Олег Липцын:12 октября 2009

Печальный Нос

Текст Марыси Никитюк

Смотреть видео спектакля

Никитюк Спектакль «Нос» будет показан в следующий раз в Киеве 21 октября в Новом театре на Печерске

Олег Липцын принадлежит к плеяде украинских режиссеров, рожденных почти одновременно в далекие 80-е годы московскими мастерами экспериментального, игрового, ритуального театра. В Украине, где всегда преобладал романтически-бытовой театр Старицкого и Кропивницкого с вкраплением насильно импортированной психологической школы, самостоятельной театральной школы не было (и, к слову, нет). И поэтому массовое паломничество украинцев в ГИТИС, а также его результаты, были особенно заметны. Виталий Бильченко, Андрей Жолдак, Олег Липцын, Григорий Гладий, Владимир Кучинский, КЛИМ — с небольшим отрывом появились они в московской театральной среде, впитав ее основные веяния. Их школой стал игровой театр Михаила Буткевича и Анатолия Васильева, театр-ритуал Ежи Гротовского, метод импровизации, характерный для того театрального времени. Вернувшись впоследствии в родные города, они, безусловно, определили театральную жизнь страны. Студия В. Бильченко, Театральный Клуб О. Липцына, экзерсисы А. Жолдака в театре им. И Франко, Владимир Петров в театре им. Леси Украинки — все это создавало приятное ощущение полноты и жизнеспособности театрального пространства. Возможно, это и не было так гениально и невероятно, как может казаться сейчас, в эпоху очевидного театрального кризиса, но это было ощутимым движением, сформулированной энергией людей озаренных. К сожалению, эта театральная энергетика существовала недолго: в 90-х агрессивный захват капиталом территорий изгнал административно незащищенные площади, отданные искусству. И каждый из художников отправился в своем направлении: Валерий Бильченко — Германия, Григорий Гладий — Америка, Олег Липцын — Америка и Франция, Сергей Швыдкий — Канада, Владимир Петров — Россия.

Олег Липцын. Фото Андрея Божка Олег Липцын. Фото Андрея Божка

Правда, честности ради нужно сказать, что, если бы они остались, скорее всего, ничего хорошего из этого не вышло бы: мещанская, невежественная атмосфера Киева разжижила бы их эстетический потенциал так же, как это случилось и с другими сильными творцами. Виталий Малахов в Театре на Подоле некогда создавал чудеса, но сегодня в это трудно поверить. Энергия Театра на Левом берегу иссякла, Дмитрий Богомазов почти не ставит в Киеве. Поэтому тот яркий неожиданный период в театральной жизни нашей страны был, скорее, исключением, — вспышкой, которая быстро угасла.

Иногда эти люди привозят издалека свои прекрасные работы, как бы невзначай упрекая Украину в привычной халатности по отношению к своим Творцам: можно вспомнить «Истерию» Григория Гладкого, например, или «Кармен в плену Кармен» Сережи Швыдкого.

Здесь, в Киеве, бесспорно, им рады, даже неугомонному и не всегда понятному Жолдаку. Но этих случайных гастролей все-таки мало, чтобы заполнить украинское театральное пространство. И нередко для зрителя они — далекий разговор о какой-то чужой жизни, выраженной, возможно, несколько чуждым искусством.

Очередной иллюстрацией хорошего театра стал спектакль «Нос» Олега Липцына, который он привез показать в рамках ГогольFestа. Задумывалась эта постановка сначала как огромный проект по произведениям петербуржского периода Николая Гоголя. Липцын хотел сыграть со своими друзьями в разных городах мира один и тот же спектакль по мотивам рассказов Гоголя. Но в итоге получился, что играет его только сам Олег, правда, действительно — по всему миру. Премьера «Носа» прошла в Сан-Франциско весной 2009-го, летом спектакль попал на Авиньйонский фестиваль, а 26-го сентября ее увидел и немногочисленный киевский зритель и будет иметь возможность еще увидеть 21 октября в Театре на Печерске. Гольфестовский показ можно даже назвать показом «для друзей», ведь пришли по большому счету те, кто любят и помнят Олега Липцына.

«Нос» — интересный, необычный и красивый спектакль.

Олег Липцын учился в ГИТИСЕ у Михаила Буткевича. У него, а позднее и у Анатолия Васильева он перенял принципы игрового театра, основанного на импровизации, актерском азарте и гротеске, который как нельзя лучше подходит для театра рассказчика, который и используется в «Носе».

«Нос» — моноспектакль, в котором Олег Липцын выступает во всех образах и ролях постановки, он же — рассказчик, который дополняет гротеском игры и без того абсурдный текст гоголевского «Носа». Надевая-снимая бакенбарды, парики, он перевоплощается то в питерских чиновников, то в газетчиков. Особенностью этого спектакля является то, что он полностью построен на мультимедийных технологиях: на сцене натянут экран, на который проецируется изображение персонажа, пейзажа или детали.

В уголке у Липцына маленький столик, за которым красуется светящимся яблочком белый MacBook, из кармана Олег время от времени достает IPhone, подключенный к монитору, и показывает нам ранги чиновников, тут же подчеркивая на сенсорном экране айфона тот, в котором перебывает наш герой и его нос. За передвижением Носа мы следим по Google-map — закачена карта Петербурга, снятая спутником, — ее Липцын двигает на Iphone, и нам на большом экране виден весь маршрут передвижений каверзного Носа.

Фонетическая схожесть отдаленных лексем Google и «Гоголь» давно уже стали предметом для шуток в сети и оффлайн, и поэтому использование Гугл-мэпа в спектаклях по Гоголю давно напрашивалось. Как позднее признался Олег Липцын, он все-таки ориентировал этот спектакль на Сан-Францискую публику, посмеиваясь над их зависимостью от компании Apple — от дорогих игрушек-аксессуаров IPhonов, IPodов, MacBookов.

Этим онлайновым Гоголь-шаржем Липцын действительно смог обновить вкусный, темный текст Николя Гоголя, вывести использованием IT-технологий на новый уровень гротеска и сатиры. Такое зрелище в Киеве — редкость, и было бы очень хорошо, если бы Олега Липцына чаще приглашали ставить в столицу.

P.S.:

А мы, в свою очередь, настоятельно рекомендуем нашим читателям пойти посмотреть «Нос» в Театр на Печерске 21 октября 2009 г.


Другие статьи из этого раздела
  • О женщинах Эдварда Клюга

    Клюг пронизывает библейскую тему современностью или, наоборот, современность обобщает до предельных универсальных образов, пользуясь при этом чистым бессюжетным танцем
  • Голем. Долгое путешествие

    Театр московского режиссера Бориса Юхананова, ученика Анатолия Васильева, никогда не был в мэйнстриме и туда, понятное дело, не стремился. Его спектакли-испытания, раскрывающие на территории интеллекта и мистериального театра глубокие смыслы, не создаются, чтобы ублажать публику. Каждый должен терпеть муку рождения мысли: режиссер, актер и, в конечном итоге, зритель. Сейчас Борис Юхананов пытается создать театр там, где, казалось бы, его быть не может, — на фундаменте еврейской религиозно-философской мысли.
  • «Учта»: під «теплим» знаком. Враження-образ

    «Нас покликали у зв’язку з річницею Василя Стуса і Леся Курбаса, за декілька тижнів нашому театрові виповниться двадцять років. Ця „Учта“ — наша присвята, наша вдячність» — Володимир Кучинський. «Учта» — під такою назвою в програмці було зарекомендоване релігійне хорове співання колективу львівського театру ім. Леся Курбаса. «Учта» це — «пошана», кому — сказано, навіщо — відчутно.
  • «Олений дом» и олений ум

    «Олений дом» — странное действие, вольно расположившееся на территории безвкусного аматерства. Подобный «сочинительский театр» широко представлен в Северной Европе: режиссер совместно с труппой создает текст на остросоциальную тему, а затем организовывает его в форму песенно-хореографического представления. При такой «творческой свободе» очень кстати приходится контемпорари, стиль, который обязывает танцора безукоризненно владеть своим телом, но часто прикрывает чистое профанство. Тексты для таких представлений являются зачастую чистым полетом произвольных ассоциаций и рефлексий постановщика-графомана.
  • Прочный хребет «Бесхребетности»

    Воспитанницы Эдуарда Митницкого — Анастасия Осмоловская и Тамара Антропова — впервые заявили о себе как о начинающих режиссерах год назад постановкой «Поздно пугать». В этом году Анастасия Осмаловская выступила как самостоятельный режиссер. Она взялась повторить «Бесхребетность» несмотря на то, что постановка Влада Троицкого в театре «ДАХ» была (и есть) довольно сильной

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?