Город штампов Дмитрия Богомазова25 декабря 2014

 

Текст Елены Мигашко

Фото Валерии Ландар


В Киевском Театре на Липках премьера: Дмитрий Богомазов поставил «Наш городок» Торнтона Уайлдера. Пьесу американского автора сложно испортить постановкой. Кажется, драматург сделал все для того, чтобы облегчить и упростить жизнь  режиссеру: задал параметры актерской игры (действие с «невидимыми» предметами), ввел рассказчика, указал на абстрактную природу декораций. От режиссера требуется всего лишь собрать талантливый актерский состав, и позволить им играть, жить и чувствовать на сцене. Зрительский успех постановке обеспечен.

История Уайлдера редко оставляет зрителя равнодушным. «Наш городок» написан с потрясающей любовью к человеку – маленькому, неприметному, готовящему завтраки изо дня в день, но живому и потому прекрасному. Героиня пьесы, обыкновенная девчушка из городка Гроверс-Корнерс, совершает мистическое путешествие: после смерти ей дозволено выбрать один, самый обыкновенный день своей жизни, чтобы прожить его вновь. Прожить и прочувствовать настоящую прелесть домашних шорохов и запахов, ощутить вкус свежеприготовленного бекона, услышать щебечущий голос матери, привычные слова отца, всегда об одном и том же. Уайлдер, как никто другой, умеет возвращать вкус к жизни, погружая человека в быт. Каждодневные привычные разговоры, утренние сборы и поздние ужины вдруг превращаются в настоящее чудо – чудо жизни. 

Пьеса-путешествие наглядно демонстрирует зрителю одну печальную истину: мы не в состоянии почувствовать, как красочны и полны мгновения нашей жизни, пока живем. На протяжении всей пьесы герои обеих семейств (Уэббы и Гиббсы) существуют просто, незамысловато: ссорятся и влюбляются, расстаются и выходят замуж, словом, совершают все то, что совершает практически каждый из нас. Но именно эти чувства, хорошо известные всякому, заставляют читателя ощущать уайлдеровскую «истину» собственной кожей.

В постановке Дмитрий Богомазов выбирает привычный для себя путь. Он отказывается от сентиментальности и трогательности, из которых соткана уайлдеровская история, и решает «Наш городок» как гротескную комедию, до предела эстетскую. Режиссер превращает живых жителей Гроверс-Конверса в настоящих мимов, заведенных кукол, сошедших с экземпляра старой пожелтевшей открытки. Зрителей, уже знакомых со спектаклями Богомазова, тут же посетит чувство дежавю: те же лица, вымазанные белилами, та же условность и красочность, тот же принцип построения действия, природа юмора. Колоссальная концентрация «богомазовщины» на один квадратный метр сцены.

Трогательная Эмили Уэбб (Екатерина Савенкова) оказывается забавной куклой с дурацким хвостом. Она шепелявит, ее манера поведения и походка карикатурны. Лучшим другом миссис Уэбб (Инна Беликова) становится ее условная сигарета. Сам Помощник режиссера, рассказчик (Юрий Родионов) ведет действие сухо и беспристрастно. В своем черном котелке, с тросточкой, он похож на героя фильмов 20-х. Что уж говорить про Миссис Сомс (Марина Андрощук), забавно дергающейся на пениях Саймона Стимса (Юрий Якуш), и вызвавшей у зрителей, пожалуй, наиболее громкий смех.

Герои Богомазова действительно красочны и смешны. Они взаимодействуют с помощником режиссера, заигрывают с живыми музыкантами на сцене (Алексей Петрожицкий, Евгений Бондарский). Вот только за яркостью отдельных сцен теряется что-то важное. Абстрактная сценография Петра Богомазова, «вкусные» фигуры персонажей, музыкальное сопровождение и актерская «пантомима» оказываются как бы средством для замыливания глаз. Богомазов лишает историю главного – жизни, которая оказывается такой же припудренной, выбеленной, как и лица его героев. Он не дает актерам возможности сыграть простые человеческие чувства, без всякого гротеска и театрализации. И даже финальное «превращение» Эмили Гиббс не помогает режиссеру. Как следствие – «путешествие» не удается. Своей условностью и символичностью режиссер «снимает» центральный конфликт, уничтожает основную идею. Сюжет остается «разукрашенным», но пустым. Мы не способны проникнуться красотой и полнозвучием самых привычных житейских сцен, если эти сцены с подлинностью и искренностью не отыграны в спектакле.

В конечном итоге, некогда живые и оригинальные приемы Богомазова сыграли с ним злую шутку: режиссер бережно удаляет из истории Уайлдера искренность и простоту, раскрывающую всю прелесть и неповторимость нашей повседневности.     


Другие статьи из этого раздела
  • Игровая «Красивая птица»

    О постановке «Чайки» Олега Липцына
  • …Или все что угодно после просмотра «Марат/Сад» в театре Русской драмы им. Леси Украинки

    Времена жуткие: в воздухе пахло кровью и порохом, на баррикадах гавроши рвали грудь свободе Делакруа и мочились на отрубленные головы аристократов и королей. Марат — одно из главных действующих лиц революции, перед смертью, изводя себя мыслями о революции, он томился в ванной, спасаясь от экзем. Эти соблазнительные картины имеют к рецензии весьма отдаленное отношение, но мне всегда хотелось литературно помечтать на тему «революция и я»: подглядеть за бесчинством черни на улицах дымящегося Парижа, где одновременно в одну эпоху собрались все волнительные персонажи: Шарлотта Корде, Бонапарт, Маркиз де Сад, Мария Антуанетта и Марат.
  • Рожеві сльози

    Спектакль «Рожевий міст» по роману Роберта Джеймса Уоллера «Мости округу Медісон» поставила дочка Роговцевої Катерина Степанкова на «замовлення» матері. Можна вважати, що це перша повноцінна масштабна постановка Степанкової. Дебютувала акторка-режисер мелодрамою про мрії і про історії, що можуть тривати всього 4 дні, а лишати по собі 20 років пам’яті і 20 років кохання. Офіційне святкування ювілею Ади Роговцевої пройде 2 листопада в Театрі ім. І. Франка виставою «Якість зірки» у постановці Олексія Лісовця.
  • Милая Мила

    Меня лично никогда не интересовали женщины, живущие для любви, пребывающие в ожидании любви, плавающие в собственной сентиментальной патоке. В отличие от женщин думающих и создающих себя, меня не интересовали женственные судьбы просто женщин. Постановка об Эмили Дикинсон могла бы стать выражением приглушенной боли поэта, столкнувшегося с миром. Поэтессу Эмили Дикинсон сравнивали с Цветаевой, ставили вровень с Уолтом Уитменом, ее судьба ─ это судьба творца, а в постановке центральную роль сыграла женственность, что, вероятно, и обусловило слащавость спектакля
  • Помста (не) без моралі

    В Молодому театрі показали оновлену виставу «Альберт. Найвища форма страти» за Юрієм Андруховичем. За участі автора

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?