«Голый французский король» 08 ноября 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

В конце октября Киев отведал очень не симпатичное блюдо. Французский спектакль по классической пьесе Пьера Мариво «Игра любви и случая» в постановке режиссера-актера Филиппа Кальварио и театральной компании 95 оказался стопроцентной неудачей, полной огрехов и дурновкусия. Нам показали второсортный продукт из недр самого периферийного французского театра. Привозить в Киев из ряда вон плохие спектакли или средней руки цирковые представления становится тенденцией для Французского культурного центра. «Красная шапочка» и «Пока мама не пришла» — беспрецедентно низкокачественные, сырые, «школярские» театральные произведения, компанию Цирковых студий Марселя на прошлой Французской весне спас только залп белоснежных перьев в конце откровенно бедноватого циркового шоу…

Театральные гастроли в Украине — это, в первую очередь, вопрос финансовой политики. Для сравнения — в Москве театр имеет высокий государственный (и творческий) статус, московский зритель (и критик) не станет молча аплодировать при виде пусть и заморского, но все же чертовски голого короля, соответственно туда привозят самое лучшее, как-то — Жозефа Наджа и Жоэля Помра. В Украине — иное дело, здесь эти яркие театральные фигуры появятся не скоро. Плодовитый на культурные события Французский культурный центр действует в рамках логики и порядков той страны, в которой он функционирует. Если в Украине театр не ахти, публика нетребовательна и аплодирует, стоя, всем подряд, то и тратить баснословные деньги — нет смысла. А всему виной — преступное безразличие нашего государства к развитию отечественной культуры, если мы не уважаем себя, с чего бы это делать другим?

Отчасти из-за всего выше перечисленного к нам в Молодой театр и попал этот довольно вульгарный и нелепый театральный эрзац. Стоит, конечно, признать, что все старались — всем спасибо, — но все же переигрывание, скатывающиеся в кривляние, пошлость и актерские штампы не играли на руку и без того невзрачной и простенькой режиссуре. Все это могло бы быть потрясающим водевилем, опереткой (материал располагает), в памяти многих живут чудные советские фильмы по похожим пьесам Карло Гольдони, Лопе де Вега, Мольера, изобилующие актерскими находками (Труффальдино-Райкин из «Труффальдино из Бергамо», Терехова-Диана из «Собака на сене» и т.д.). Но комедию переодеваний, где два главных героя в тайне друг от друга наряжаются собственными слугами, режиссер и актер спектакля Филипп Кальварио попытался вывести русло серьезности, а завел — в тупик.

По ходу спектакля актеры решали трудоемкие вопросы «деструктивной страсти», «общественного долга» и «морали», пылко, упорно и стереотипно играли любовь и нагоняли на зрителя смертельную скуку, и тем, и другим. Героиня гнала от себя любимого, потому что он был в обличии дворецкого не очень-то ее достоин, и разъяренно бросалась на окружающих, демонстрируя высоты актерского наива периода учебных этюдов. Дворецкий Бургонье в образе дворянина Доранта похож на стереотипное представление о пижоне: яркий наряд, сопрано, петушиное поведение и гейское жеманство. То же наблюдается со стороны служанки Лизетты в роли своей госпожи Сильвии. Эти два театрально-актерские «клише» пытались на сцене совокупляться, заниматься оральным сексом, играть с неприлично выглядящей бутафорией, и, кроме вульгарности, глупости и дешевизны, не добыли из этой «клубнички» ни капли качества.

Мы, конечно, вполне хорошо ладим и миримся с нашей отечественной посредственностью, могли бы и подобных французов принять за своих. Но все же хочется думать, что где-то есть хороший театр, хочется в это верить. И отдельно хочется попросить ответственных людей из Французского культурного центра предварительно смотреть то, что они привозят к нам. Если уж они не хотят тратить много, то пусть не тратятся вообще.


Другие статьи из этого раздела
  • «Идиот» Някрошюса

    «Идиот» — последняя премьера литовского режиссера Эймунтаса Някрошюса, которую показали в Литве, в Италии и в России. После Петербуржского театрального фестиваля «Балтийский дом»«Идиота» увидели и в Москве 14, 15, 16 ноября в Малом театре на фестивале «Сезоны Станиславского». «Идиот»«Някрошюса» удивительным образом передает надрыв Ф. Достоевского, который в романе нагнетается стремительным наплывом персонажей самого разного толка, обычно маргинального, и срывающимся голосом автора. Повествование Достоевского построено по ним же и описанному принципу эпилептического припадка: ускоряющийся лихорадочный тон событий, все на пике своей нервозности, потом невероятный всплеск неожиданного безумия/припадка, минутное просветление и мрачное забвение. В спектакле же этот ненормальный мир передан обострением и даже излишним гротеском персонажей
  • «Венецианский купец» или  «Сатисфакция»?..

    Название «Венецианский купец» показалось Станиславу Моисееву не вполне подходящим для его уже давно ожидаемой премьеры в Молодом театре по одноименному шекспировскому тексту. Так родилась «Сатисфакция»: прозрачно и даже несколько прозаично, поскольку все действительно получат то, что хотели: зритель — свою долю не самой плохой комедии с любовными перипетиями, актеры — аплодирующую публику, режиссер — кассовый спектакль. Получилось, в общем, хорошо, смешно, в стиле Молодого театра,  — несколько наиграно, но и не без вкуса.
  • Голем. Долгое путешествие

    Театр московского режиссера Бориса Юхананова, ученика Анатолия Васильева, никогда не был в мэйнстриме и туда, понятное дело, не стремился. Его спектакли-испытания, раскрывающие на территории интеллекта и мистериального театра глубокие смыслы, не создаются, чтобы ублажать публику. Каждый должен терпеть муку рождения мысли: режиссер, актер и, в конечном итоге, зритель. Сейчас Борис Юхананов пытается создать театр там, где, казалось бы, его быть не может, — на фундаменте еврейской религиозно-философской мысли.
  • Эдинбург-город фестивалей и дождей

    В разруху послевоенных годов, кровоточа и восстанавливаясь, Европа решила воспользоваться опытом средневекового исцеления, обратившись к фестивалям и карнавалам. В 1947-м году в Эдинбурге сэр Рудольф Бинг вместе с единомышленниками организовал Эдинбургский международный фестиваль: классическая музыка, опера, танец и театр — все о том, чем Европа могла бы быть, если бы не воевала, — возвышенно и пафосно.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?