«Облом off21 сентября 2010

Текст Марыси Никитюк

Спектакль: «Облом off» харьковского театра «Новая сцена»

Режиссер: Николай Осипов,

Драматург: Михаил Угаров,

Показ: Киеве, ГогольFest, 8 сентября 2010 года

Харьковский театр «Новая сцена» показал в Киеве своего «Облом offа» по пьесе российского драматурга Михаила Угарова «Смерть Ильи Ильича». Пьеса, написанная в 2002-м и поставленная самим Угаровым в 2003-м в «Центре драматургии и режиссуры Рощина и Казанцева», — знаковая для российского движения «новой драмы».

А вот постановка харьковчан откровенно проиграла пьесе: Николай Осипов, режиссер и основатель театра «Новая сцена», не нашел должного голоса для этого спектакля. За исключением Обломова, ни один из персонажей не нашел своего подлинного образа. Если персонажи Угарова — самобытны и глубоки, то герои спектакля — односторонни и стереотипны: доктор похож на больного, впавшего в детство, Ольга Ильинская, — стереотипная стерва с мундштуком в зубах, Штольц — молодец-удалец.

Единственный, кто без штампов и клоунады смог передать своего персонажа, это Петр Никитин, исполняющий роль мягкого, открытого, мальчишеского Обломова.

Харьковчанам не только не удалось оживить написанных героев, но и своей игрой они превратили яркий, шутливый, ироничный текст в пресную тягомотину.

Обломов и врач Обломов и врач

Хотя при всем при этом главные тезисы Угаровского «Обломова» прозвучали — измельчание человека, невозможность жить полноценной личностью в мелком мире («дроби придумали арабы… а что им было делить? Человека, что ли?»). Обломовщина у Угарова не отрицательное явление, это состояние кармической независимости — «добрые люди не работают и в сорок выглядят, как мальчишки». Это такое новое прочтение Гончаровского «Обломова» в контексте восточного противостояния изнурительному труду, труд — наказание и бремя, а обязанность трудиться, быть деятельным и активным членом общества — это тяжкая повинность, к которой склоняет человека болезненная амбиция.

Все это в спектакле есть, но оно теряется в актерских штампах, неуместной клоунаде и неинтересной, блеклой режиссуре.


Другие статьи из этого раздела
  • «Беззащитные существа» в  «Новом киевском театре»

    19 декабря 2009 года ученик Эдуарда Митницкого — режиссер Виталий Кино — открыл на улице Михайловской 24-ж на базе своего выпускного актерского курса из Киевского театрального колледжа «Новый украинский театр», в репертуаре которого пока три дипломных спектакля: «Бесталанная» (И. Карпенко-Карый), «Шекспириада» (В. Шекспир) и  «Беззащитные создания» (А. Чехов)
  • Хорошего ровно половина

    Лаборатория Дмитрия Крымова одна из нескольких коллективов-лабораторий, которые режиссер Анатолий Васильев поселил под одной крышей в бывшем своем театре на Сретенке, названном «Школой драматического искусства». Когда года три назад Анатолий Васильев позвал Дмитрия Крымова с его студентами под крыло «ШДИ», Крымов уже возобновил свои театральные опыты показом спектакля «Недосказки». Труппа Крымова не знает художественных границ: как художники они создают красивый визуальный мир декораций, вовлекая в игру предметность и оживляя ее, как актеры они играют, танцуют и поют
  • «Сніданок з ворогом»: дещо інше, ніж вистава

    Антон Романов поставив п'єсу не за Аррабалем у Черкаському театрі
  • Как такое может быть?

    Спектакль «Моя дорогая Памела» не обещал ничего хорошего. Автор Джон Патрик — американский сценарист и драматург с натяжкой. Его пьесы отличает щуплое чувство юмора, отчаянная неправдоподобность и американская прямолинейность. В его фильмах снимался Рейган, а вот его пьесы имели успех исключительно в неискушенной провинции
  • «Бешеная кровь». Или воспитание нетолерантностью

    В Национальном театре русской драмы им. Леси Украинки режиссер и переводчик Алла Рыбикова продолжает осваивать современную немецкую драматургию. На сей раз, она поставила со студентами актерского факультета университета им. Карпенко-Карого агрессивный спектакль по пьесе немца Йенса Хиллье и турка Нуркана Ерпулата «Бешеная кровь»

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?