«Облом off21 сентября 2010

Текст Марыси Никитюк

Спектакль: «Облом off» харьковского театра «Новая сцена»

Режиссер: Николай Осипов,

Драматург: Михаил Угаров,

Показ: Киеве, ГогольFest, 8 сентября 2010 года

Харьковский театр «Новая сцена» показал в Киеве своего «Облом offа» по пьесе российского драматурга Михаила Угарова «Смерть Ильи Ильича». Пьеса, написанная в 2002-м и поставленная самим Угаровым в 2003-м в «Центре драматургии и режиссуры Рощина и Казанцева», — знаковая для российского движения «новой драмы».

А вот постановка харьковчан откровенно проиграла пьесе: Николай Осипов, режиссер и основатель театра «Новая сцена», не нашел должного голоса для этого спектакля. За исключением Обломова, ни один из персонажей не нашел своего подлинного образа. Если персонажи Угарова — самобытны и глубоки, то герои спектакля — односторонни и стереотипны: доктор похож на больного, впавшего в детство, Ольга Ильинская, — стереотипная стерва с мундштуком в зубах, Штольц — молодец-удалец.

Единственный, кто без штампов и клоунады смог передать своего персонажа, это Петр Никитин, исполняющий роль мягкого, открытого, мальчишеского Обломова.

Харьковчанам не только не удалось оживить написанных героев, но и своей игрой они превратили яркий, шутливый, ироничный текст в пресную тягомотину.

Обломов и врач Обломов и врач

Хотя при всем при этом главные тезисы Угаровского «Обломова» прозвучали — измельчание человека, невозможность жить полноценной личностью в мелком мире («дроби придумали арабы… а что им было делить? Человека, что ли?»). Обломовщина у Угарова не отрицательное явление, это состояние кармической независимости — «добрые люди не работают и в сорок выглядят, как мальчишки». Это такое новое прочтение Гончаровского «Обломова» в контексте восточного противостояния изнурительному труду, труд — наказание и бремя, а обязанность трудиться, быть деятельным и активным членом общества — это тяжкая повинность, к которой склоняет человека болезненная амбиция.

Все это в спектакле есть, но оно теряется в актерских штампах, неуместной клоунаде и неинтересной, блеклой режиссуре.


Другие статьи из этого раздела
  • Интеллектуальный пир и Мыльный Пузырь

    Если бы испанскому обольстителю Дон Жуану довелось узнать, что в третьем тысячелетии о нем напишет киевский драматург Андрей Миллер, надо думать, он бы счел возмездие от руки Командора чрезвычайно мягким. Все-таки у Дон Жуана при всех роковых его недостатках был вкус, стиль и честь, а у господина Миллера, пардон, одна литературная амбиция.
  • Современная драматургия в Симферополе

    С 25 по 27 мая симферопольский арт-центр «Карман» и всеукраинский литературный фестиваль «Шорох» провели первый в городе фестиваль современной драматургии в режиме читок. В течение трех дней на сцене арт-центра были представлены пьесы поколения «новой драмы» в постановке местных режиссеров
  • Чистилище: постсоветская версия

    «Торчалов» продолжает ряд спектаклей Станислава Моисеева, в которых он норовит прикоснуться к миру инфернальному, потустороннему, заглянуть и проверить, как это — жизнь после смерти. Раньше любое произведение в Моисеевских руках превращалось в гротескную черную комедию, и, вроде бы, живой мир начинали населять персонажи насквозь прогнившие, мертвые. Мир мертвых в «Торчалове» настолько обыден, что даже не интересен. Актеры форсируют голос, перебрасываются репликами, словно мячиками, стараясь побыстрее отфутболить их к зрителю, и никакого взаимодействия и ансамблевости игры на сцене не наблюдается.
  • «Не-Счастье реки Потудань»

    Андрей Билоус — талантливый режиссер, но в частном случае инсценировки платоновского рассказа, даже при наличии отличных актеров, которыми являются актеры Театра на Печерске, чуда не произошло. Более того, странное прочтение главных героев, выводящее спектакль в более простую физиологическую плоскость сбивает с толку
  • «Тарарабумбия. Шествие»

    Крымову удается на уровне конкретных образов проследить взаимосвязь разных чеховских сюжетов, в том числе и на уровне образов совершенно бесплотных

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?