Корейцы. Войцек. Стулья14 октября 2008

Текст Марыся Никитюк

Москва, Театр Луны,

8,9 октября

в рамках фестиваля-школы «Территория»

О пьесе, немного контекста:

«Войцек» — незаконченная пьеса, написанная 24-летним немецким романтиком Георгом Бюхнером в 1834 году, незадолго до смерти, которая опередила свое время. Судьба этого текста настолько уникальна и своеобычна, что, сопровождающий ее великий миф, естественно, не оставляет постановщиков равнодушными.

«Войцек» основан на реальных событиях, описанных в газетной криминальной хронике. Это история об армейском цирюльнике Франце Войцеке, маленьком затравленном человеке, который в силу обстоятельств убил свою возлюбленную и был казнен. В пьесе казнь заменена сумасшествием и последовавшим за ним самоубийством.

Георг Бюхнер Георг Бюхнер

Пьеса, состоящая из 27 сцен, осталась незаконченной, ее открытость не только побуждает, но даже обязывает режиссеров домысливать и играть воображением. К тому же, она была опубликована только в 1879 году, ее нашел и восстановил при помощи имеющихся технологий с некоторым ущербом для самой рукописи немецкий исследователь и писатель К.Э. Францоз. Текст имеет некую недосказанность, фрагментарность, и кинематографичность, свойственные скорее деструктивному ХХ столетию. Поэтому с тех пор она и не сходила с подмостков европейских театров и была даже экранизирована Верненом Херцогом.

«Войцек» внезапно стал самой современной пьесой ХХ столетия и продолжает будоражить воображение современных режиссеров.

Сюжет (схематично):

Войцек-армейский цирюльник — последний человек. Над ним все издеваются, командир изводит намеками об измене его возлюбленной, армейский врач ставит над ним жестокие опыты. Доведенный до сумасшествия, он убивает свою возлюбленную Марию и сам топится.

Корейский цирк со стульями:

«Садори» — корейская труппа, экспериментирующая в жанре физического театра…

Надо сказать, что это и выглядит, как чистый эксперимент: «Войцек» поставлен в духе скупого на экстравагантные па балета со стульями с вкраплениями разговорного театра и с титрами сюжетных выжимок, которые и обозначают происходящее на сцене. Физического театра здесь нет.

На протяжении всей полуторачасовой постановки не оставляет ощущение, что спекталкь имеет поразительное сходство с японскими мультиками. Сказывается близость культур и попытка расширить выразительный спектр актерских техник. Актеры-танцоры временами визжат и корчат гримасы, что зачастую выглядит попросту наивно, равно как и заданный структурой пьесы кинематографический монтаж — отдает схематизмом и простоватостью.

Стулья в спектакле выступали как партнеры танцоров: их таскали за собой, с них пили, мастерили решетки, ими даже убивали Стулья в спектакле выступали как партнеры танцоров: их таскали за собой, с них пили, мастерили решетки, ими даже убивали

Смотреть скучно, даже, несмотря на умиление, вызванное попытками корейских актеров говорить на русском, на очень смешном русском: «Шьто жь, я шюха?» Возможно, конечно, все это — запланированное шутовство и буффонада, но реакции актеров настолько гротескны, а весь почерк постановки настолько неразборчив, что заставляет усомниться в том, что замысел был именно таков. Герои не вызывают сопереживания, сюжет не трогает, эмоционально постановка не затрагивает, история неудачника-цирюльника и его неверной жены, утратив всякий внешний драматизм, попросту превратилась в глупую закадровую сплетню.

«Войцек» корейской танцевальной компании «Садори» получился очень наивным, застрявшим между экспериментом и студенческими этюдами представлением «Войцек» корейской танцевальной компании «Садори» получился очень наивным, застрявшим между экспериментом и студенческими этюдами представлением

Пассаж о фестивальных мифах:

Диву даешься, как эта постановка стала «событием» прошлогоднего Эдинбургского фестиваля, и не совсем понятно, как она оказалась на «Территории». Конечно, нужно учитывать два привлекательных в этом спектакле фестивальных фактора. Первый заключается в том, что «Войцек» — это модная пьеса, которая содержит огромный трагический миф, скрытый в ее истории. Второй фактор — это корейская экзотика.

К тому же хороших постановок, поражающих воображение зрителей, впечатляющих до глубины души, честно говоря, в мире очень мало. Истинные величины искусства, театрального в том числе, рождаются не так часто, и, к сожалению, их не так много. Темы, волнующие человечества, мельчают. Рынок театральных постановок растет, спрос на театральный продукт увеличивается, а предлагать, как оказывается, нечего. Каждый год проходит около тысячи (а то и больше) всевозможных театральных фестивалей, это, огромный агрессивный бизнес.Вот этот бизнес искусственным путем и создает, поддерживает мифы о гениальности тех или иных режиссеров, красоте и актуальности абсолютно заурядных постановок. Такова реальность, поэтому неудивительно, что, имея в руках несколько информационно вкусных козырей, не вполне адекватный по качеству спектакль может колесить по миру.

К слову, выборке Эдинбургского фестиваль тоже не стоит доверять безоговорочно — чудеса там также бывают не чаще, чем пришествия Христа. Как показывает опыт, чудесные спектакли часто стоят особняком, в стороне от коммерческих фестивалей, и натыкаешься на них абсолютно случайно. Нужно, конечно, учитывать и то, что режиссеры повторяются или исчерпываются, а миф о них продолжает жить, и постановки их продолжают быть востребованными.

Риторическое:

Иногда задумываешься о том, а нужен ли театр вообще? И что дает современному человеку еще одна ложь еще одного симулякра, который убеждает всех в том, что он и является истинным искусством, только потому, что он не телевизор и не глянцевый журнал?


Другие статьи из этого раздела
  • Театр по колу

    Вперше на київській сцені, в Молодому театрі, свою роботу представив режисер Андрій Бакіров, який ставить спектаклі по всій Україні. Для київського дебюту він обрав п’єсу безкомпромісного песиміста, відомого французького драматурга ХХ ст. Жана Ануя «Коломба». Завдання амбіційне і важке, з огляду на те, що улюбленим жанром Ануя була трагедія. А його світи — це завжди жорстоке зіткнення і протиставлення ідеалу з реальністю. На сцені стрімко розгортається трагедія кинутого зрадженого ідеаліста
  • Особам до 18 вхід заборонено. Альтернативний польський театр SUKA OFF

    Театр Suka OFF є скандальною польською групою, їх творчість балансує на межі «звичайного вибрику молодих перформерів, які „роблять собі ім’я“ і „бажанні щось донести за допомогою брутальної девіантної естетики“. Цей театр не має стаціонарного майданчика, знаходиться в площині авангарду і виходить за межі мистецтва, стимулюючи його подальший розвиток.
  • «Тарас: слава» — попытка эпоса

    9–10 марта в Черкасском театре им. Тараса Шевченко Сергей Проскурня презентовал спектакль «Тарас: слава». Этот театр известен своей современностью и готовностью к экспериментам, он в свое время принял и провокационного Андрея Жолдака, и сложного Дмитрия Богомазова. Теперь же с радостью откликнулся на предложение Сергея Проскурни сделать масштабную, эпическую трилогию, посвященную Тарасу Шевченко.
  • Тень Тела

    23–26 февраля в Октябрьском дворце легендарный американский танцевальный коллектив «Пилоболус» в первый раз в Украине покажет свое фантасмагорическое представление «Страну теней». Среди них нет профессиональных танцоров, они предпочитают эклектическую хореографию — акробатическую, цирковую, физически сильную и эстетически своеобразную
  • Рожеві сльози

    Спектакль «Рожевий міст» по роману Роберта Джеймса Уоллера «Мости округу Медісон» поставила дочка Роговцевої Катерина Степанкова на «замовлення» матері. Можна вважати, що це перша повноцінна масштабна постановка Степанкової. Дебютувала акторка-режисер мелодрамою про мрії і про історії, що можуть тривати всього 4 дні, а лишати по собі 20 років пам’яті і 20 років кохання. Офіційне святкування ювілею Ади Роговцевої пройде 2 листопада в Театрі ім. І. Франка виставою «Якість зірки» у постановці Олексія Лісовця.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?