«Поздно пугать» в Театре на Левом берегу Днепра18 октября 2011

Марыся Никитюк

Фото Театра


Несколько риторических вопросов

Сложно и трудно современная проза и драматургия входят в украинские национальные театры. Давно нет советского идеологического заказа или царского запрета на национальный колорит, театры безраздельно владеют творческой свободой. Так, что же им мешает ее реализовать? Почему они угрюмо встречают любую инициативу? Почему творческий поиск в них встречается с заведомо установленным безразличием? По привычке тянут они свой комедийно-водевильный репертуар, лишенный духа, времени, остроты, будто не было в нашей традиции экспериментов Леся Курбаса и поисков 90-х.

В странах ближнего зарубежья битва за остросоциальную, современную пьесу с живым языком уже прошла. Нам она, возможно, только предстоит, хотя если политическую и экономическую ситуацию в стране умножить на степень безразличия украинцев, можно предположить, что битва эта пройдет незамеченной.

Одно предположение

Парадоксально, но самый русский из всех современных авторов стал самым популярным на украинских подмостках. Это — Василий Сигарев — автор темного низового мира, тексты которого легко объединяют тонкий лиризм с жесткой чернухой. У него нашли пристанище проститутки, наркоманы, брошенные дети, матери-алкоголички, сумасшедшие женщины, повешенные, бомжи и алкоголики. Большинство из них Сигарев наделяет доброй душой, скрытой под маской «дубовой шкуры». Очевидно, именно «открытый сентиментализм» так непреодолимо влечет к себе украинских режиссеров, ибо это, к сожалению, национальная черта — неудержимое тяготение к слезоточивой лирике и тягучему романтизму.

И, собственно, постановка

В Театре на левом берегу Днепра молодые режиссеры Тамара Антропова и Анастасия Осмоловская поставили спектакль «Поздно пугать», объединив две одноактовки — «Божьи коровки возвращаются на землю» Сигарева + «Итак, она звалась Татьяной» Льва Проталина. Получился такой женский, спектакль о жизненной несправедливости, о страшной душевной боли, о падении человеческого существа.

Тамара Антропопва и Алексей Прокопенко. Вторая часть спектакля Тамара Антропопва и Алексей Прокопенко. Вторая часть спектакля

Как совершенно точно подметила Марина Давыдова, персонажи «новой драмы» в театр не ходят, а добропорядочные старушки и буржуазная публика открещиваются и отмахиваются от того, что им кажется безвкусным и непонятным. Остается рассчитывать на некую художественную магию, на внутреннее сопереживание душой.

«Божьи коровки» Василия Сигарева довольно наивная и не очень сильная пьеса. В доме возле кладбища живут два малолетних наркомана, Дима и Слава, их отец — «Кулек» — алкоголик. Коллизия завязывается, когда две девочки, Лера и Юля, приходят на проводы Димы в армию и к ним подтягивается местный дилер-удалец Аркаша. Сюжет подозрительно похож на детскую страшилку про черный-черный домик и черный-черный гробик. Мрачновато и с перегибом… Дима уходит в армию от безысходности, весь металл с кладбища они уже продали, — больше делать в их городишке нечего. Герой надеется попасть на войну, чтобы умереть. Его подругу Леру мать пытается сдавать как проститутку. Разумеется, все заканчивается плохо: одни умрут, другие убьют, третьи — будут страдать.

Эту часть режиссировала Тамара Антропова, которая во второй части выступит актрисой. И нужно сказать честно, наивно выглядит не только текст «Божьих коровок», но и собственно игра актеров. Видно, что своих героев они не только не примеряли на себя, но и в глаза ничего подобного не видели. Слава — Сергей Журавлев — играет ломку, слабо представляя, как это бывает. Злодей пьесы Аркаша — Михаил Пшеничный — воспроизводит образ, достойный детских утренников — «чтобы страшно наверняка». Злодей получился чрезвычайно «злодеистым».

«Божьи коровки возвращаются на землю» «Божьи коровки возвращаются на землю»

Настя Осмоловская в роли Леры перегибает палку, создавая образ девочки-гопа, как следствие — ее не жалко. Мальчик Дима выражает свои чувства криком и накалом страстей. А вот кто удивил в этой постановке, так это заслуженный артист России Петр Миронов. Он всегда играет в Театре на Левом берегу героев-интеллигентов, читает стихи, рассуждает о высоком. В «Поздно пугать» он, правда, тоже стихи читает, но так как читал бы их персонаж Актер из Горьковского «На дне». Миронов органичен в образе отца-алкоголика, он не соответствует документальной правде жизни, но ему удалось наделить своего героя художественной правдой. Его отчаяние было тихим, но самым страшным и самым глубоким.

Анастасия Осмоловская и Михаил Досенко Анастасия Осмоловская и Михаил Досенко

Вторая часть спектакля по пьесе Проталина очень проникновенная. Сюжет лучше не рассказывать, потому что в нем и кроется самое большое потрясение постановки. Просто хочется сказать, что в этой части, очень тонко срежиссированной Анастасией Осмоловской, было много человеческого и человечного, не наигранного, не придуманного, настоящего. Тамара Антропова — очень хорошая актриса, с таким русским типажом и характером. Временами, правда, кажется, что это у нее настоящие бесы проносятся во взгляде, а не мастерски контролируемая иллюзия, но все равно, ее героиня заставляет зрителя болеть и плакать — а это великое достижение. Антропова очень органична, ее сила в том, что она с легкостью жонглирует, то иронией, то истерикой, то отчаянием, а то вдруг неожиданным весельем. Алексей Прокопенко, ее партнер по сцене, идеально уравновешивает ее ураганную энергию. По сути, спектакль о чувствах, о том как люди, словно раненные звери, ищут-ищут своих любимых, их унесла война, а они до сих пор ищут, в каждом ищут. И в каждом находят… свое безумие.

«Поздно пугать» «Поздно пугать»


Другие статьи из этого раздела
  • Кто здесь маньяк?

    В пьесе немецкоязычного автора Лукаса Берфуса «Сексуальные неврозы наших родителей» остро поставлен вопрос двойной морали общества. Это и странный, и магнетический текст о девочке Доре, болезнь которой подавляли таблетками, а потом прекратили и удивились тому, как быстро она схватывает на лету пороки современного мира.
  • Театр по колу

    Вперше на київській сцені, в Молодому театрі, свою роботу представив режисер Андрій Бакіров, який ставить спектаклі по всій Україні. Для київського дебюту він обрав п’єсу безкомпромісного песиміста, відомого французького драматурга ХХ ст. Жана Ануя «Коломба». Завдання амбіційне і важке, з огляду на те, що улюбленим жанром Ануя була трагедія. А його світи — це завжди жорстоке зіткнення і протиставлення ідеалу з реальністю. На сцені стрімко розгортається трагедія кинутого зрадженого ідеаліста
  • Криcтиан Люпа: «Чайка» и «Заратустра»

    Свой первый спектакль в России известный польский режиссер Кристиан Люпа поставил в Александринском театре, это была «Чайка». Недавно в Центре им. Мейерхольда в Москве прошел показ его второго спектакля «Заратустра» Об этих двух постановках и о самом Кристиане Люпе и рассказывает наш автор
  • «Жінка з минулого»

    Одна з тих вистав київської «Вільної сцени», через яку сповнюєшся глибокою симпатією до театру. Це історія, що спершу маскується під любовну драму, а потім обертається на моторошну казочку в стилі «Кумедних ігор» Ханеке.
  • Спіймати Місяць

    В холодному небі метрополії не літають дракони, риби-гіганти і срібні красуні, спустившись з зірок на тонкому павутинні. Циклопічна ніч з лупатим місяцем — застиглий фотокадр, романтична картинка урбаністичної ночі. Запилюючи погляд в потрісканих асфальтах буднів дуже хочеться закинути голову назад і роздивитися в смогових небесах казку.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?