Не поздно испугаться…18 апреля 2012

Текст Маргариты Тарасовой

Фото Театра на левом берегу Днепра

Рецензия-впечатление на постановку «Поздно пугать» Т.Антроповой (1 часть) и А.Осмоловской (2 часть)

Премьера состоялась: 3 апреля 2011 г.

Театр: Киевский академический театр драмы и комедии на левом берегу Днепра

Несмотря на то, что спектакль «Поздно пугать…» ставила молодая команда режиссеров и актеров, в результате получилось зрелое, даже мудрое творческое высказывание.

Первая часть спектакля выводит на сцену тех, кого принято считать в приличном обществе социальными отщепенцами. Маргинальный общественный шлак, который послужил прототипом для героев пьесы, демонстрирует невежество, порок, грязь, полное отсутствие человеческого. Люди, которые выросли по соседству с кладбищем, промышляют мародерством и влачат жалкое существование, они — «живые мертвецы». Именно так их называет один из героев пьесы. Но, подобно героям Достоевского, в них поверх внешнего аморализма содержится нечто тревожно живое…

Дима — Михаил Досенко, Лера — Анастасия Осмоловсая Дима — Михаил Досенко, Лера — Анастасия Осмоловсая
Остросоциальный ужас, продемонстрированный постановщиками, отвратителен и болезнен тем, что вполне может встретиться в соседней квартире твоего дома. В этой постановке нет ничего такого, чего бы ты ни встретил в реальной жизни. Трущобы, бедность, наркомания, цинизм, дно — все это показано без лака и фарса. Подобное существование течет параллельно с удобным фасадом внешней добропорядочности, а не в другой реальности. И, что самое страшное, это тоже — жизнь, и она борется сама за себя. Актеры не предлагают зрителям посочувствовать героям или пожалеть их, они не побуждают сентиментально вздохнуть над их неблагополучной судьбой или порадоваться за свое устроенное, комфортное существование. Постановщики и актеры вскрывают социальные нарывы, не прикрывая их стерильными бинтами.

Вторая часть спектакля — менее жесткая и более трогательная. В ней повествуется о любви. Главная героиня не знает, умер или нет ее возлюбленный несколько лет назад. В исполнении Тамары Антроповой Татьяна — абсолютно оголенный нерв. Ее душевное напряжение укрупняется удивительным динамизмом, с которым трансформируются декорации и меняются актеры, чтобы обнажить безумие героини. Страх, смех, слёзы, тревога двух людей — так воплощается любовь с помощью особенной ауры двоих.

Она — Тамара Антропова, Илья — Алексей Прокопенко Она — Тамара Антропова, Илья — Алексей Прокопенко

В постановке «Поздно пугать…» всё выдержано в духе сдержанной простоты: простые декорации, простые люди и простые лица, простая жизнь, а точнее выживание. Здесь нет преувеличений, пафосных диалогов, социальных и личных истерик. Тонко и многомерно на сцене раскрывалась иная сторона жизни, прячущаяся от глаз автомобильно-офисных обывателей. Без дополнительных эффектов, самим состоянием актеров и мыслью режиссеров создано ощущение мрака, холода и близости смерти. Постановщики подошли к этой работе с той мудростью, которая свойственна мыслителям, видящим глубину явлений. И создали не пустышку, а объект искусства.

«Поздно пугать…» — абсолютно неподходящее название для того, что может вынести из этого спектакля зритель. Совершенно не поздно испугаться и задуматься над тем, что может скрывать чужая жизнь.

Несмотря на то, что спектакль «Поздно пугать…» ставила молодая команда режиссеров и актеров, в результате получилось зрелое, даже мудрое творческое высказывание Несмотря на то, что спектакль «Поздно пугать…» ставила молодая команда режиссеров и актеров, в результате получилось зрелое, даже мудрое творческое высказывание


Другие статьи из этого раздела
  • Гамлет эпохи

    «Гамлет» Томаса Остермайера открывал Венецианскую театральную биеннале. Он же получил главный приз фестиваля — Золотого Льва. Немецкий режиссер со своим театром «Шаубюне», худруком которого он стал в 29 лет, побывал на массе фестивалей, и в октябре этого года приехал на престижную Театральную Венецианскую биеннале со своим «Гамлетом». Самому значительному немецкому режиссеру современности, удалось то, о чем многие только мечтают,  — создать «Гамлета» своей эпохи. Это не очередная версия бессмертного текста Шекспира, это — жесткий приговор современному миру.
  • Скучный цирк

    Роберт Стуруа — знаковое явление в театре постсоветского пространства — бывает в Киеве почти каждый год. Такой интеллектуальной подпитки для отечественного театра, конечно, мало, но все же лучше, чем ничего. Что бы ни привозил Стуруа,  — это будет качественный театр с хорошей актерской игрой, великолепными декорациями и масштабными замыслами, это режиссерский театр, который в Киеве уже практически нигде не увидишь.
  • Кордони та відстані: вистава для адекватних

    Я вважала себе порівняно адекватною, однак, коли на «ГогольFest 2015» показували виставу «Кордони та відстані» я розмахувала над головою російським триколором і кричала «Спасибо!»
  • «Идиот» Някрошюса

    «Идиот» — последняя премьера литовского режиссера Эймунтаса Някрошюса, которую показали в Литве, в Италии и в России. После Петербуржского театрального фестиваля «Балтийский дом»«Идиота» увидели и в Москве 14, 15, 16 ноября в Малом театре на фестивале «Сезоны Станиславского». «Идиот»«Някрошюса» удивительным образом передает надрыв Ф. Достоевского, который в романе нагнетается стремительным наплывом персонажей самого разного толка, обычно маргинального, и срывающимся голосом автора. Повествование Достоевского построено по ним же и описанному принципу эпилептического припадка: ускоряющийся лихорадочный тон событий, все на пике своей нервозности, потом невероятный всплеск неожиданного безумия/припадка, минутное просветление и мрачное забвение. В спектакле же этот ненормальный мир передан обострением и даже излишним гротеском персонажей
  • Слишком бедные люди

    Последняя работа Парис/Яценко далека от совершенства. Артисты играют в своей манере, детально работая с текстом, расставляя интонационные акценты, и, создавая тем самым угол зрения для зрителей. Но сам материал требовал иного подхода — не правдоподобия текста, а правдоподобия жизни. Игра же актеров в  «Бедных людях» направлена на самое себя, в ней больше внимания уделено форме (ритму и фразе), нежели смыслу (идее и характерам). Нужно признать, Лариса Парис и Юрко Яценко — прекрасные, самобытные актеры и делают они хороший актерский театр, но им не хватает блеска качественной режиссуры.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?