Непарикмахерский сюжет04 мая 2015

 

Текст Анастасии Головненко

Фото Дана Воронова

Режиссер: Алексей Доричевский

Центр DIYA


Насилие во все года крайне литературизируемо

Дима Левицкий

 

«Парикмахеры» – пожалуй, одна из самых заметных и сильных работ, прочитанных в рамках «Недели актуальной пьесы» в ноябре прошлого года. Написанная в привычном для автора ритме множества пауз и коротких фраз, пьеса объединила в себе историю в стилистике хоррор, бытовую драму и философский триллер – жанры не слишком характерные для новой украинской драмы.

По сюжету в парикмахерскую приходят мать, отец и дочь-невеста. Вместо парикмахера Маши, к которой посетители были записаны на стрижку, свои услуги им предлагают нервного вида молодые люди. Оставшись с ними наедине, вся семья постепенно подвергается физическим издевательствам и пыткам. Кропотливо и цинично парикмахеры постепенно убивают их одного за другим. Однако, вместо удовольствия от садизма и злости с пеной у рта, на лицах молодых людей – улыбки, а в их устах – шутки, розыгрыши и даже строки из имяславского письма (суть этого религиозного учения состоит в том, что имя человека – это его бог, а значит и его сущность).

Дмитрий Левицкий выбрал стиль Девида Линча: говоря о человечности, он показывает поведение человека с психотравмой. Нормальное восприятие и реакцию он раскрывает через шизофреническое отсутствие, расщепление эмоции у героев. По сюжету все происходит будто бы в страшном сне – переломанные кости, кровь, трупы, смерти, изнасилование. Парикмахеры механично совершают преступление за преступлением без эмоций и чувств – издевательство и смерть для них больше не событие. Они становятся такими же будничными действиями, как стрижка или укладка.

Режиссер Алексей Доричевский относится к пьесе, скорее не как к литературной основе постановки, а как к поводу поговорить. В его версии «Парикмахеры» – чуть ли не черная комедия, с музыкальными отступлениями и откровенными взглядами в зрительский зал. Смотреть такой спектакль неприятно, но интересно. Неожиданные повороты сюжета, неестественные реакции героев с расшатанной психикой в иронической постановке выглядят выигрышно и притягательно.

Жестокие сцены по режиссерскому замыслу изображаются «крайне театрально»: символично и с юмором, они не играются, а скорее обозначаются. А оттого, даже кульминация – первое «убийство» на сцене, изображается набросками: актриса (Галина Джикаева) то и дело, сменяя неподвижную позу, садится поудобней, и наблюдает за тем, что происходит в парикмахерской после смерти ее героини.

Особенную роль в показе спектакля режиссер отводит его обсуждению, которое длится порой не меньше самого спектакля. Более того, обсуждается скорее не постановка (как часть театрального процесса), а ее тема: клиническая жестокость и способы ее прочтения. Спектакль здесь служит всего лишь поводом для диалога. Режиссер выбирает жанр, когда спектакль становится не произведением искусства, а терапевтическим сеансом. Зритель погружается в тему за счет его собственной рефлексии от непривычных и аномальных реакций персонажей. Он охотно дает оценку происходящему на сцене и проецирует сделанные выводы в собственный мир.

Спектакль все время хочется сравнивать с фильмом Михаэля Ханеке «Забавные игры», ведь главные персонажи – Роман и Рома (актеры Алексей Доричевский и Александр Поцелуев), словно вышедшие из французской ленты, Пауль и Питер. Они педантичные интеллектуалы, зацикленные на себе, слишком аккуратны внешне и манерны в движениях. Но пьеса Дмитрия Левицкого нам ближе, чем римейковый сюжет Ханеке – она многослойна и современна. Желающий покопаться в подводных течениях произведения найдет в ней трактовки и размышления автора о степени человеческой жестокости, о жизни в многослойном современном мире, об ответственности, и даже об имяславском разделении на «своих» и «чужих».


Другие статьи из этого раздела
  • Парад румунського театру: Національний театральний фестиваль в Бухаресті

    Кістяк театрального фестивалю в Бухаресті — найголовнішої театральної події року в країні — складався із набору вистав за класикою, поруч із якими виборювала собі місце молода румунська альтернатива. Окрім насиченої театральної програми, фестиваль мав також теоретичну частину, де можна було послухати лекції відомого американського режисера та теоретика театру Річарда Шехнера, відвідати презентації книжкових новинок на театральну тематику за останній рік, а також переглянути документальні фільми про Гротовського, Сару Кейн та інших театральних метрів
  • Іспанці у розмірі м3

    Для пересічного київського глядача, який ще як слід не скуштував європейських театральних марципанів, іспанець Фернандо Санчес Кабезудо (Fernando Sбnchez-Cabezudo) aka Mr. KubiK Producciones може стати новим цікавим досвідом. Вистава, яку привезе його театральний колектив на Гогольфест, являє собою постмодерністський мікс із абсурдизму, кафкіанства та лівої критики під соусом чудернацької кубічної форми.
  • Фантасмагории чешского театра

    Пражская литературная школа наиболее известна в мире мрачной мистикой Франца Кафки, а также магической готикой Густафа Майринка. Одним из представителей этой условной группы был и чешский немец Иоганнес Урцидиль, менее известный русскоязычному читателю. Широкая популярность к Урцидилю как к поэту и новеллисту, автору коротких рассказов пришла в 1950-м году. Чехи, хорошо прочувствовав природу своего литературного наследия, а также мистический дух Праги, воплощают его в театре, основные черты которого: интеллектуальность, фантасмагория, примат темного сюрреалистического начала.
  • Далеко не совершенный Чарли

    Если на спектакле вы, запрокинув голову, с интересом изучаете золотистое мерцание пылинок в свете прожекторов, значит, со спектаклем однозначно что-то не так. Пылинки на постановке «Совершенный Чарли» в театре «Сузирья» были обворожительны, чего не скажешь о ней самой
  • Таргани, діти та інші звірі

    Британська театральна компанія 1927 показала у Києві трагікомедію про революцію, що не відбувається

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?