Немцы в Украине: три дня самоидентификации13 декабря 2011

Текст Марыси Никитюк

Фото Геннадия


Второго декабря Гете-институт совместно с театром им. Леси Украинки открыл трехдневный мини-фестиваль, посвященный проблемам самоидентификации.

Гете-институт — одна из самых активных зарубежных организаций в Украине, которая последовательно, разнообразно и эффективно пропагандирует искусство своей страны. Благодаря ее деятельности в Киеве полнокровно представлена немецкоязычная драматургия. Регулярно проходят читки немецкой пьесы «ШАГ», а также идут спектакли по немецкой драме. Ряд постановок представлен в национальном театре Русской драмы, это — «Сексуальные неврозы наших родителей» Лукаса Берфуса, «Норд Ост» Торстена Бухштайнера, JULIA@ROMEO.com(Norway.Today) Игоря Бауэршима и другие.

Новая инициатива Гете-института — это комплексный театральный проект, посвященный проблемам идентичности и прошедший под знаком концептуального вопроса «Кто Я?». Второго декабря провели закрытый показ спектакля «Бешенная кровь» Нуркана Эрпулата и Йенс Хиллье и публичную читку пьесы Мариуса фон Майенбурга «Камень». Третьего декабря показали спектакль Центра «Текст» и Черкасского муздраматического театра им. Шевченко «Город на Ч.».

«Бешенная кровь» «Бешенная кровь»

Спектакль «Бешенная кровь», посвященный болезненному для Германии вопросу — интеграции мусульман в европейско-христианское немецкое сообщество, — напротив, оказался сильным и цельным высказыванием.

Европа не только сочинила миф о свободе, но благодаря просвещению, укреплению правопорядка, частной собственности и этики личной ответственности смогла его реализовать. Абсолютизировать этот процесс было бы нелепо, ибо всякая свобода — это хорошо замаскированная, комфортная и легитимная несвобода, которая выгодна большинству.

Этнические и религиозные конфликты в ряде Европейских стран, таких, например, как Франция или Германия, — это испытание свободы и как концептуальной идеологемы Европы, и как средства геополитического шантажа. Если свобода, то для всех, и значит, самый малообразованный турок-гость (условно говоря), не желающий интегрироваться в немецкое общество, попирающий веру, культуру, обряд, символику и дух принявшего его государства-дома, имеет точно такие же права, как и самый просвещенный немец-домохозяин. А в противном случае, нужно будет признать, что пропаганда свобод — это международный Имидж, который давно перестал быть эффективным для самих европейцев. И куда полезнее было бы поставить мусульман (которые приходят в Европу за своим правом на комфорт, пренебрегая обязательствами — интегрироваться и стать полезной частью того общества, которое их приютило) перед жестким выбором: или — или.

«Бешенная кровь» «Бешенная кровь»

Собственно, об этом сложном и неоднозначном конфликте — постановка «Бешенная кровь». Нуркан Эрпулат и Йенс Хиллье в увеличительное стекло показали, как невежество и варварство рушат налаженный мир европейского порядка. На уроке немецкой литературы агрессивные подростки-мусульмане издеваются над учительницей, которая предлагает им идеи Шиллера в форме школьного театра. Она долго не может начать урок, пока волей случая у главного заводилы класса не выпадает из сумки пистолет. Хватая оружие, учительница сначала простреливает руку зачинщику, а затем укладывает класс лицом к полу, чтобы начать, наконец, свой урок. Играя «Разбойников» Шиллера, испорченные подростки примеряют на себя роль злодеев и героев, медленно, но все же приходит к ним осознание, что их мир ограничен, агрессивен и несправедлив. Однако в конце пьесы, когда силой оружия было навязано просвещение, один затравленный мальчишка все же использует пистолет, чтобы заставить себя любить и уважать. Таким образом, концепт пьесы получает свой законченный вид: дабы обрести личную свободу, необходимо соблюдать ответственность перед большинством, но у отдельной личности всегда останется желание пренебречь этой взаимозависимостью.

«Бешенная кровь» «Бешенная кровь»

Спектакль является дипломной работой актерского курса Михаила Резниковича, который пока не стал публичной постановкой, но имеет на то все основания. Режиссер Алла Рыбикова решила пьесу в лучших традициях немецкого текстового театра: прозрачная, ясная режиссура, канву действия обрамляет хоровое пение «мусульманского класса». Актеры играют сильно и разнопланово, им удается передать радикализм, агрессивность и антиповедение.

Смелую учительницу уверено сыграла Наталия Шевченко, сочетав силу и слабость своей героини, показав ненависть к мусульманам через глубинный внутренний конфликт — собственную трагическую причастность к этой культурно-религиозной общности.

«Бешенная кровь» «Бешенная кровь»


Другие статьи из этого раздела
  • Ведьмы на Подоле: шабаш средней руки

    Радостный и румяный Дес Диллон, привезенный на премьеру Британским советом, рассказывает, что пьесу «Шесть черных свечей» он написал 14 лет назад на заказ одного Шотландского театра. Диллон — мастер комедийного стендапа — писал о черной магии своих шести сестер. Легкий, веселый, непретенциозный текст повествует об излишне верующих сестрах, которые не прочь умертвить парочку своих обидчиков
  • Коллективный сон

    «Дикий театр» и Игорь Аронов показали спектакль по Достоевскому
  • Іранське ритуальне дійство тазіе

    Тазіе ─ це суто перська театрально-ритуальна традиція, яка попри всі заборони та численні трансформації дійшла до наших часів. У доісламський період (до сьомого століття нашої ери) в Ірані були поширені видовища іншого типу, пов’язані із траурними церемоніями і вшануванням іранських міфологічних героїв: Сіявуша, Шервіна, Іраджа, Заріра. Коли араби захопили Персію, традиційні видовища було заборонено, оскільки cамі араби не мали театру і, мабуть, мало розуміли його суть. Натомість вони принесли іслам, і персам довелося трансформувати історію про Сіявуша у ісламську релігійну оповідь. Так, виникає тазіе, що в перекладі із арабської означає «співчуття», «жалоба». Тазіе, зазвичай, має один стандартний сюжет про загибель імама Хусейна, який залежно від регіону, де він грається, доповнюється чи видозмінюється
  • Бойкая торговля лицами

    На  «Вільній сцені» Киевского театра драмы и комедии на Левом берегу состоялась премьера спектакля «Урод» по пьесе современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга в постановке молодого режиссера Валентины Сотниченко.
  • Кто здесь маньяк?

    В пьесе немецкоязычного автора Лукаса Берфуса «Сексуальные неврозы наших родителей» остро поставлен вопрос двойной морали общества. Это и странный, и магнетический текст о девочке Доре, болезнь которой подавляли таблетками, а потом прекратили и удивились тому, как быстро она схватывает на лету пороки современного мира.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?