Львовские ритуальные профанации13 сентября 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Ольги Закревской

Спектакль был показан

В рамках ГогольFestа

4 сентября на киностудии им. А. Довженко

Когда смотришь такие постановки, как «Король Лир» львовского театра им. Леся Курбаса, охотно веришь, что время нынче скверное, и театральное время — в том числе.

Туркменский режиссер и любимец прессы Овлякули Ходжакули по заказу театра Курбаса поставил Шекспира. Жили они себе спокойно во Львове двадцать лет без этого Творца и могли бы еще столько же прожить — никто бы и не заметил (речь идет о Ходжакули, конечно, а не о Шекспире). Кто у кого пошел на поводу, театр у режиссера или режиссер у театра, — непонятно, но получился абстрактный спектакль в стиле ритуального театра ни о чем, ни о ком и, собственно, ни для кого. К слову сказать, частенько думается, что ритуальный театр сегодня с его малопонятной трансцендентностью — чистая профанация. Понятно, что если мы чего-то не видим, то это не значит, что его нет. Тем легче сказать, что это невидимое нами — нечто умное и грандиозное. Но как себя не убеждай, а все-таки подобный театр — это бесцельно проведенные часы в кресле зала с наигранно умным лицом.

Декорации и костюмы Марии Сашиной усиливают абстрактность постановки Декорации и костюмы Марии Сашиной усиливают абстрактность постановки

Семь актеров в полубедуинских, полукосмических нарядах сидят в рамках застеленного круга, сидят и по очереди громко кричат, а, когда не кричат, то преспокойно и даже шутливо читают отрывки из «Короля Лира», не особо беспокоясь о логике высказывания. Куски пьесы изрядно перемешаны, и каждый из актеров берет по реплике из общей текстовой свалки: ни о хронологии, ни о последовательности режиссер не позаботился. Как результат — зритель поглощает беспрерывный поток хаотичных идей. О добре. О долге. О предательстве. Но любой шанс сказать об этих вещах не в лоб и художественно (читай, иносказательно) был уничтожен. В итоге режиссер, разрушив драматический стержень пьесы, так и не отыскал в ней сакрального начала, потому что без сюжета отдельно взятые сцены превратились в пошлое, прямолинейное назидание, такое себе львовско-туркменское моралите по Шекспиру.

Граф Глостер с выколотыми глазами появляется в самом начале спектакля, его водит по кругу Король Лир Граф Глостер с выколотыми глазами появляется в самом начале спектакля, его водит по кругу Король Лир

Овлякули Ходжакули в своих интервью часто повторяет, что он-де занимается исключительно не коммерческим театром. А зря, наверное, каждому режиссеру стоит какое-то, пусть и минимальное время, поработать на публику: не занижать планку, разумеется, до самого нижайшего уровня, но научиться говорить ясно, понятно и зрелищно.

Чтобы создавать театр-ритуал, нужно быть Ежи Гротовски, не меньше. Все, кто сегодня берутся подражать ему, попросту спекулируют формой, не понимая, к тому же, что она уже не соответствует ни времени, ни реальности, ни зрителю.

Король Лир — Олег Цьона, и его дочь Корделия — Мирослава Рачинская Король Лир — Олег Цьона, и его дочь Корделия — Мирослава Рачинская


Другие статьи из этого раздела
  • Игры Олигархов: Двойной прицел

    Политику и меценату Александру Прогнимаку пока высказываться — рано, ибо его совместное с режиссером Виталием Малаховым творение «Игры олигархов» — чудовищная помесь КВН-шаржей на тему отечественного телевидения, политической рекламы и бородатых анекдотов. И, что хуже всего, шарж поверхностный, неглубокий и достойный в свою очередь шаржей на самое себя
  • Юная энергия классики или почти сумасшедшая «Женитьба»

    Агафью Тихоновну переселили на Оболонскую набережную в двухэтажный элитный особнячок, вручили ей две квартиры в центре и дачу под Киевом. Жевакина сделали не моряком, а певцом, эдаким Элвисом с заячьей губой и феерическими повадками. Яичница из коллежского асессора превратился в заместителя начальника налоговой службы, ему надели круглые очки кота Базилио, приталенную жилетку, пижонские штаны и снабдили несколько гейскими повадками. Словом, все персонажи — утрированные представители нашего «сегодня»
  • Фото отчет Андрея Божка с открытия ГогольFestа

    Действие питерского визуального театра «АХЕ» началось во дворе Арсенала, где художники Максим Исаев и Петр Семченко красили в красный цвет артистов «ДАХа», а те постепенно, ускользая из-под кистей художников, направлялись на второй этаж Арсенала — занимать свои места в сложной инженерной конструкции ахейцев
  • Не поздно испугаться…

    Несмотря на то, что спектакль «Поздно пугать…» ставила молодая команда режиссеров и актеров, в результате получилось зрелое, даже мудрое творческое высказывание. Первая часть спектакля выводит на сцену тех, кого принято считать в приличном обществе социальными отщепенцами. Маргинальный общественный шлак, который послужил прототипом для героев пьесы, демонстрирует невежество, порок, грязь, полное отсутствие человеческого
  • Прочный хребет «Бесхребетности»

    Воспитанницы Эдуарда Митницкого — Анастасия Осмоловская и Тамара Антропова — впервые заявили о себе как о начинающих режиссерах год назад постановкой «Поздно пугать». В этом году Анастасия Осмаловская выступила как самостоятельный режиссер. Она взялась повторить «Бесхребетность» несмотря на то, что постановка Влада Троицкого в театре «ДАХ» была (и есть) довольно сильной

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?