Венецианский купец. Наше время29 сентября 2015

 

Текст Ирины Бойко

Фото Сoolconnections

 

Под занавес летнего сезона фестиваля «Британский театр в кино» столичному зрителю была представлена свежая работа Королевской Шекспировской компании — «Венецианский купец» по одноименной пьесе Уильяма Шекспира. Проект «Британский театр в кино/Тheatre HD» инициирован арт-объединением CoolConnections, при поддержке Британского Совета в Украине и, по хорошей традиции, проходит в сети кинотеатров Kronverk Cinema.

Режиссер спектакля Полли Финдли не стала экспериментировать с сюжетом произведения, но ее попытки перенести события в сегодняшний день существенно трансформируют материал. Буквально в первых сценах мы видим поцелуй Антонио и Боссанио, который автоматически выводит их отношения за рамки дружеских. То ли повсеместное желание осовременить материал, то ли жажда эпатировать публику подтолкнула режиссера к данному решению, но, в конечном счете, пред нами замысловатый любовный треугольник — «Антонио-Боссанио-Порция». Следовательно, мотив «бескорыстной дружбы» искажается. Любопытно, что актеры остаются в рамках оригинального текста Шекспира. И только физическое действие или интонации придают нового звучания хрестоматийной истории.

Вместо шекспировской красавицы Порции, пред нами образ сильной молодой женщины в исполнении Пэтси Ферран. Она, по воле своего умершего отца вынуждена «сидеть в невестах», доколе не явится некто, кто сможет разгадать таинственную головоломку-лотерею и заполучить девушку. Порция также обладает острым умом и недюжей смекалкой. Эти качества она с легкостью демонстрирует в кульминационной сцене спектакля, умело поворачивая дело так, что ростовщик из истца превращается в обвиняемого. Как можно заметить, Пэтси Ферран создает вполне злободневного персонажа, действия которого будут нам понятными и логичными.

Ценную монетку в копилку «нашего дня» бросает художник спектакля, Йоханнес Шюц. Он моделирует внушительную конструкцию, которая представляет собой цельный металлический лист золотистого оттенка, напоминающего по фактуре латунь, что плотно покрывает задник и сцену, создавая практически зеркальную поверхность. Таким образом, зрители, сидящие в зале, без труда могут наблюдать собственные, искаженные в ней, силуэты. В левом углу ми видим серебристый шар-маятник. Его движение запустит Порция, сообщая нам, что обратный отсчет истории начат.

Музыкальное оформление (Марк Тритшлер), напротив, представляет собой хоровое пение в стиле эпохи Возрождения. В своей работе Полли Финдли, помимо всего прочего, поднимает тему социальной нетерпимости и антисемитизма в обществе, которые всегда имели место. Этот смысловой пласт считывается в образе еврея Шейлока (Макрам Хури). Старый человек подвержен оскорблению и издевательствам лишь потому, что он представляет иное вероисповедание. Любой прохожий не пренебрегает возможностью оскорбить или плюнуть ему в лицо. Так должен ли Шейлок быть великодушен к обидчикам? Вопрос оставляется открытым.

«Венецианский купец» — стильная работа британских мастеров сцены. Спектакль пестрит эпатажными эпизодами и ярками параллелями с нынешним днем. Полли Финдли работает с материалом филигранно, имея чувство меры в своем стремлении осовременить и переиначить. История звучит в притчевой форме, именно благодаря постоянному «взгляду зрителя на себя самого через искаженное зеркало». И маятнику, который никогда не остановит свое движение.


Другие статьи из этого раздела
  • Комедия крика

    Спектакли Алексея Лисовца отличаются очень красивым и сложным постановочным рисунком: никто из актеров на себя одеяло не тянет, все как один проделывают точечную, скрупулезную работу, действуя слаженно и не выбиваясь из рисунка мастера. Эта же хрупкая ювелирная режиссура присутсвует и в его новой постановке в Театре драмы и комедии на Левом берегу Днепра «Не все коту масленица»
  • «Сыроеды»

    Часто смотришь спектакль и вдруг понимаешь, что это никому не нужно. То есть, безусловно, одним необходимо работать, а другим — развлекаться, но не более того. На профессиональной сцене однотонные спектакли отстреливают от зубов профессиональные однотонные актеры. Смотреть же на студенческие работы зачастую страшно — всеми силами стараешься простить инфантилизм. Нет на свете совершенства. Однако, еще не протоптав глубокую тропинку к секрету собственного вдохновения, учащиеся актеры заряжены необузданной энергией, они еще не играли сотый спектакль, и оступаются на сцене, наивно краснея, непосредственно выдавая свое волнение.
  • Цнотливий апельсин

    В Українському культурному просторі надміру перебродивший роман Берджеса «Механічний апельсин» отримав своє сценічне вираження в постановці молодого режисера Максима Голенка на сцені Свободного театру. Першоваріант цієї постановки був показаний ще в НАУКМА, в більш адекватній для нього камерній обстановці. Тепер же спектакль є репертуарним у Свободному театрі, і побачити його можна двічі на місяць на Межигірській, 2
  • Іранське ритуальне дійство тазіе

    Тазіе ─ це суто перська театрально-ритуальна традиція, яка попри всі заборони та численні трансформації дійшла до наших часів. У доісламський період (до сьомого століття нашої ери) в Ірані були поширені видовища іншого типу, пов’язані із траурними церемоніями і вшануванням іранських міфологічних героїв: Сіявуша, Шервіна, Іраджа, Заріра. Коли араби захопили Персію, традиційні видовища було заборонено, оскільки cамі араби не мали театру і, мабуть, мало розуміли його суть. Натомість вони принесли іслам, і персам довелося трансформувати історію про Сіявуша у ісламську релігійну оповідь. Так, виникає тазіе, що в перекладі із арабської означає «співчуття», «жалоба». Тазіе, зазвичай, має один стандартний сюжет про загибель імама Хусейна, який залежно від регіону, де він грається, доповнюється чи видозмінюється
  • «Лісова пісня»: новая драма в классическом сюжете

    Особого внимания заслуживает, несомненно, работа Андрея Приходько с классическим материалом «Лісової пісні». Режиссер легко доказал, что в умелых руках отечественная классика имеет огромное очарование, достаточно обратить ее к современной эстетике и к интеллектуальным актерам

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?