Печальная сказка для богатых. 28 декабря 2011

Или печальная сказка о богатых…

Текст Марыси Никитюк

Фото из открытых источников

Постановка «Фрекен Жюли»

Режиссер Томас Остермайер

Москва «Театр Наций»

23, 24 марта 2012 спектакль

покажут в Киеве, в театре им. Франко

Бывает, люди долго строят космическую ракету только для того, чтобы слетать на ней… на Бали. Нет, это не разочаровывает, это — изумляет. Нечто подобное случилось с долгожданной премьерой «Фрекен Жюли» в режиссуре Томаса Остермайера в московском Театре Наций.

Одного из самых популярных режиссеров Европы, художественного руководителя берлинского театра «Шаубюне», казалось невозможным зазвать ставить в Москву. Во всех интервью Остермайер отвечал, что русского не знает, а ставить в таком случае не считает возможным. Вместо этого он привозил в Россию свои лучшие спектакли: «Нору» Ибсена, «Замужество Марии Браун» и нашумевшего в Европе «Гамлета». Но вдруг, согласившись, таки поставить в Москве, Остермайер, который всегда жестко критиковал современное буржуазное общество, создает модный и откровенно коммерческий спектакль с довольно обыденным подтекстом.

Дочь русского генерала (прообраз всех дочерей московских олигархов) не может себе позволить близкие отношения с собственным водителем. В основе — классовый конфликт наложенный на борьбу полов. Любое подобное высказывание, попадая в поле любовных взаимоотношений между мужчиной и женщиной, обречено стать трагической историей «золушки», где бедная девушка и принц поменялись местами. Печальная сказка для богатых. Или печальная сказка о богатых…

К постановке была привлечена серьезная команда: режиссер Томас Остермайер, драматург (адаптировавший пьесу Стриндберга к реалиям современной России, представитель «новой драмы») Михаил Дурненков, известные московские актеры — Евгений Миронов и Чулпан Хаматова. С одной стороны, многообещающая творческая группа, а с другой — довольно средний результат, особенно на фоне авангардных спектаклей Остермайера.

Сложный и характерный Евгений Миронов не вызывает отвращения в роли лакея-водителя, любой ценой пытающегося выкарабкаться из бедности. Но он не соответствует правде жизни: люди подобного круга редко бывают столь утонченными.

Персонажа Миронова и болезненную героиню Чулпан Хаматовой можно полюбить, они оба очень страдают, оттого что не могут выйти за рамки собственного материального статуса: чтобы заполучить Фрекен Жули, Жану приходится разрушить и уничтожить ее личность. Но прямолинейный посыл — богатые тоже плачут и страдают — выглядит надуманным и «заказным», ориентированным на буржуазную публику театра. Честнее было бы показать внутреннюю пустоту этих персонажей, и тогда бы оказалось, что, в сущности, таких, как они, не за что любить и не за что жалеть.

Обычно Томас Остермайер адаптирует классические тексты под свои постановки, но в случае с «Фрекен Жули» никаких новых смыслов пьеса не приобрела, обновившись только во времени, названиях и тональности (стала мягче, ушел пренебрежительный брезгливый тон лакея Жана и повелительный садистский тон самой Фрекен).

Даже средства современного европейского театра, которыми часто пользуется Остермайер, — видео на сцене — служило кино-костылями для сентиментальной составляющей спектакля. То две руки робко соприкасаются, то в объективе пистолет, который так и не выстрелит, — гладкие стерильные образы.

Сценография тоже как-то получилась не в полную силу. Очень стильно решено пространство: на средине сцены хай-тек-кухня, а по периметру — валит снег, символизирующий новогоднюю ночь. Но, кроме того, что кухня ездит по кругу, больше ничего не происходит, и ездит эта кухня только для того, чтобы просто придать динамику спектаклю.

Кажется, Томаса Остермайера эта пьеса ни чем не увлекла: сюжет — сентиментальный, образы — слащавы, сценография — без особого смысла. А зачем там был нужен Михаил Дурненков, вообще не понятно. Словом, так много усилий было потрачено творцами авангардного театра только для того, чтобы в итоге получить качественный коммерческий продукт.


Другие статьи из этого раздела
  • Львівський карнавал

    Відкривався театральний фестиваль «Золотий Лев» цього року традиційною карнавально ходою. До вашої уваги фотозвіт Максима Казаріна
  • Парад румунського театру: Національний театральний фестиваль в Бухаресті

    Кістяк театрального фестивалю в Бухаресті — найголовнішої театральної події року в країні — складався із набору вистав за класикою, поруч із якими виборювала собі місце молода румунська альтернатива. Окрім насиченої театральної програми, фестиваль мав також теоретичну частину, де можна було послухати лекції відомого американського режисера та теоретика театру Річарда Шехнера, відвідати презентації книжкових новинок на театральну тематику за останній рік, а також переглянути документальні фільми про Гротовського, Сару Кейн та інших театральних метрів
  • Вне знаковой системы

    В театре Франко показали одноактные балеты Анны Герус и Раду Поклитару
  • «Анна Каренина»: опиумная страсть

    Эйфмановская «Анна Каренина» открыла зрителю темную бездну обреченной женской души и хаос настоящей, сокрушающей страсти. Умышленно отказавшись от побочных линий, режиссёр аккумулировал все драматическое напряжение романа в треугольнике: Каренина — Вронский — Каренин
  • Черновые, секретные эскизы

    Андрей Жолдак показал журналистам черновые секретные эскизы своего нового спектакля «Войцек», нас якобы впустили в лабораторию мастера, где видео на больших экранах сверху не было демонтировано, и режиссер увлеченно повторял «а здесь должны быть звезды». Перед показом Жолдак всех предупредил — это первый прогон, много чего будет не так. О том, что в «Войцеке» Жолдака, собственно нет Войцека, даже как-то неприлично говорить, режиссер давно всех приучил, что это ханжество — видеть, и, не дай бог, искать в его работах еще кого-то кроме него самого.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?