«Песочница» в Черниговском театре02 декабря 2012

Дарья Маликова

Театр в Украине весьма неохотно (в силу множества причин) впускает на свои сцены качественные современные пьесы. Однако в последнее время наблюдается заметное движение к улучшению застойной театральной ситуации: проводятся фестивали современной драматургии, а также молодой режиссуры, делаются читки актуальных драматических текстов, благодаря чему узнаются новые украинские и зарубежные авторы.

Протазко (Сергей Пунтус) и Милка (Ольга Дущенко) — знакомство Протазко (Сергей Пунтус) и Милка (Ольга Дущенко) — знакомство

Режиссер Виктория Филончук, сделав в прошлом году в рамках фестиваля «Тиждень актуальної п’єси» читку текста польского драматурга Михала Вальчака «Песочница», предложила ее для постановки художественному руководителю Черниговского театра им. Шевченко Андрею Бакирову. Невзирая на сложность материала, двойственную природу пьесы, ненормативную лексику, театр пошел на этот творческий риск и премьера состоялась 12 октября 2012 года

Пьеса «Песочница» сама по себе очень вариативна, в ней заложена свобода для реализации различных режиссерских решений. В Украине она ставится впервые, но на сценах польских, а также российских театров-имела множество постановок.

Почти свидание Почти свидание

Текст предлагает ряд тем из сферы взаимоотношений полов: боязнь любви, преодоление страха, зарождение чувств, расставание и пр. Однако в спектакле наиболее ярко выведена тема ревности. Протазко (Сергей Пунтус) ревнует Милку (Ольга Дущенко) к находящемуся «за кадром» Каролю, и именно здесь начинается настоящая драма. Беззаботные дети взрослеют на глазах и выяснения отношений становятся для них жизненно-важным событием. Главный герой проходит путь от разрушения к созиданию, в начале спектакля Протазко играет в Бэтмена и убивает всех в своем вымышленном мире, а в финале он «оживляет» разодранную им же тряпичную куклу героини Милки. Черниговская «Песочница» получилась доброй, чувственной, и в то же время нервной, жесткой.

Игры в песочнице. Бэтмен и куклы Игры в песочнице. Бэтмен и куклы

Конечно, спектакль не ограничивается лишь лирической тематикой. За сюжетной линией довольно четко просматривается проблема нуждающегося в понимании ребенка, убегающего от реальной жизни в собственные фантазии. Сценография Ольги Филончук указывает на вымышленное и субъективное мировоззрение детей, замкнутых и агрессивно отстаивающих свое пространство. Картонная конструкция, картонные приспособления для игр, дверь и уличные фонари, выполненные в эстетике футуризма — все это материально и стилистически создает утопию, в которую убегают дети от несовершенного мира взрослых.

Целостности восприятия спектакля немного мешает эклектичность его структуры: хаотичное начало, несколько размытое поворотное событие. Однако технические режиссерские недоработки компенсируются тщательной проработкой подтекста пьесы. Ведь довольно колоритный текст Вальчака мог увлечь создателей спектакля в сугубо игровой театр и отвлечь от второго, смыслового, плана — наличие чистой, светлой личности за грубостью главного героя. Вероятно, для усиления этой мысли в канву спектакля введены тексты Чарльза Буковски — писателя, который прикрывал внешней брутальностью и равнодушием доброту, и душевную чуткость. Эти монологи помогают проследить постепенное взросление детей, их открытия и откровения. В качестве же музыкального сопровождения были меланхолически-депрессивные композиции группы Radiohead, которые как нельзя лучше соответствовали настроению спектакля.

Следует заметить, что молодые черниговские актеры, довольно органично и мастерски балансировавшие между детской непосредственностью и подростковой болезненной чувствительностью в своей игре, обладают хорошей актерской техникой.

После спектакля зрителям предложили обсудить увиденное. Позитивная и, что самое главное, вдумчивая зрительская реакция оправдала ожидания театра, пока еще не привыкшего к современным специфическим текстам. Это только подтвердило крайнюю востребованность современных пьес среди украинской аудиторий любого возраста.


Другие статьи из этого раздела
  • «Римини Протокол». Театр новых форм

    «Римини Протокол» — это театральная группа, созданная в 2000-ом году тремя артистами-экспериментаторами: Хельгардом Хаугом, Даниэлем Ветцелем и Штефаном Каэги. Они известны в Европе своими нестандартными и, на первый взгляд, не театральными постановками. К примеру, одна из их робот заключается в том, что зритель заходит в телефонную кабину и связывается с оператором из Дели. На биеннале в Венеции «Римини Протокол» показали свою новую работу — документальный спектакль об эмигрантах из Казахстана, а также специально для фестиваля в короткий срок создали театральный квест с айподами «Видео-прогулка по Венеции».
  • 50-ый Дядя Ваня

    Пять лет назад в Киеве состоялось редкое для нашей столицы театральное совпадение. Два киевских режиссера, худруки двух муниципальных театров, В. Малахов и Ст. Моисеев поставили в одном сезоне пьесу А. Чехова — «Дядя Ваня». Театральная общественность резко поделилась по линии гуманистического передела: Чехов человечный, сопереживающий и сожалеющий и Чехов саркастичный, едкий и обличающий. Одни были в восторге от малаховского просветленного, обнадеживающего, вселяющего веру «Дяди Вани», другим больше по вкусу пришелся мрачный, беспросветный вариант Моисеева.
  • «Монологи вагины» в Киеве

    25 и 28 марта в киевском концерт-холле «Фридом» покажут спектакль с пикантным названием «Монологи вагины» в постановке итальянского швейцарца Джулиано ди Капуа, который уже 15 лет проживает в России. «Монологи вагины» были созданы американской писательницей феминисткой Ив Энцлер в 1996-ом году в технике вербатим, набиравшей в 90-е годы обороты популярности.
  • Скіфське каміння: мати-дочки

    «Скіфське каміння» — остання вистава Ніни Матвієнко, яку поставила американська режисерка українського походження Вірляна Ткач (до 20-ліття свого нью-йоркського колективу «Яра», що грає в театрі «Ля Мама»). Востаннє в Києві цей спектакль показували в рамках ГогольFestу 2010.
  • Львовские ритуальные профанации

    Туркменский режиссер и любимец прессы Овлякули Ходжакули по заказу театра Курбаса поставил Шекспира. Жили они себе спокойно во Львове двадцать лет без этого Творца и могли бы еще столько же прожить — никто бы и не заметил (речь идет о Ходжакули, конечно, а не о Шекспире). Кто у кого пошел на поводу, театр у режиссера или режиссер у театра,  — непонятно, но получился абстрактный спектакль в стиле ритуального театра ни о чем, ни о ком и, собственно, ни для кого.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?