Олег Липцын:12 октября 2009

Печальный Нос

Текст Марыси Никитюк

Смотреть видео спектакля

Никитюк Спектакль «Нос» будет показан в следующий раз в Киеве 21 октября в Новом театре на Печерске

Олег Липцын принадлежит к плеяде украинских режиссеров, рожденных почти одновременно в далекие 80-е годы московскими мастерами экспериментального, игрового, ритуального театра. В Украине, где всегда преобладал романтически-бытовой театр Старицкого и Кропивницкого с вкраплением насильно импортированной психологической школы, самостоятельной театральной школы не было (и, к слову, нет). И поэтому массовое паломничество украинцев в ГИТИС, а также его результаты, были особенно заметны. Виталий Бильченко, Андрей Жолдак, Олег Липцын, Григорий Гладий, Владимир Кучинский, КЛИМ — с небольшим отрывом появились они в московской театральной среде, впитав ее основные веяния. Их школой стал игровой театр Михаила Буткевича и Анатолия Васильева, театр-ритуал Ежи Гротовского, метод импровизации, характерный для того театрального времени. Вернувшись впоследствии в родные города, они, безусловно, определили театральную жизнь страны. Студия В. Бильченко, Театральный Клуб О. Липцына, экзерсисы А. Жолдака в театре им. И Франко, Владимир Петров в театре им. Леси Украинки — все это создавало приятное ощущение полноты и жизнеспособности театрального пространства. Возможно, это и не было так гениально и невероятно, как может казаться сейчас, в эпоху очевидного театрального кризиса, но это было ощутимым движением, сформулированной энергией людей озаренных. К сожалению, эта театральная энергетика существовала недолго: в 90-х агрессивный захват капиталом территорий изгнал административно незащищенные площади, отданные искусству. И каждый из художников отправился в своем направлении: Валерий Бильченко — Германия, Григорий Гладий — Америка, Олег Липцын — Америка и Франция, Сергей Швыдкий — Канада, Владимир Петров — Россия.

Олег Липцын. Фото Андрея Божка Олег Липцын. Фото Андрея Божка

Правда, честности ради нужно сказать, что, если бы они остались, скорее всего, ничего хорошего из этого не вышло бы: мещанская, невежественная атмосфера Киева разжижила бы их эстетический потенциал так же, как это случилось и с другими сильными творцами. Виталий Малахов в Театре на Подоле некогда создавал чудеса, но сегодня в это трудно поверить. Энергия Театра на Левом берегу иссякла, Дмитрий Богомазов почти не ставит в Киеве. Поэтому тот яркий неожиданный период в театральной жизни нашей страны был, скорее, исключением, — вспышкой, которая быстро угасла.

Иногда эти люди привозят издалека свои прекрасные работы, как бы невзначай упрекая Украину в привычной халатности по отношению к своим Творцам: можно вспомнить «Истерию» Григория Гладкого, например, или «Кармен в плену Кармен» Сережи Швыдкого.

Здесь, в Киеве, бесспорно, им рады, даже неугомонному и не всегда понятному Жолдаку. Но этих случайных гастролей все-таки мало, чтобы заполнить украинское театральное пространство. И нередко для зрителя они — далекий разговор о какой-то чужой жизни, выраженной, возможно, несколько чуждым искусством.

Очередной иллюстрацией хорошего театра стал спектакль «Нос» Олега Липцына, который он привез показать в рамках ГогольFestа. Задумывалась эта постановка сначала как огромный проект по произведениям петербуржского периода Николая Гоголя. Липцын хотел сыграть со своими друзьями в разных городах мира один и тот же спектакль по мотивам рассказов Гоголя. Но в итоге получился, что играет его только сам Олег, правда, действительно — по всему миру. Премьера «Носа» прошла в Сан-Франциско весной 2009-го, летом спектакль попал на Авиньйонский фестиваль, а 26-го сентября ее увидел и немногочисленный киевский зритель и будет иметь возможность еще увидеть 21 октября в Театре на Печерске. Гольфестовский показ можно даже назвать показом «для друзей», ведь пришли по большому счету те, кто любят и помнят Олега Липцына.

«Нос» — интересный, необычный и красивый спектакль.

Олег Липцын учился в ГИТИСЕ у Михаила Буткевича. У него, а позднее и у Анатолия Васильева он перенял принципы игрового театра, основанного на импровизации, актерском азарте и гротеске, который как нельзя лучше подходит для театра рассказчика, который и используется в «Носе».

«Нос» — моноспектакль, в котором Олег Липцын выступает во всех образах и ролях постановки, он же — рассказчик, который дополняет гротеском игры и без того абсурдный текст гоголевского «Носа». Надевая-снимая бакенбарды, парики, он перевоплощается то в питерских чиновников, то в газетчиков. Особенностью этого спектакля является то, что он полностью построен на мультимедийных технологиях: на сцене натянут экран, на который проецируется изображение персонажа, пейзажа или детали.

В уголке у Липцына маленький столик, за которым красуется светящимся яблочком белый MacBook, из кармана Олег время от времени достает IPhone, подключенный к монитору, и показывает нам ранги чиновников, тут же подчеркивая на сенсорном экране айфона тот, в котором перебывает наш герой и его нос. За передвижением Носа мы следим по Google-map — закачена карта Петербурга, снятая спутником, — ее Липцын двигает на Iphone, и нам на большом экране виден весь маршрут передвижений каверзного Носа.

Фонетическая схожесть отдаленных лексем Google и «Гоголь» давно уже стали предметом для шуток в сети и оффлайн, и поэтому использование Гугл-мэпа в спектаклях по Гоголю давно напрашивалось. Как позднее признался Олег Липцын, он все-таки ориентировал этот спектакль на Сан-Францискую публику, посмеиваясь над их зависимостью от компании Apple — от дорогих игрушек-аксессуаров IPhonов, IPodов, MacBookов.

Этим онлайновым Гоголь-шаржем Липцын действительно смог обновить вкусный, темный текст Николя Гоголя, вывести использованием IT-технологий на новый уровень гротеска и сатиры. Такое зрелище в Киеве — редкость, и было бы очень хорошо, если бы Олега Липцына чаще приглашали ставить в столицу.

P.S.:

А мы, в свою очередь, настоятельно рекомендуем нашим читателям пойти посмотреть «Нос» в Театр на Печерске 21 октября 2009 г.


Другие статьи из этого раздела
  • Театр насилия Венсана Макеня

    Спектакль «Идиот» длится 3 часа, не считая перформенса в холле — нервные вздрагивания и затыкание ушей — обычная награда смельчаков, решившихся насладиться Достоевским от Венсана Макеня в зале Жемье национального театра Шайо. Введение публики в атмосферу «действа» начинается еще до входа в зал: холл театра украшен воздушными шарами и радостными Happy birthday, звучит Joy Division.
  • Островско-Чеховская «Бесприданница» Петра Фоменко

    Мастера эпохи Фоменко по-прежнему содержат в себе мощнейший заряд гуманизма, их иносказательность максимально эстетична, а режиссерский язык отличается ювелирной тонкостью. Театр Фоменко — это очень интеллигентный по своей природе, тихий, даже шепчущий театр. Классический текст у Фоменко не подвергается насилию современного лобового прочтения, он, скорее, изысканно, аккуратными мазками интерпретируется, с помощью едва заметных оттенков-акцентов дополняется и плавно переходит в иное идейно-содержательное русло
  • «Бешеная кровь». Или воспитание нетолерантностью

    В Национальном театре русской драмы им. Леси Украинки режиссер и переводчик Алла Рыбикова продолжает осваивать современную немецкую драматургию. На сей раз, она поставила со студентами актерского факультета университета им. Карпенко-Карого агрессивный спектакль по пьесе немца Йенса Хиллье и турка Нуркана Ерпулата «Бешеная кровь»
  • «Учта»: під «теплим» знаком. Враження-образ

    «Нас покликали у зв’язку з річницею Василя Стуса і Леся Курбаса, за декілька тижнів нашому театрові виповниться двадцять років. Ця „Учта“ — наша присвята, наша вдячність» — Володимир Кучинський. «Учта» — під такою назвою в програмці було зарекомендоване релігійне хорове співання колективу львівського театру ім. Леся Курбаса. «Учта» це — «пошана», кому — сказано, навіщо — відчутно.
  • Еврейские часы

    Спектакль «Еврейские часы», поставленный Игорем Славинским по пьесе С. Киселева и А. Рушковского, является иллюстрацией к состоянию современной драмы в Украине. В пределах украинской действительности разворачивается многообещающая метафора «еврейских часов» (часы, которые отсчитывают время в обратном направлении).

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?