Открытие ГогольFestа: «Противоположности красоты»13 сентября 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Ольги Закревской

Полный фото отчет Открытия Андрея Божка


Фото отчет перформанса АХЕ «День Рождения» Евгения Рахно

Открытие ГогольFestа прошло людно, радостно, с чередой встреч и знакомств, походя на большую тусовку, обрамленную двумя яркими событиями — перформанс «АХЕ» «День рождение» и концентр Аквааэробики и Саши Фроловой. Да, еще выступал «ЛЮК», но это было уже слишком поздно и к театральной части никак не относилось.

Одной из самых захватывающих характеристик Арсенала является его внушительный размер, но это же — и одна из самых больших сложностей в организации здесь чего-либо. Решить эту проблему эффективно организатором удалось не вполне. Солидные перерывы между шоу-программами расслабили пульс открытия, превратив публику в аморфную, бесцельно блуждающую массу, расплывшуюся по зданию и наводнившую двор бывшего военного завода.

Действие питерского визуального театра «АХЕ» началось во дворе Арсенала, где художники Максим Исаев и Петр Семченко красили в красный цвет артистов «ДАХа», а те постепенно, ускользая из-под кистей художников, направлялись на второй этаж Арсенала — занимать свои места в сложной инженерной конструкции ахейцев.

Максим Исаев, один из создателей «АХЕ», на потеху зрителям красит актеров в насыщенно-красный Максим Исаев, один из создателей «АХЕ», на потеху зрителям красит актеров в насыщенно-красный

Красный актер «ДАХа» Дмитрий Ярошенко Красный актер «ДАХа» Дмитрий Ярошенко

Интересно ли было смотреть на перформанс ахейцев и даховцев? Да. Первых минут десять. Возможно, потом еще минут пятнадцать в середине, и немножко — в конце. Действие, которое родилось в стенах Арсенала силами театров АХЕ и ДАХ — (вместе «ДАХЕ» — пошутил Максим Исаев) было ярким, хаотичным, художественным, но не драматичным. В основе — тексты Николая Гоголя, это очевидно, но расшифровать их представилось огромной сложностью. Красные актеры пели и читали отрывки прозы, протирали свиное рыло, мылись, собираясь, прийти в гости к праздничному столу, готовили подарки, как и подобает в день рождения. А когда приходили, их поливали водой, жгли их цветы и вырывали страницы из книг. Так или иначе становилось ясно, что действие сосредоточилось на факте сожжения автором второго тома «Мертвых душ». И хотя АХЕ и использовали свой обычный арсенал чудес и трюков, все же вышло скучновато из-за обилия сценических метафор. Их смысл очень скоро затуманился, и публика утратила интерес к происходящему.

Перформанс-открытие «ДАХЕ» под названием «День рождения» Перформанс-открытие «ДАХЕ» под названием «День рождения»

Красные человечки ходили на именины к Гоголю, а получали в благодарность крайне непочтительное поведении Красные человечки ходили на именины к Гоголю, а получали в благодарность крайне непочтительное поведении

Ожидание Саши Фроловой и Аквааэробики показалось вечностью. Но как только космо-дива в пестрых латексах и в новых париках появилась под заводную смесь синти-поп и 8-бит, пространство, наконец, наполнилось атмосферой праздника. Если АХЕ были слишком умные, и наблюдать за ними по мере постановки становилось все тягостнее, то простота и незатейливость масс-символов Саши Фроловой действовала безотказно. На экране за Сашей мелькал тетрис, разрывались техно-сердца, расходились цветные лучи. Ее нехитрые, но заводные песенки про любовь, мороженое, моду дополнялись веселыми мускул-мэнами и персонажами из «Звездных воен». Сначала публика не знала, как реагировать на гротескность розового, девчачьего, мультипликационного образа Саши Фроловой, но это было бесхитростно и главное — весело, и зрителям понравилось. Сама Саша Фролова с Аквааэробикой в Киеве выступила во второй раз, и была в большом восторге и от публики и от Арсенала.

В заключение можно сказать, что на открытие ГогольFestа красивая незамысловатость победила красивый интеллектуализм. Очевидно, такое настроение фестиваля 2009-го года.

Саша Фролова и группа Аквааэробика Саша Фролова и группа Аквааэробика

Саша Фролова выражает нежные чувства к театральному медведю Нафане Саша Фролова выражает нежные чувства к театральному медведю Нафане


Другие статьи из этого раздела
  • Театральна Біла Церква

    Перший Всеукраїнський фестиваль молодої української режисури пройшов у стінах Білоцерківського Київського академічного обласного музично-драматичного театру імені Панаса Саксаганського. Захід було присвячено 125-ій річниці з дня народження відомого українського режисера, драматурга й актора Леся Курбаса
  • «Олений дом» и олений ум

    «Олений дом» — странное действие, вольно расположившееся на территории безвкусного аматерства. Подобный «сочинительский театр» широко представлен в Северной Европе: режиссер совместно с труппой создает текст на остросоциальную тему, а затем организовывает его в форму песенно-хореографического представления. При такой «творческой свободе» очень кстати приходится контемпорари, стиль, который обязывает танцора безукоризненно владеть своим телом, но часто прикрывает чистое профанство. Тексты для таких представлений являются зачастую чистым полетом произвольных ассоциаций и рефлексий постановщика-графомана.
  • Театр — смерть

    Мир «Гамлета» для Оскараса Коршуноваса — это мир театра, трагической клоунады. Жители датского королевского замка пребывают в тревожном сумраке сценической коробки, они лицедействуют, умея мимикрировать под любую роль в любых обстоятельствах и идя по жизни словно в пространстве игры, осознавая степень содеянного перед лицом кровавого финала, когда нечего и сказать, кроме «Дальше — тишина».
  • Не театр, но попытка документа

    Зарисовки о третьем фестивале «Документ»
  • Милая Мила

    Меня лично никогда не интересовали женщины, живущие для любви, пребывающие в ожидании любви, плавающие в собственной сентиментальной патоке. В отличие от женщин думающих и создающих себя, меня не интересовали женственные судьбы просто женщин. Постановка об Эмили Дикинсон могла бы стать выражением приглушенной боли поэта, столкнувшегося с миром. Поэтессу Эмили Дикинсон сравнивали с Цветаевой, ставили вровень с Уолтом Уитменом, ее судьба ─ это судьба творца, а в постановке центральную роль сыграла женственность, что, вероятно, и обусловило слащавость спектакля

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?