Открытие ГогольFestа: «Противоположности красоты»13 сентября 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Ольги Закревской

Полный фото отчет Открытия Андрея Божка


Фото отчет перформанса АХЕ «День Рождения» Евгения Рахно

Открытие ГогольFestа прошло людно, радостно, с чередой встреч и знакомств, походя на большую тусовку, обрамленную двумя яркими событиями — перформанс «АХЕ» «День рождение» и концентр Аквааэробики и Саши Фроловой. Да, еще выступал «ЛЮК», но это было уже слишком поздно и к театральной части никак не относилось.

Одной из самых захватывающих характеристик Арсенала является его внушительный размер, но это же — и одна из самых больших сложностей в организации здесь чего-либо. Решить эту проблему эффективно организатором удалось не вполне. Солидные перерывы между шоу-программами расслабили пульс открытия, превратив публику в аморфную, бесцельно блуждающую массу, расплывшуюся по зданию и наводнившую двор бывшего военного завода.

Действие питерского визуального театра «АХЕ» началось во дворе Арсенала, где художники Максим Исаев и Петр Семченко красили в красный цвет артистов «ДАХа», а те постепенно, ускользая из-под кистей художников, направлялись на второй этаж Арсенала — занимать свои места в сложной инженерной конструкции ахейцев.

Максим Исаев, один из создателей «АХЕ», на потеху зрителям красит актеров в насыщенно-красный Максим Исаев, один из создателей «АХЕ», на потеху зрителям красит актеров в насыщенно-красный

Красный актер «ДАХа» Дмитрий Ярошенко Красный актер «ДАХа» Дмитрий Ярошенко

Интересно ли было смотреть на перформанс ахейцев и даховцев? Да. Первых минут десять. Возможно, потом еще минут пятнадцать в середине, и немножко — в конце. Действие, которое родилось в стенах Арсенала силами театров АХЕ и ДАХ — (вместе «ДАХЕ» — пошутил Максим Исаев) было ярким, хаотичным, художественным, но не драматичным. В основе — тексты Николая Гоголя, это очевидно, но расшифровать их представилось огромной сложностью. Красные актеры пели и читали отрывки прозы, протирали свиное рыло, мылись, собираясь, прийти в гости к праздничному столу, готовили подарки, как и подобает в день рождения. А когда приходили, их поливали водой, жгли их цветы и вырывали страницы из книг. Так или иначе становилось ясно, что действие сосредоточилось на факте сожжения автором второго тома «Мертвых душ». И хотя АХЕ и использовали свой обычный арсенал чудес и трюков, все же вышло скучновато из-за обилия сценических метафор. Их смысл очень скоро затуманился, и публика утратила интерес к происходящему.

Перформанс-открытие «ДАХЕ» под названием «День рождения» Перформанс-открытие «ДАХЕ» под названием «День рождения»

Красные человечки ходили на именины к Гоголю, а получали в благодарность крайне непочтительное поведении Красные человечки ходили на именины к Гоголю, а получали в благодарность крайне непочтительное поведении

Ожидание Саши Фроловой и Аквааэробики показалось вечностью. Но как только космо-дива в пестрых латексах и в новых париках появилась под заводную смесь синти-поп и 8-бит, пространство, наконец, наполнилось атмосферой праздника. Если АХЕ были слишком умные, и наблюдать за ними по мере постановки становилось все тягостнее, то простота и незатейливость масс-символов Саши Фроловой действовала безотказно. На экране за Сашей мелькал тетрис, разрывались техно-сердца, расходились цветные лучи. Ее нехитрые, но заводные песенки про любовь, мороженое, моду дополнялись веселыми мускул-мэнами и персонажами из «Звездных воен». Сначала публика не знала, как реагировать на гротескность розового, девчачьего, мультипликационного образа Саши Фроловой, но это было бесхитростно и главное — весело, и зрителям понравилось. Сама Саша Фролова с Аквааэробикой в Киеве выступила во второй раз, и была в большом восторге и от публики и от Арсенала.

В заключение можно сказать, что на открытие ГогольFestа красивая незамысловатость победила красивый интеллектуализм. Очевидно, такое настроение фестиваля 2009-го года.

Саша Фролова и группа Аквааэробика Саша Фролова и группа Аквааэробика

Саша Фролова выражает нежные чувства к театральному медведю Нафане Саша Фролова выражает нежные чувства к театральному медведю Нафане


Другие статьи из этого раздела
  • Печальная мелодия любви

    Традиция кукольного театра в Японии насчитывает уже не одно столетие. Официально считается, что этот уникальный для европейского сознания вид искусства зародился в XVI веке, когда куклы нингё и старинные песенные сказы дзёрури объединились в сценическое действо — спектакли Нингё Дзёрури. Свое привычное имя «Бунраку» театр обретет в ХIХ веке благодаря Уэмуре Бунракукэну, который подарил второе рождение Нингё Дзёрури, на какое-то время потерявшему зрительскую любовь
  • Юная энергия классики или почти сумасшедшая «Женитьба»

    Агафью Тихоновну переселили на Оболонскую набережную в двухэтажный элитный особнячок, вручили ей две квартиры в центре и дачу под Киевом. Жевакина сделали не моряком, а певцом, эдаким Элвисом с заячьей губой и феерическими повадками. Яичница из коллежского асессора превратился в заместителя начальника налоговой службы, ему надели круглые очки кота Базилио, приталенную жилетку, пижонские штаны и снабдили несколько гейскими повадками. Словом, все персонажи — утрированные представители нашего «сегодня»
  • Поговорим об украинском

    Поводом в который раз поразмышлять на тему украинского искусства и украинской классики в частности стал премьерный показ в национальном театре им. И. Франко. Украинский драматург и культуролог Неда Неждана сделала по заказу театра инсценировку самой романтической и фольковой повести украинского автора Ольги Кобылянской. Собственно, выбор театра — закономерен, это-то и смущает.
  • Іранське ритуальне дійство тазіе

    Тазіе ─ це суто перська театрально-ритуальна традиція, яка попри всі заборони та численні трансформації дійшла до наших часів. У доісламський період (до сьомого століття нашої ери) в Ірані були поширені видовища іншого типу, пов’язані із траурними церемоніями і вшануванням іранських міфологічних героїв: Сіявуша, Шервіна, Іраджа, Заріра. Коли араби захопили Персію, традиційні видовища було заборонено, оскільки cамі араби не мали театру і, мабуть, мало розуміли його суть. Натомість вони принесли іслам, і персам довелося трансформувати історію про Сіявуша у ісламську релігійну оповідь. Так, виникає тазіе, що в перекладі із арабської означає «співчуття», «жалоба». Тазіе, зазвичай, має один стандартний сюжет про загибель імама Хусейна, який залежно від регіону, де він грається, доповнюється чи видозмінюється
  • Самозаспокоєння паузами

    або 120-хвилинний урок любові від проекту «РоздІловІ»

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?