Неправдоподобие будущего12 сентября 2011

Марыся Никитюк

Фотоотчет

Уличный спектакль «Планета Лем» 3 и 4 сентября показали на Софиевской площади в рамках фестиваля «Дом Химер».

Внеземные цивилизации, роботы с блестящими корпусами, раскосоглазые пришельцы с гривами-щупальцами, люди-киборги и супер-мега искусственный интеллект, — все это придумали люди настоящего о мире будущего. Успели это будущее сто крат описать в книгах, еще больше — воспроизвести в пространстве анимации и кинематографа Часто техногенный мир является фоном для антиутопий, главный посыл которых, — люди разленятся, и их захватят роботы во главе с взбунтовавшимся искусственным интеллектом. Польский писатель-фантаст Станислав Лемм тоже активно создавал будущее, и это он написал бессмертный «Солярис», увековеченный блестящим талантом Андрея Тарковского. А польский уличный театр «Бюро путешествий» совместно с режиссером Павелом Шкотаком создал свое представление «Планета Лем» по мотивам прозы писателя.

Но беда в том, что после «Трансформеров», «Матрицы», 3-D технологий наблюдать за маломасштабным действием, где бегает несколько роботов-ходулистов и люди в костюмах из папье-маше не очень интересно. Ты ждешь от уличного представления чуда, — а чуда не происходит.

Лепняки и роботы. Спектакль «Планета Лем» польского театра «Бюро путешествий». Фото Андрея Божка Лепняки и роботы. Спектакль «Планета Лем» польского театра «Бюро путешествий». Фото Андрея Божка

Вероятно, реальность будущего тяжело и дорого создать средствами уличного зрелищного театра. Ведь, по большому счету-то, должны летать машины над головами, вестись перестрелки лазерным оружием, а мега-мозг должен парить над площадью, нависая над нею своими липкими щупальцами. Ну… или как-то так…

А в Киеве на Софиевкой площади 3-его и 4-го сентября показали совсем грустное пустое пространство, где бегали роботы-ходулисты, похожие на обеспокоенных женщин, распыляя блестки на розовеньких, ожиревших Лепняков. Лепняки, судя по всему, это деградировавшие люди, сидящие на наркотиках. В объяснениях мега-мозга — большого овального экрана с зеркалами — говорится о том, что люди погрязли в иллюзии из-за одурманивающих средств и ушли от реальности, которую подхватили скорые на руку роботы. Теперь роботы живут хорошо, а люди — не очень, но они этого не понимают, поскольку кокаинящиеся блестки дурман-травы делают их счастливыми даже в роли рабской силы. В это будущее попадает путешественник во времени, подымая бунт против главного мозга и роботов. Бунт, правда, выглядит, как жалкое избиение роботов розовыми жир-трестам. Заканчивается все тем, что розовые жир-тресты производят революцию, а потом без дурман-травы им становится грустно, и они изгоняют пришельца, а сами отстраивают роботов, чтобы те их кормили радостью и видениями. Человек неизлечимо несвободен и раболепен. Но, к сожалению сильная, хоть и не новая, идея не впечатляет из-за узости выразительных средств: режиссер, вложив в действие идею, не очень озаботился ее правдоподобием.


Другие статьи из этого раздела
  • «Жизнь удалась»

    На закрытие ГогольFestа в Киев привезли нашумевший в Москве экспериментальный спектакль по пьесе эпатажного белорусского драматурга Павла Пряжко «Жизнь удалась». Пряжко пишет систематически и много, это, наверное, потому, что писать он может о чем угодно (да хотя бы о трусах! — пьеса «Трусы» была поставлена в Театр doc.). В Москве его ценят и ждут, а главное — ставят на соответствующих для новой драмы площадках, в Белоруссии — не очень ценят и не спешат ставить
  • Бояриня московська

    «Український театр» доводить актуальність п’єси Лесі Українки
  • Ведьмы на Подоле: шабаш средней руки

    Радостный и румяный Дес Диллон, привезенный на премьеру Британским советом, рассказывает, что пьесу «Шесть черных свечей» он написал 14 лет назад на заказ одного Шотландского театра. Диллон — мастер комедийного стендапа — писал о черной магии своих шести сестер. Легкий, веселый, непретенциозный текст повествует об излишне верующих сестрах, которые не прочь умертвить парочку своих обидчиков
  • Поэтическая Санта-Барбара в Молодом театре

    Андрей Билоус поставил «Жару» по повестям Ивана Бунина
  • Черное сердце тоже болит

    Говоря о любви, о долге, о роке, о власти ─ обо все том, что будет грызть человеческое сердце до скончания мира, шекспировская драматургия действительно никогда не утратит своей актуальности. Чем дальше мы уходим от «золотого века Англии», тем ближе и понятнее нам становятся ее неумирающие страсти. Сколько бы ни было написано прекрасных новых текстов, шекспировские навсегда останутся объектом вожделения для театральных режиссеров, они же будут их испытанием на зрелость. Андрей Билоус в постановке «Ричарда» сделал ставку на психологический анализ первоисточника и неожиданно гуманистическое прочтение характеров.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?