Озорной бенефис23 февраля 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

Спектакль-бенефис: «Одинокая леди»

Режиссер: Игорь Славинский

Драматург: Игорь Афанасьев

Актеры: Ксения Николаева, Вера Мазур, Игорь Антонов

Театр: «Сузирья», ул. Ярославов Вал, 14 Б

Странная закономерность: плохой спектакль анализируешь еще в процессе просмотра, как правило, от скуки, бывает, из раздражения. Зачастую, выходя из театра, уже держишь в уме рецензию. Но когда постановка тебя захватывает, когда ты смотришь спектакль, и тебя переполняет радость, оказывается, что в итоге с тобой остается только призрачное, мерцающее ощущение твоего удовольствия, которое совершенно не хочется расщеплять на атомы критического анализа. Хорошие спектакли становятся частью твоей чувственной памяти, наравне с полузабытыми, ускользающими, но бесценными впечатлениями детства, какими-то музыкальными шкатулками, чердаками, солнечными столбами пыли. Именно поэтому хороший спектакль так трудно бывает рецензировать, ─ память не позволяет разбирать чистую радость и магию на составляющие. И даже метафоры кажутся недостойными одной минуты твоего зрительского восторга.

Спектакль «Одинокая леди» по пьесе современного автора Игоря Афанасьева ─ это бенефис замечательной актрисы театра на Левом берегу Днепра Ксении Николаевой. Вопреки ожиданиям (зачастую юбилейные постановки ─ просто милые театральные безделицы) это гармоничная и сложная постановка, самоироничная, философская и озорная, с тонко вплетенными в канву повествования автобиографическими аллюзиями.

Ксения Николаева читает Мендельштама Ксения Николаева читает Мендельштама

Ксения Николаева играет актрису, то есть саму себя: поет оперетты, читает монологи из Мандельштама, Чехова и Островского, легко переключаясь из роли в роль (сыгранных в разных театрах), цитирует своих героинь. Меховое манто, кружевной зонтик, печаль в глазах, хриплая горчинка в голосе ─ водевильная актриса превращается в Раневскую, неся в себе исключительно чеховское тихое отчаяние, оставляя место, впрочем, для обаяния самой Ксении Николаевой.

Николаева-Раневская — привет бывшему спектаклю в театре на Левом Берегу Днепра Николаева-Раневская — привет бывшему спектаклю в театре на Левом Берегу Днепра

Нельзя сказать, что текст пьесы предполагал какие-либо смысловые оттенки ─ довольно простой водевильный сюжет. У немолодой богатой взбалмошной актрисы снимает комнату непосредственный, бедный юноша, который желает выступить на программе «Минута славы». Очень обаятельный юноша, легко располагающий к себе людей. Он симпатичен своей легкомысленной и экзальтированной хозяйке, он симпатичен ее племяннице, весьма недоверчивой особе. Но, оказывается, он ─ наводчик на квартиры, который вынужден заниматься столь недостойным занятием по причине долгов. Впрочем, как во всяком хорошем водевиле, благородство и справедливость не позволяют ему совершить преступление.

Однако упрощенность драматического текста отлично восполняется игрой актеров, Игоря Антонова, Веры Мазур, Ксении Николаевой: каждый из них наполняет своего персонажа точными красками, делая его объемным, достоверным, художественным и главное ─ искренним.

Безумно харизматичный Игорь Антонов в роли безумно харизматичного Макара Логина Безумно харизматичный Игорь Антонов в роли безумно харизматичного Макара Логина

Основной, видимый мотив постановки, диктуемый сюжетом, ─ это столкновение веры и недоверия, доброты, бескорыстия и обмана. Контекстуальный мотив ─ актерская судьба, яркая и грустная одновременно. Воплощает его Александра Борисовна, Шурочка ─ Ксения Николаева ─ озорная, немного хулиганская, обаятельная. Кто бы мог подумать, что Ксения с ее траги-лирическим амплуа будет так искренне и заразительно баловаться на сцене: петь шансон, косить под «бабулю», гримасничать, кривляться, читая Мандельштама, подшучивать над своими ролями, петь клоунские песни в парике и… жалеть себя… актрису…

Племянница и тетя поражены благородством Макара Племянница и тетя поражены благородством Макара

Работа режиссера Игоря Славинского, на первый взгляд, ненавязчива и незаметна, как нередко и бывает у настоящих, хороших режиссеров, приемы и методы которых не бросаются в глаза, но служат воплощению замысла. Он тонко связал и «сыграл» троих очень разных актеров, создав из них гармоничный, взаимодополняющий актерский ансамбль, сохранив индивидуальность каждого и придав художественный объем всем персонажам и истории в целом. Кроме очаровательной атмосферы и первого очевидного и легко читаемого сюжетного смысла постановки, ему удалось создать «второй план», более сложный и утонченный, посвященный театральному искусству. Умная, жесткая, горькая самоцитация актера и самоирония актера стала философской основой постановки.

Что останется актеру после годов служения искусству? Пустота? Боль?

Ах да, еще ─ случайные праздники для одинокой леди…

Ксения Николаева Ксения Николаева


Другие статьи из этого раздела
  • Медея. Миф о пустом пространстве

    В Киеве показали буто-оперу на «Олимпийском» стадионе при закате солнца
  • Овечка Дора: «Сексуальные неврозы наших родителей»

    В предновогоднее суетливое время раздался театральный залп спектаклей, который выпустил из обоймы театра «ДАХ» режиссер Владислав Троицкий. Отладив шекспировские этно-мистерии, соорудив Климовскую серию по Достоевскому, Троицкий обратился к современной агрессивной драматургии. Одна за другой вышли русская антиутопия-вестерн Юрия Клавдиева «Анна» и «Сексуальные неврозы наших родителей» Лукаса Берфуса. Ни какой другой театр в Киеве не ставит агрессивную современную драматургию, и не просто драматургию, а социальную пьесу — такую популярную сейчас в Европе и в России наряду с документальной
  • Арт-терапия для «оборотней»

    «Театр 13» рассказали о страхах и комплексах сегодняшнего дня
  • Грузинский театр — Свободный театр

    «Хотите узнать, чем живет современный грузинский народ,  — сказал на пресс-конференции Автандил Варсимашвили,  — посмотрите спектакли Свободного театра»
  • Театр по колу

    Вперше на київській сцені, в Молодому театрі, свою роботу представив режисер Андрій Бакіров, який ставить спектаклі по всій Україні. Для київського дебюту він обрав п’єсу безкомпромісного песиміста, відомого французького драматурга ХХ ст. Жана Ануя «Коломба». Завдання амбіційне і важке, з огляду на те, що улюбленим жанром Ануя була трагедія. А його світи — це завжди жорстоке зіткнення і протиставлення ідеалу з реальністю. На сцені стрімко розгортається трагедія кинутого зрадженого ідеаліста

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?