Курбас. Реконструкция12 марта 2009

Серия: Современный актуальный танец

Текст Марыси Никитюк

Фото Евгения Рахно

В день рождения Леся Курбаса, 25 февраля, в киевском центре им. Леся Курбаса хореографический коллектив TanzLaboratorium показал свою постановку годичной давности, созданную ко дню расстрела режиссера ─ «Курбас. Реконструкция»

Зарисовка

Бритые мальчик и девочка в черных трико, в пачках, откинув головы, двигаются по сцене, ходят на полусогнутых, подпрыгивают, посыпая себя мукой, а в конце под звуки автоматной очереди их складывают в коробку, подметают сцену, и феерия искусства заканчивается так же, как и в реальной жизни Леся Курбаса: бессмысленным расстрелом в Урочище Сандармох в 1937 году ─ из хореографического сюжета перформанса «Курбас. Реконструкция»

TanzLaboratorium: Лариса Венидиктова, Александр Лебедев, Ольга Комиссар TanzLaboratorium: Лариса Венидиктова, Александр Лебедев, Ольга Комиссар

Созданная в 2000-м году хореографическая группа Ларисы Венидиктовой TanzLaboratorium, которая состоит из трех танцоров: Ларисы Венидиктовой, Александра Лебедева, Ольги Комиссар, представляет в Киеве направление физического театра. TanzLaboratorium делает преимущественно фестивальные вещи в стиле контемпорари-дэнс. В театре «Вильна сцена» идет совместная постановка группы и режиссера Дмитрия Богомазова ─ электроакустическая опера-перформанс ─ набросок по мотивам сна Ричарда III из одноименной трагедии Шекспира.

Хореографические работы группы Ларисы Венидиктовой трудно назвать однозначно красивыми или некрасивыми, как, например, перформансы Рада Поклитару и КиевМодернБалета, их ценность, скорее, заключается в их расшифровке, интерпретации, в поиске ассоциаций. Они приносят не столько эстетическое, сколько интеллектуальное удовольствие.

Сольный этюд Ольги Комисар Сольный этюд Ольги Комисар

«Курбас. Реконструкция» ─ довольно непростой для восприятия перформанс. Бессюжетная эклектическая нарезка танцевальных номеров с рядом сложных визуальных образов. В начале перформанса на заднике сцены проектируется текст, под которым едва заметно двигаются танцоры. В представлении они, перекатываясь по полу, перебегая на полусогнутых, приобретая каждый раз новые очертания, предлагают совершенно непривычную эстетику тела и движения. Сложность танцевальных представлений, заключается в том, что не существует общепонятной системы знаков, зачастую танец бессюжетен, его образы имеют множество прочтений, и зрителю далеко не всегда понятна хореографическая метафора перформанса.

Текст в начале спектакля повествует о сложности передачи «знака» в разных видах искусства Текст в начале спектакля повествует о сложности передачи «знака» в разных видах искусства

Сюжетно-образной связью с Лесем Курбасом в перформансе были декламация стиха из пьесы «Мына Мазайло» Николая Кулиша, которую ставил Курбас, и звуки расстрела в конце и в начале перформанса. Атмосферу грядущей трагедии создавало музыкальное сопровождение, повторяющиеся деструктивные шумы и последний танец в страшных масках китайских демонов. Но было и много хореографических образов, которые не так просто расшифровать, не зная подробностей биографии Леся Курбаса, если, конечно, они вообще воссоздавались, потому что отсутствие сюжетной канвы, по большому счету, ни к чему не обязывает.

В перформансе активно используется эстетика примитивного танца В перформансе активно используется эстетика примитивного танца

Заключение

С одной стороны, свободный ассоциативный путь в подобных перформансах ─ это путь к импровизации и воссозданию иррациональной составляющей образа (его духа), но, с другой стороны, отсутствие смысловых рамок лишает постановщиков и танцоров какой-либо ответственности за содержание хореографических метафор. Далеко не каждый зритель готов воспринимать непривычную технику и пластику танца, но еще меньше тех, кто с уверенностью сказал бы, что понял, о чем перформанс. Наличие минимальной сюжетной сетки (краткое изложение перформанса в программке, бегущая строка проекции) облегчило бы восприятие зрителей, позволив ему наслаждаться эстетикой образов и не затрачиваться на их расшифровку, и серьезным образом дисциплинировало бы хореографические коллективы, обязывая их держаться в пределах своих образов, не допускать случайностей и неточных красок.

Лариса Венидиктова Лариса Венидиктова

Лариса Венидиктова Лариса Венидиктова

Курбас. Реконструкция Курбас. Реконструкция

Последний танец в устрашающих масках китайских демонов Последний танец в устрашающих масках китайских демонов


Другие статьи из этого раздела
  • Скіфське каміння: мати-дочки

    «Скіфське каміння» — остання вистава Ніни Матвієнко, яку поставила американська режисерка українського походження Вірляна Ткач (до 20-ліття свого нью-йоркського колективу «Яра», що грає в театрі «Ля Мама»). Востаннє в Києві цей спектакль показували в рамках ГогольFestу 2010.
  • Олег Липцын: Печальный Нос

    Очередной иллюстрацией хорошего театра стал спектакль «Нос» Олега Липцына, который он привез показать в рамках ГогольFestа. Задумывалась эта постановка сначала как огромный проект по произведениям петербуржского периода Николая Гоголя. Липцын хотел сыграть со своими друзьями в разных городах мира один и тот же спектакль по мотивам рассказов Гоголя. Но в итоге получился, что играет его только сам Олег, правда, действительно — по всему миру. Спектакль «Нос» будет показан в Киеве 21 октября в Новом театре на Печерске
  • Возраст музыкального Барокко. Киев. Июль.

    16 июля небольшой захолустный дворик Киево-Печерской Лавры был заполнен музыкой и людьми — под открытым небом был дан концерт барочной музыки и танца. Инициаторы проекта — музыкальный коллектив «Киев-Барокко» при поддержке студии старинного танца «Джойссанс»
  • Почти как настоящие

    В канун Нового года в центре современного искусства им. Леся Курбаса в Киеве сыграли довольно интересную и неожиданную премьеру. И хотя воплощение на киевской сцене двух культовых женских фигур периода Третьего Рейха и Второй мировой ничего не предвещало, возможно, именно такое неожиданное появление «Марлени» ─ расшифровывающееся как Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь ─ привлекло к центру Леся Курбаса театральную общественность, отвоевав ее у предпраздничной суеты

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?