни Иэна Кёртиса.


Другие статьи из этого раздела
  • ГогольFest 2010: особенности

    Вот уже несколько лет подряд киевский сентябрь был тождественен, прежде всего,  — ГогольFestу — яркому, едва ли не единственному стоящему культурному событию года. Осень. Киев. Гогольфест. Искусство. Радость. — Такова была ассоциативная цепочка. Но в этом году радость была омрачена: стало ясно, что Арсенал для фестиваля закрыт
  • «Не-Счастье реки Потудань»

    Андрей Билоус — талантливый режиссер, но в частном случае инсценировки платоновского рассказа, даже при наличии отличных актеров, которыми являются актеры Театра на Печерске, чуда не произошло. Более того, странное прочтение главных героев, выводящее спектакль в более простую физиологическую плоскость сбивает с толку
  • Театральная Япония

    Согласно официальной статистике, в Японии сегодня насчитывается около трех тысяч театров. Но реальность несколько иная… В 1980-е — во время так называемого, японского экономического чуда — действительно, были построены тысячи новых театральных пространств, многие из которых не были открыты, другие же были открыты, но использованы не по назначению. Недавний мировой экономический кризис, а также экологическая катастрофа (землетрясения и цунами) нынешнего года стали причиной закрытия многих коммерческих и государственных театров.
  • Как играли Чонкина В театре на Левом берегу Днепра

    Октябрьской премьеры «Играем Чонкина» в театре на Левом берегу Днепра ждали. Во-первых, на режиссерском нашем скудо-бедном поле вырисовались новые игроки: актеры с режиссерскими амбициями — Александр Кобзарь и Андрей Саминин, которые в своего «первенца» вложили все свои чаяния. Во-вторых, выбранный материал — вдруг «Иван Чонкин» Владимира Войновича — произведение, мягко говоря, неоднозначное. Узнаваемость автора и его «Чонкина» имеет ярко выраженный возрастной ценз: люди младше тридцати стыдливо переспрашивают, мол «не слышали, не знаем», а тем, кому за тридцать — растягиваются в неопределенных улыбках, мол, знают что-то свое.
  • Ще один день Івана Денисовича

    Жанр: его-рецензія: Ця вистава втретє відвідує Київ, дехто її стільки ж і дивився, і це, я певна, не межа. Пробираючись за жовтою курткою Андрія Жолдака по темному Арсеналу, я думала, який ефект справлятиме гавкіт собак у цих величних стінах, чи сіпатимуться зі страху грубі нервюри, спускаючи тремкіт в колони? Минулого разу я йшла на «Денисовича» по відремонтованим коридорам Жовтневого палацу в супроводі вівчарок, спостерігала стратегічно наставлених режисером юродивих, слухала про мандавошок, але все наче не про мене було, в голові відстукувало — це ТУТ, ТУТ водили на допити КГБ політв’язнів.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?