Французы в Киеве: наши подозрения оправдались20 февраля 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Коротича

Молодой театр — Премьера — 12 февраля

Досье на режиссера:

Кристоф Фетрие — французский режиссер, работающий преимущественно с текстами абсурдистов. Продюсировал гастроли Анатолия Васильева в Париже в 2005–2007 годах, преподавал в центральной театральной школе Пекина, ставил всевозможные постановки с древними текстами и текстами модернистов в Таджикистане, Казахстане, много работал в России.

В Молодом театре совместно с Французским культурным центром осуществили довольно большой международный проект. А именно — поставили текст современного французского автора Реми де Воса в режиссуре Кристофа Фетрие. Будто бы солидное событие в театральном мире столицы, надо бы радоваться, но не тут-то было. К сожалению, в Киев редко когда удается заманить птицу высокого полета, и, если иностранцы что-то у нас в театре и делают, то это, как правило, вызывает подозрение. И оно, как правило, оправдывается.

Пресс-конференция в Молодом театре по случаю тотально французской премьеры. Матье Ардэн — директор французского культурного центра, Анн Дюрюфлэ — советник по вопросам культуры и сотрудничества Посольства Франции в Украине и Кристоф Фетрие режиссер спектакля Пресс-конференция в Молодом театре по случаю тотально французской премьеры. Матье Ардэн — директор французского культурного центра, Анн Дюрюфлэ — советник по вопросам культуры и сотрудничества Посольства Франции в Украине и Кристоф Фетрие режиссер спектакля

В случае с премьерой «Пока мама не пришла» — в оригинале пьеса называется «Пока смерть не разлучит нас» — подозрения начались с самой пьесы. Почему-то режиссер Кристоф Фетрие, будучи влюбленным в тексты известного французского драматурга Валера Новарина, решил поставить в Киеве сомнительную черную комедию Реми де Воса. Это очень популярный во Франции автор, но современная французская пьеса на фоне социальной европейской драмы весьма специфична: ничего социального, ничего общественно конфликтного, ничего острого. Доминирующий контекст французской драмы — помесь метафизического и сексуального, однообразие конфликта «мужчина-женщина» делает ее малоинтересной.

Реми де Вос, французский драматург, автор пьесы «Пока смерть не разлучит нас», вмести с театральным медведем Нафаней Реми де Вос, французский драматург, автор пьесы «Пока смерть не разлучит нас», вмести с театральным медведем Нафаней

Основная идея пьесы «Пока смерть не разлучит нас» современна и актуальна, но она теряется в бессодержательных и повторяемых псевдоабсурдистских разговорах ни о чем, и это в самом буквальном смысле: добрая половина текста пьесы — это служебные части речи и бесконечные повторы реплик друг друга. По сюжету перед нами вполне обыденные персонажи — мать, сын и его бывшая девушка, — но почему-то они разговаривают ионесковским стилем и так, будто подражают героям «В ожидании Годо». На всю пьесу — одно событие: разбили урну с прахом покойной бабушки, и все действие это пытаются скрыть от матери, которая знает все с самого начала, но хочет посмотреть, к чему это все приведет двух взрослых вралей. Они же не очень изобретательно, по вине автора, врут, и вранье их не слишком захватывает зрителей. Да и интрига столь очевидна, что и ребенку ясно: прах бабушки в сумке.

Римма Зюбина в роли Анны и Кирилл Бин — Симон. В руках у Зюбиной заветная урна с прахом Римма Зюбина в роли Анны и Кирилл Бин — Симон. В руках у Зюбиной заветная урна с прахом

Самое ценное в этой пьесе — это безжалостная констатация того факта, что мужчина и женщина живут, покорно исполняя свои роли. Цикличность жизни разворачивается в проекцию безысходности, напоминая дом без окон, бесконечное повторение участи первозданных Адама и Евы. Соотношение любви и законов, которым подчиняется наше тело, — вот центральный вопрос постановки. Современный человек разучился слышать и понимать свою природу. Мы все, подобно отстраненным персонажам Кирилла Бина и Риммы Зюбиной, не знаем ответов на ключевые вопросы. Возможно, окончательный жизненный выбор — это смерть миллиона других выборов, а любовь и смерть — суть одно и тоже. Но найти этот смысловой «изюм» возможно только при условии умелого абстрагирования от того, что собственно происходит на сцене. Бессодержательность и однообразие диалогов, наивность и непродуманность интриги, примитивность сюжетных поворотов, — все это перечеркнуло те смысловые «сливки», которые можно было бы извлечь из общего идейного замысла.

Кирилл Бин время от времени «отстранялся» для того чтобы поговорить с мобильным телефоном Кирилл Бин время от времени «отстранялся» для того чтобы поговорить с мобильным телефоном

Виктория Авдиенко в роли матери Симона Виктория Авдиенко в роли матери Симона


Другие статьи из этого раздела
  • Прерванный эксгибиционизм

    Театральный критик Сергей Васильев и актриса Татьяна Круликовская создали своеобразный спектакль по отрывку романа «Невиновные» австрийского писателя и философа Германа Броха. «Святая похоть служанки Церлины» театра «Сузір’я» — это монолог-самообличение (литературная редакция и адаптация — Сергей Васильев), в котором святая грешница Церлина предстает грубой, простой, неприятной, а вместе с тем, забавной и обаятельной особой.
  • Тень Тела

    23–26 февраля в Октябрьском дворце легендарный американский танцевальный коллектив «Пилоболус» в первый раз в Украине покажет свое фантасмагорическое представление «Страну теней». Среди них нет профессиональных танцоров, они предпочитают эклектическую хореографию — акробатическую, цирковую, физически сильную и эстетически своеобразную
  • Всі хворіють на Гольдинера

    Homo soveticus: американська комедія & радянська трагедія
  • Печальная сказка для богатых. Или печальная сказка о богатых…

    Одного из самых популярных режиссеров Европы, художественного руководителя берлинского театра «Шаубюне», казалось невозможным зазвать ставить в Москву. Во всех интервью Остермайер отвечал, что русского не знает, а ставить в таком случае не считает возможным. Вместо этого он привозил в Россию свои лучшие спектакли: «Нору» Ибсена, «Женитьбу Марии Браун» и нашумевшего в Европе «Гамлета».
  • Рожеві сльози

    Спектакль «Рожевий міст» по роману Роберта Джеймса Уоллера «Мости округу Медісон» поставила дочка Роговцевої Катерина Степанкова на «замовлення» матері. Можна вважати, що це перша повноцінна масштабна постановка Степанкової. Дебютувала акторка-режисер мелодрамою про мрії і про історії, що можуть тривати всього 4 дні, а лишати по собі 20 років пам’яті і 20 років кохання. Офіційне святкування ювілею Ади Роговцевої пройде 2 листопада в Театрі ім. І. Франка виставою «Якість зірки» у постановці Олексія Лісовця.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?