Почти как настоящие02 февраля 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

Пьеса: «Марлени. Стальные прусские дивы»

Автор: немецкий драматург Теа Дорн

Режиссер: Анна Александрович

Исполнители: Галина Стефанова, Валерия Чайковская

В канун Нового года в центре современного искусства им. Леся Курбаса в Киеве сыграли довольно интересную и неожиданную премьеру. И хотя воплощение на киевской сцене двух культовых женских фигур периода Третьего Рейха и Второй мировой ничего не предвещало, возможно, именно такое неожиданное появление «Марлени» ─ расшифровывающееся как Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь ─ привлекло к центру Леся Курбаса театральную общественность, отвоевав ее у предпраздничной суеты.

С одной стороны, совершенно понятно обращение драматурга к обозначенной эпохе, трагичной, противоречивой, наполненной философскими, метафизическими, этическими и моральными вопросами. Война, смерть и любовь, личность и искусство, социум и Художник, женщина, ее место в мире мужской жестокости, противостояния и борьбы ─ это далеко не полный перечень конфликтов, содержащихся в биографиях двух выдающихся актрис, протекающих на фоне переломного исторического времени и представляющих огромный интерес для драматического текста и его постановки. С другой стороны, качество этого обращения (ключевые моменты пьесы и общий ее смысл) говорит о том, что драматурга соблазнила яркость, а не глубина материала.

Действие происходит в канун смерти Марлен Дитрих с 5 на 6 мая 1992 года. Марлен закрылась от мира, похоронив себя заживо Действие происходит в канун смерти Марлен Дитрих с 5 на 6 мая 1992 года. Марлен закрылась от мира, похоронив себя заживо

В киевской «Марлени» драматурга не поддержали в его стремлении сделать материал броским, эффектным, но и не опровергли, создав более глубокий контекст. Было предложено массу акцентов от метафорического противопоставления чувственности и разума к четкой проблеме Художника вне искусства (искусство ─ жизнь). Ни один из конфликтов не был раскрыт сполна. Можно, конечно, рассматривать данную пьесу и как театрализованную Жизнь Замечательных Людей ─ своеобразный ликбез для школьников, но, думается, пока театру есть чем заниматься.

Действие происходит в канун смерти Марлен Дитрих с 5 на 6 мая 1992 года. Лени Рифеншталь приходит к Марлен, чтобы уговорить ее сниматься в фильме «Пантеселея» о жгучей страсти царицы амазонок Пантаселеи к Ахиллу. Их диалог о фильме становится фоном для развернутого размышления о предназначении Женщины и Художника, о войне, о достижениях, о личном крахе каждой. Чувственная Марлен Дитрих ─ символ женственности и страсти, прохладная Лени Рифеншталь ─ символ интеллектуальности и чистоты, их характеры и судьбы переплетаются единством противоречий ─ личностей и эпох. Метафорический вывод их творчества ─ искусство не служит никому.

Марлен Дитрих (Галина Стефанова) и Лени Рифеншталь (Валерия Чайковская) Марлен Дитрих (Галина Стефанова) и Лени Рифеншталь (Валерия Чайковская)

Режиссура спектакля решена в уже привычном для современного театра экспериментальном минимализме. Небольшая квадратная ниша в задней стене ─ время от времени из нее выбегают две хихикающие арийские девчушки в белых одеждах (Марлен и Лени в детстве). В центре сцены ─ стол-кровать, на котором в начале действия зрителей встречает строгая, надломленная Марлен Дитрих. Сложность камерных спектаклей, не перегруженных декорациями и предметами, состоит в том, чтобы из мелочей и подробностей создать общий, целостный смысл. Случайно или неточно выбранный предмет может стать неуместной деталью, искажающей смысл. В «Марлени» такой деталью стали грубые металлические боксы с крышками. Не обладая должной степенью значения и метафорического наполнения, они попросту были непонятны.

Лени держит металлический бокс-туалетный горшок Лени держит металлический бокс-туалетный горшок

Материал, который пыталась реализовать А. Александрович, слишком обширен, взяв его за основу, любому режиссеру следовало бы расставлять свои акценты, что-то давать поверх текста, что-то, напротив, укрупнять, вводить в фокус. Огромная ответственность, безусловно, лежала на главных исполнительницах. Играя выдающихся актрис, они сами обязаны быть невероятно яркими личностями, в противном случае это двойная недостоверность. Заметно было, что В. Чайковской неудобно в рамках прописанной роли, да и на самом деле Лени ─ не ее роль, получилось слишком много показного страдания, наивности и пафоса. Г. Стефанова играла отменно надломленную, прекрасную Дитрих, так же хорошо она смотрелась бы в роли гордой, сосредоточенной Рифеншталь, но зачем ей довелось столько хохмить в течение спектакля (не Чарли Чаплин все-таки) ─ вопрос, вероятно, следует адресовать драматургу.

Г. Стефанова играла отменно надломленную, прекрасную Дитрих Г. Стефанова играла отменно надломленную, прекрасную Дитрих

Валерии Чайковской было почти не удобно в роли стальной Лени, слишком в ней самой много «теплых красок» Валерии Чайковской было почти не удобно в роли стальной Лени, слишком в ней самой много «теплых красок»

По справедливости, над спектаклем надо бы еще поработать: вывести, заострить, сделать четким один конфликт, соотнести его с современностью, сделать более пронзительной Лени, очистить постановку от неуместных деталей. Тогда, вероятно, это будет одна из самых своеобычных постановок о наивысшей ценности ─ об искусстве ─ на фоне одной их самых жестоких, разрушительных и мистических эпох.

МарЛени МарЛени
Девочка-флейтистка и прусские белокурые девчушки появляются в спектакле из дыма и тумана, проходя далеким и болезненным видением. Девочка-флейтистка и прусские белокурые девчушки появляются в спектакле из дыма и тумана, проходя далеким и болезненным видением.

Игра Стефановой завораживает. В ее Дитрих всего слишком много: много красоты, много вульгарности, много женственности, много разочарования. Очень вкусный и притягательный получился образ Игра Стефановой завораживает. В ее Дитрих всего слишком много: много красоты, много вульгарности, много женственности, много разочарования. Очень вкусный и притягательный получился образ


Другие статьи из этого раздела
  • Милая Мила

    Меня лично никогда не интересовали женщины, живущие для любви, пребывающие в ожидании любви, плавающие в собственной сентиментальной патоке. В отличие от женщин думающих и создающих себя, меня не интересовали женственные судьбы просто женщин. Постановка об Эмили Дикинсон могла бы стать выражением приглушенной боли поэта, столкнувшегося с миром. Поэтессу Эмили Дикинсон сравнивали с Цветаевой, ставили вровень с Уолтом Уитменом, ее судьба ─ это судьба творца, а в постановке центральную роль сыграла женственность, что, вероятно, и обусловило слащавость спектакля
  • Парад румунського театру: Національний театральний фестиваль в Бухаресті

    Кістяк театрального фестивалю в Бухаресті — найголовнішої театральної події року в країні — складався із набору вистав за класикою, поруч із якими виборювала собі місце молода румунська альтернатива. Окрім насиченої театральної програми, фестиваль мав також теоретичну частину, де можна було послухати лекції відомого американського режисера та теоретика театру Річарда Шехнера, відвідати презентації книжкових новинок на театральну тематику за останній рік, а також переглянути документальні фільми про Гротовського, Сару Кейн та інших театральних метрів
  • «Ах, Гамлет, серце навпіл рветься…»

    Про виставу Волинського академічного обласного музично-драматичного театру ім. Т. Шевченка «Гамлет» у постановці Петра Ластівки не хочеться розповідати так, як належить критикові.
  • Современная драматургия в Симферополе

    С 25 по 27 мая симферопольский арт-центр «Карман» и всеукраинский литературный фестиваль «Шорох» провели первый в городе фестиваль современной драматургии в режиме читок. В течение трех дней на сцене арт-центра были представлены пьесы поколения «новой драмы» в постановке местных режиссеров
  • «Диплом» жизневеда

    В Киеве показали документальный театральный проект о высшем образовании и смысле жизни

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?