Еврейские часы04 марта 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото предоставлены театром «Сузирья»

Спектакль: «Еврейские часы» в театре «Сузирья»

Драматурги: С. Киселев, А. Рушковский. Пьеса получила первое место за «Лучшую пьесу» на «Коронации слова» в 2005 году

Режиссер: Игорь Славинский

Актеры: Валентина Ищенко, Александр Игнатуша

В недавнем интервью нашему изданию Наталья Ворожбит заметила, что «в Украине нет драматического процесса», и она права, его кровь действительно застоялась. Для театра важно, чтобы «мысль вечная» обновлялась «мыслью современной», он нуждается в новой драматургии, созвучной времени и его основным идеям. Однако, к сожалению, современные тексты зачастую такого уровня, что в сравнении с ними старая добрая классика резко возрастает в цене: хочется взяться и крепко держаться за шекспировские локоны. Отраженная в современных текстах украинская действительность, как правило, малоинтересна, уровень художественного абстрагирования крайне низкий. Авторы не могут охватить и переосмыслить то, что они видят вокруг себя, и поэтому предлагают неловкий, угловатый слепок действительности, а не ее художественный образ.

Александр Игнатуша в роли бизнесмена Александр Игнатуша в роли бизнесмена

Спектакль «Еврейские часы», поставленный Игорем Славинским по пьесе С. Киселева и А. Рушковского, как раз является иллюстрацией к состоянию современной драмы в Украине. В пределах украинской действительности разворачивается многообещающая метафора «еврейских часов» (часы, которые отсчитывают время в обратном направлении). В парламенте пытаются принять закон, который перевел бы всю страну на обратное время, а в политических кулуарах ведется борьба за владение заводом-монополистом, занимающимся выпуском «еврейских часов». Абсурд, который в нынешней украинской ситуации не так уж и невозможен. Довольно остроумная метафора в стиле Михаила Задорнова, позволяющая незлобно над собой посмеяться, но…

Александр Игнатуша в роли киллера и Валентина Ищенко в роли обманутой жены сутенера Александр Игнатуша в роли киллера и Валентина Ищенко в роли обманутой жены сутенера

Спектакль не отличается оригинальностью режиссерского языка, перед зрителем ─ конвейер публицистических зарисовок и типов. И как бы актеры Александр Игнатуша (исполнитель всех мужских персонажей) и Валентина Ищенко (исполнительница всех женских ролей) ни старались отыгрывать своих недалеких персонажей ─ всех этих политологов, проституток, депутаток, бизнесменов ─ этого мало для того, чтобы спектакль состоялся. Актерам нечем наполнить своих героев, им не из чего воссоздать характеры, кроме гэгов, нескольких стереотипных черт и шуток драматурги и режиссер не дали им никаких инструментов.

Киллер-Игнатуша и медсестра-Ищенко Киллер-Игнатуша и медсестра-Ищенко

Спектакль не дотянулся до публицистического театра, ─ не хватило резкости, но и не стал образцом документального ─ мало подлинности. Интереснее было бы либо уйти в сторону поэтической сатиры Джонатана Свифта или Петера Вайса, либо в сторону новой драмы, оставляющей действительность без прикрас и метафор, в ее жесткости и неприглядности. К сожалению, «Еврейские часы» не выдержали конкуренции: современные новости намного сатиричнее, а большинство постановок «Сузирья» куда более поэтичны.

Игнатуша-сутенер Игнатуша-сутенер


Другие статьи из этого раздела
  • «Сгоцали» вия

    В  «Пасике» поставили пьесу Натальи Ворожбит
  • Грузинский театр — Свободный театр

    «Хотите узнать, чем живет современный грузинский народ,  — сказал на пресс-конференции Автандил Варсимашвили,  — посмотрите спектакли Свободного театра»
  • «Соль» на «Морях»

    Море, по словам Криса Торча, арт-директора проекта «Чорное/Северное Моря», — это символ и линия раздела, с одной стороны, и мост и символ единения — с другой. Политика и экономика уже продемонстрировали свою несостоятельность в попытке объединить Европу, возможно, это удастся искусству. В двухгодичное путешествие художественный караван «Морей» отправился с Одессы, набрав с собой драгоценные плоды творцов, поплыл по морским странам, бросая якорь в портовых городах. Тяготея к метажанрам и копродукции разных видов искусств, проект демонстрирует современные тенденции Европейского искусства.
  • Последнее пристанище европейцев

    В Европе Кристофа Марталера почитают как гения театрального дела и уверены, что его творческий почерк уникален и неподражаем. Его приглашают для постановок во многие театры Европы, а часть его спектаклей — специальные фестивальные проекты, где он всегда желанный гость. Его творчество уже не столько объект для оттачивания острот театральными критиками, сколько предмет серьезных исследований театроведов со всего мира, в частности: Джорджа Баню, Эрики Фишер-Лихте, Девида Рёснера, Ганса-Тиза Леманна — как проявления театра музыкального и театра постдраматического
  • Город штампов Дмитрия Богомазова

    В ТЮЗе показали «Наш городок» Торнтона Уайлдера

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?