Арт-терапия для «оборотней»30 июня 2016

 

Текст Ксении Реутовой

Фото Софии Фурман

 

В средине июня в арт-пространстве SKLO независимый театр «13» продемонстрировали своих «Оборотней» – перформанс о страхах и маниях, которые мешают жить полноценно, и освобождении от них. «Театр 13» – это бывшая театральная группа «Номады» («Кочевники»), которая образовалась в 2011 году в Донецке, где до недавних пор и работала. Это творческий коллектив аматоров-энтузиастов под руководством режиссера Натальи Волчек, не единожды дававший представления в Донецке, Луганске, Одессе. В их репертуаре «Сны» (по пьесе Ивана Вырыпаева), «Отличное тело» (по пьесе Ив Энцлер), «Зубная фея» (по мотивам одноименной поэмы Анны Ревякиной) и другие работы. В Киев театр приехал с премьерой «Перечитывая Мастера» по Булгакову, но закрывать театральный сезон предпочли почему-то «Оборотнями».

Сцена арт-пространства SKLO очень напоминает ванную комнату: облицовка черным приятным на ощупь кафелем в мелкую клетку, шторы-кулисы, решетка вентиляции на зеркальном потолке. Все это очень подходит к тематике представления. Авторский перформанс Натальи Волчек призван рассказывать о страхах и маниях, и в ходе артикуляции проблем – раскрепощать и дарить свободу от зависимости. Так где же еще оголятся и очищаться, если не в ванной комнате?

«Оборотни» – это музыкально-пластические истории шести молодых людей о том, что нормальных полноценных людей обращает в забитых изгоев и параноиков. Жертвы самих себя здесь появляются с заклеенными скотчем ртами, в длинных черных пальто  –  как заложники дурного сна, в котором невозможно закричать от страха, а значит – и проснуться. У каждого при себе предмет, обозначающий суть проблемы: старый чемодан (ворох старых надуманных проблем и привязок), огромный черный зонт (эскапизм), детское красное платьице (склонность к анорексии, постоянная погоня за мифическим идеальным телом), подушка, разбитое зеркало (неприятие себя), резиновые сапоги. Каждый из героев вступает в неравный бой со своей проблемой и, переборов себя, на исходе сил, освобождается: снимает пальто, оставаясь в телесного цвета сорочке, срывает скотч, обретает свободу и голос, а значит – полноценного себя.

Каждая фобия сопровождается своей музыкальной композицией: надрывно-экспрессивным треком  – для борьбы, и освободительным или успокаивающим  – для «очищенного» состояния. Можно сказать, что на музыке строится львиная доля всего настроения и динамики спектакля. Здесь используются треки авторства Земфиры, Animal Джаz, In This Moment, Skunk Anansie, Qarpa, System Of A Down, Archive, а также саундтреки к видеоиграм Obscure и Alone in the dark Oliver Deriviere. В виду слабой подготовки, коллектив совсем молодой и любительский  –  исполнители еще не очень пластичны, их этюды с предметами маловыразительны, может быть несколько однотипны. Выполненные в едином темпоритме, они, к сожалению, часто лишены четкой индивидуальности, в то время как музыкальный фон разнится и пестрит жанрами. Почему-то отсутствовало и видео-сопровождение. Обидно, что при попадании в «тему сцены», пространство было освоено не до конца. Странно, например, что в перформансе не учавствовал зеркальный потолок, а ведь так и напрашивалась игра с отображениями в сцене про внутренних демонов.

В финале участники действа, расхаживая по сцене, рассказывали парадоксальные и смешные обрывки собственных сновидений. А после – раскрыли тот самый «чемодан проблем», откуда на зрителей посыпались почему-то красные воздушные шары. И стал явным, отнюдь незамысловатый, главный месседж спектакля: превратиться из асоциального оборотня в свободного человека можно лишь поборов свои страхи и комплексы, многие из которых часто надуманы и нелепы – как эти красные шарики «на десерт». Однако, ученическая на первый взгляд, работа все-таки ценна. Молодые люди, покинувшие Донбасс, сегодня как никто из киевлян знают о необходимости возврата в реальность и избавлении от страхов. И даже если спектакль «Оборотни» больше нужен самим авторам, чем зрителю, среди нас еще никто не сомневается в целесообразности и возможностях театральной арт-терапии.


Другие статьи из этого раздела
  • Тургенев по Фрейду

    По традиции, название пьесы в Театре на левом берегу Днепра изменили. Был  «Месяц в деревне» господина Тургенева, а вышло… «Высшее благо на свете» господина Билоуса. В  «Месяце» была типичная тургеневская элегия, граничащая с наивной сладковатой сентиментальностью, а в  «Высшем благе» получилось море зловещей любви. Здесь все любят друг друга и все — не взаимно, а посему — воспламеняются, бьются в конвульсиях, сходят с ума, погибая от страсти.
  • Как такое может быть?

    Спектакль «Моя дорогая Памела» не обещал ничего хорошего. Автор Джон Патрик — американский сценарист и драматург с натяжкой. Его пьесы отличает щуплое чувство юмора, отчаянная неправдоподобность и американская прямолинейность. В его фильмах снимался Рейган, а вот его пьесы имели успех исключительно в неискушенной провинции
  • Город штампов Дмитрия Богомазова

    В ТЮЗе показали «Наш городок» Торнтона Уайлдера
  • Черновые, секретные эскизы

    Андрей Жолдак показал журналистам черновые секретные эскизы своего нового спектакля «Войцек», нас якобы впустили в лабораторию мастера, где видео на больших экранах сверху не было демонтировано, и режиссер увлеченно повторял «а здесь должны быть звезды». Перед показом Жолдак всех предупредил — это первый прогон, много чего будет не так. О том, что в «Войцеке» Жолдака, собственно нет Войцека, даже как-то неприлично говорить, режиссер давно всех приучил, что это ханжество — видеть, и, не дай бог, искать в его работах еще кого-то кроме него самого.
  • Парад румунського театру: Національний театральний фестиваль в Бухаресті

    Кістяк театрального фестивалю в Бухаресті — найголовнішої театральної події року в країні — складався із набору вистав за класикою, поруч із якими виборювала собі місце молода румунська альтернатива. Окрім насиченої театральної програми, фестиваль мав також теоретичну частину, де можна було послухати лекції відомого американського режисера та теоретика театру Річарда Шехнера, відвідати презентації книжкових новинок на театральну тематику за останній рік, а також переглянути документальні фільми про Гротовського, Сару Кейн та інших театральних метрів

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?